Гибель Руслана Аушева: версия «Мемориала».
«Силовики» шантажируют родственников погибшего

17 июня 2007 года около 7 часов утра в Сурхахи Назрановского района Республики Ингушетия сотрудниками силовых структур в ходе адресной спецоперации был убит Руслан Хаважевич Аушев, 1980 г. р., проживавший по адресу: ул. Аушева, 28.


На прошлой неделе российские «силовики» сообщали о том, что в ходе спецоперации был уничтожен «один из лидеров ваххабитского подполья» Руслан Аушев. По словам представителя УФСБ по Ингушетии Александра Черепанова, Аушев, который был одним из организаторов как нападения на Ингушетию в ночь с 21 на 22 июня 2004 года, так и теракта в Беслане, уже давно разыскивался правоохранительными органами. Блокировать его удалось в селе Сурхахи. «Дом, где, по нашей оперативной информации, прятался этот бандит, был взят в плотное оцепление. Спецназовцы хотели обойтись без штурма и предложили боевику сдаться, но тот стал отстреливаться», - далее, по словам Черепанова, спецназовцы открыли по дому шквальный ответный огонь, но стрельба из дома не прекращалась, поскольку боевик укрывался в специально оборудованном и укрепленном месте на чердаке; в итоге Аушев был убит («Коммерсантъ»).

Однако сайт Ингушетия.RU, ссылаясь на информацию, полученную в Назрановском РОВД, это обвинение опровергают: «Аушев в розыске не находился, боевиком не был/…/ сообщили нашему корреспонденту в Назрановском РОВД» (Ингушетия.RU, 17.06.2007).

О неучастии Р.Аушева в противоправных действиях также сообщили ПЦ «Мемориал» родственники убитого. По нашим данным, реальная картина произошедшего в с. Сурхахи несколько отличалась от той, которую представили ряд СМИ.

Рано утром домовладения № 28 и № 30 по ул. Аушева блокировали примерно восемьдесят сотрудников силовых структур, большей частью - в масках, приехавшие на двух БТРах, шести микроавтобусах «Газель» и нескольких легковых машинах. Говорили они только по-русски, некоторые – с сильным акцентом. «Силовики» проникли сразу в два домовладения.

По словам хозяина дома № 30, Исропила Абдул-Мажитовича Аушева, 1955 г. р., он сидел во дворе и перебирал четки, когда «силовики» взяли его на прицел. Несколько человек перелезли через забор, приказали ему задрать рубашку, затем - повернуться спиной после чего спросили, кто он такой и кто находится в доме. Исропил назвался, и сказал, что в доме - только члены его семьи. Подталкивая Исропила дулом автомата, военные вслед за ним вошли в дом и приказали всем выйти на улицу. Вместе с Исропилом в доме проживает его сестра Хадижат, племянник Магомед Османович Аушев, и Михаил Аушев с женой и шестью детьми. Когда они вышли на улицу, всех, включая женщин и детей, поставили у стены и обыскали. Мужчин отделили и положили на землю лицами вниз. Прикрываясь Исропилом, «силовики» тщательно досмотрели дом чердак и прилегающие хозпостройки, докладывая после проверки каждой из комнат по рации: «Все чисто». Обыск продолжался почти полтора часа, после чего во двор вошла основная группа «силовиков».

Таким же образом обыскивали соседний дом № 28, принадлежащий Хаважу Хамоевичу Аушеву. Примерно в 5.30 более двух десятков «силовиков» окружили его дом и крикнули, чтобы вышел хозяин. Хаваж и его старший сын Тимур вышли с поднятыми руками, на них надели наручники, отвели под навес и положили на землю. Из дома вывели женщин, детей, и отвели их к соседям, а помещения тщательно обыскали. Младший сын хозяина, Руслан, перед утренней молитвой также был дома, но потом ушел, - Хаваж говорит, что не знает, куда. Очевидно, что Р.Аушев пытался скрыться от «силовиков», спрятавшись в соседнем доме.

Около 7.00 один из стоявших в оцеплении, выстрелил из гранатомета по чердаку дома Исропила Аушева. Началась интенсивная стрельба, - в течение 20 минут чердак обстреливали со всех сторон, в том числе и со двора и из дома № 28. После этого «силовики» стали избивать Исропила ногами и прикладами, обвиняя во лжи, - тот пытался возразить, что-де они сами тщательно досмотрели его дом и никого не обнаружили. Исропилу Аушеву, Магомеду Османовичу Аушеву и двум сыновьям Михаила Аушева, - Хасану, 1986 г. р., и Хусену, 1988 г. р., - связали за спинами проволокой пальцы обеих рук и вывели со двора. Магомеда положили на пол «Газели». Хасана и Хусена затащили в БТР. Магомеда и Хасана стали бить ногами и обрезками железных труб. Исропила завели обратно во двор, чтобы он опознал тело убитого на чердаке, - это оказался Руслан Хаважевич Аушев, проживавший в доме №28, и, вероятно, спрятавшийся на чердаке соседнего дома. У убитого отсутствовали кисть правой руки, и частично - кисть левой руки, на теле - множественные осколочные ранения и рваные раны. Он мог быть убит выстрелом гранатомета. Обнаружили Руслана якобы при помощи специальных тепловизоров, - об этом «силовики» сами сказали Исропилу.

После опознания Исропилу дали подписать протокол. В протоколе, впрочем, не было указано, что из дома Исропила Аушева после обыска пропали: документы (паспорта, метрические свидетельства, техпаспорт на машину, военные билеты и др.), 40 тысяч рублей, два магнитофона, пять золотых колец, женские золотые часы, золотая цепочка. Из дома Хаважа Аушева пропали 300 тысяч рублей и 5 000 долларов, ювелирные золотые украшения и др.

По словам Хаважи Аушева, после того как стрельба закончилась, «силовики» приказали ему перекидать две сотни снопов сена, чтобы убедиться, что под ними ничего нет. Ему показали два непрозрачных пакета, сказав, что там вещи из его дома, которые они забирают с собой. Хаважа заставили подписать несколько бумаг в присутствии двух сотрудников силовых структур, выступавших в качестве понятых. В ходе проведения обыска «силовики» выбили почти все окна, сломали двери, мебель, разбросали вещи.

Перед тем как уехать, «силовики» БТРом выбили ворота дома № 30, раздавили стоявшую во дворе машину Хасана Аушева (ВАЗ 2108, регистрационный номер: с 810 ат, 6-й регион), затем БТРом сильно повредили сам дом, построенный из саманного кирпича. Труп Р.Х.Ашуева увезли с собой, но выдали родственникам через четыре часа.

Примерно в 11.30 Исропила Абдулмажитовича Аушева, Хасана Михайловича Аушева и Хусена Михайловича Аушева на БТРе доставили в здание УФСБ по РИ в г. Магас. Там их допрашивали до 17.00. После допроса отпустили.

Магомеда Османовича Аушева военные повезли отдельно на а/м « Газель». Дальнейшее известно из его рассказа. По словам М. Аушева, «силовики» сказали, что отвезут его в г. Владикавказ и передадут своим осетинским коллегам.

По дороге его били ногами в область почек и по голове. Магомед слышал, как на постах военные представлялись сотрудниками ФСБ и беспрепятственно проезжали дальше. Он так же слышал их разговор между собой: они намеревались сменить номер на машине. В какой-то момент машина остановилась. Один из сопровождающих принёс черный пакет, который надели на голову Аушева. По прибытии на место пакет с головы сняли и завели Магомеда в большое здание. Аушев предполагает, что это было или здание ФСБ или здание УБОП в г. Владикавказ. Большинство из находившихся там людей, разговаривали по-осетински. Магомеда привели в сырую комнату на четвертом этаже. К большим пальцам ног ему привязали провода и стали пропускать ток. При этом его обливали водой. «Силовики» не задавали вопросов. Они изначально утверждали: им было известно, что Магомед укрывал на чердаке Руслана Хаважевича Аушева, о том, что он знал о местонахождении схрона с оружием, который они обнаружили рядом с Алханчуртским каналом. Говорили, что заставят его в этом признаться. Кто-то из находящихся в комнате предложил позвать «Витю»: «У него погибли в Беслане родные, он с ним поговорит как надо». К счастью, «Витю» не нашли. Магомеду надели на голову пакет, вывели из здания, посадили в машину и привезли в неизвестное место. Аушева сбросили в яму глубиной 1,5 метра (ям было несколько) и стали обливать водой. Затем стали закапывать Аушева, приговаривая: «Во имя отца, сына и святого духа». Кто-то из них сказал: «Если будем возвращать ингушам труп, то желательно, чтобы он был свежим». При этом палачи убеждали свою жертву в том, что он пропадет без вести, и что они закапали многих, таких как он. Кроме того, на Магомеда надели два бронежилета и стали в упор расстреливать из пистолета. Стреляли по очереди.

Убивать Аушева не стали, его отвезли в то же здание, где допрашивали в первый раз. К пальцам ног снова подсоединили провода, с комментарием: «Будем слушать Колю Баскова», - стали пытать током. Так же били резиновыми дубинками по почкам и по пяткам. Магомеда опять заставляли сознаться в укрывательстве Р.Х. Аушева, в преступлениях, которые он не совершал, спрашивали о неизвестных ему людях. Через какое то время в комнату зашел человек очень крупного телосложения. Он был в резиновых перчатках. Этот человек пригрозил Магомеду, что если он не подпишет бумаги, которые ему скажут подписать, все, что было до этого, покажется ерундой. Если же он согласится, его отпустит. Магомед вынужден был согласиться. Он подписал, не читая, несколько бумаг. Затем ему дали ознакомиться с распиской, в которой было написано, что он, Магомед Аушев, 1 июня 2007 года якобы получил от военных 35 тысяч рублей за то, что повесит голубую тряпку на ворота, если к ним придет Руслан Аушев. Что он и сделал в ночь на 17 июня 2007 года (на самом деле такого договора не существовало).

Магомеду также дали номер сотового телефона. По нему он должен был позвонить и договориться о встрече 18 июня в 13.00 в районе автовокзала г. Назрань. В противном случаи пригрозили убить братьев и похитить его самого, даже если он уедет к родителям в г. Якутск. Для убедительности «силовики» привели несколько случаев, когда ранее задержанные люди отпускались на таких же условиях и не выполняли договоренности, после чего они или пропадали без вести или были уничтожены. Назвали несколько фамилий: Олигов, Муцольгов, Муталиев.

Когда допрос Магомеда Аушева завершился, ему на голову надели черный пакет, посадили в машину и повезли в неизвестном направлении. И в этот раз Магомед слышал разговор «силовиков» о том, что нужно сменить номера. Для этого они заехали в какое-то место. Магомед также запомнил, что по дороге их машина сбила мальчика на велосипеде. Некоторое время «силовики» по-русски и осетински улаживали этот конфликт. Затем Магомеда выбросили из машины. Когда он снял пакет с головы, то увидел, что находится на обочине дороги Али-Юрт - Сурхахи.

18 июня Магомед Аушев позвонил по номеру, который ему дали «силовики», и перенес встречу на другой день, сославшись на то, что должен присутствовать на похоронах Руслана Аушева, состоявшиеся в тот же день в доме Хаважа Аушева.

В тот же день Магомед Аушев обратился с письменным заявлением день в ПЦ «Мемориал», в котором просить оградить его от произвола сотрудников силовых структур и оказать ему содействие в защите его прав.

20 июня с письменным заявлениями в ПЦ «Мемориал» обратились Хаваж Аушев и Хасан Аушев. В устной форме они попросили оказать содействие в получении обратно документов, похищенных из дома. Так, Хасану Аушеву не были возвращены: паспорт, водительское удостоверение, техпаспорт на а/м ВАЗ-2108, студенческий билет, удостоверение помощника полномочного представителя партии «Свобода и народовластие», аттестат об окончании средней школы.


Приложения:


В ПЦ «Мемориал»
от Аушева Хасана Михайловича,
проживающего по адресу: Назрановский район,
с. Сурхахи ул. Аушева, 30.


Заявление

17 июня 2007 года 4 часа 30 минут утра после утреней молитвы я лег обратно спать. Спустя некоторое время я услышал женские крики, после чего я оделся и вышел из дома. У нас во дворе я увидел своего дядю Исропила, двоюродного брата Магомеда и людей в камуфлированной форме и с масками на голове, вооруженные автоматическим огнестрельным оружием, которые окружали наш дом, где я проживаю со своей семьей. В этот момент я увидал примерно человек 50, которые кричали: выходите все из дома с поднятыми руками. Меня обыскали и заставили поднять рубашку. Следом за мной вышли все остальные, кто находился в доме. Меня поставили к стенке с поднятыми руками, а женщин и детей увили в другую сторону. После чего, прикрываясь как живым щитом моим дядей, они обыскали весь дом, включая чердак подвал и сараи. После окончания обыска все находились во дворе. Моей маме они сказали, что им нужен стол. Мама повела их в дом, в этот момент один из них крикнул: позовите дока. Они все вмести зашли в дом в этот момент дока начал кричать, что кто-то есть в доме. Началась стрельба, и раздался взрыв, все кто стоял во дворе, легли па землю. Стрельба велась со всех сторон с автоматов и пулеметов. На улице нас заставили ползти до БТРа, где мне и моим близким связали проволокой руки. Я слышал, как па рации приказали стрелять из гранатометов и еще добавить с пулеметов. Примерно через полчаса нас всех четверых посадили в БТР. Когда мы находились в БТРе к нам подходили разные сотрудники в масках и задавали очень много различных вопросов, это длилось около часа. После чего Исропила повели обратно во двор. Спустя некоторое время его привели обратно в БТР. Потом забрали Магомеда, моего двоюродного брата. Спустя некоторое время Исропила снова забрали. В момент, когда Исропила привели обратно в БТР, я слышал, как другой БТР разрушает наш дом. На БТРе нас троих доставили в город Магас в здание ФСБ, где несколько часов допрашивали и уже вечерам нас троих опустили домой. Кода я приехал домой я увидел, что наш дом полностью разрушен, мебель переломана, вещи испорчены. Мама сказала, что из дома пропали документы все ювелирные украшения (5 колец, часы с браслетом, две пары сережек, цепочка с кулоном), деньги 42500 рулей, два аудио магнитофона, телевизор и 2 мобильных телефона. БТРом был раздавлен мой автомобиль ВАЗ-2108.

Прошу Вас оказать содействие в защите моих конституционных прав.


20 июня 2007 года               п/п               Аушев Х.М.



В ПЦ «Мемориал»
от Аушева Хаваша Хамоевича,
проживающего по адресу: Назрановский район,
с. Сурхахи, ул. Аушева, 28.


Заявление

17 июня 2007 года 5 часов 30 минут утра неизвестные люди в камуфлированной форме и с масками на голове вооруженные автоматическим огнестрельным оружием, окружили дом где я проживаю со своей семьей начали кричать, что бы хозяин выходил с поднятыми руками. Когда я вышел с поднятыми руками, меня заставили поднять рубашку. Следом за мной вышел мой старший сын Тимур, а моего младшего сына после утреней молитвы я не видел, он куда-то ушел, и па нас на меня и Тимура сразу отдели наручники. После чего нас завили под навес за домом и заставили лечь на землю. В тот момент, когда нас уводили под навес, моя семья находилась в доме, примерно 15-20 сотрудников силовых структур ворвались в дом. После того как они ворвались в дом, они отвели женщин и детей к соседям. На мои просьбы хоть соблюдать закон и проявить уважения к моему возрасту, мне ответили, чтобы я жаловался к Путину и Зязикову. Через какое то время началась стрельба со всех видов оружия гранатометов, пулемётов и автоматов. Во время стрельбы те сотрудники, которые стояли над нами наносили по нам удары ногами. Когда стрельба прекратилась, один из них приказал привести хозяина и меня повели к нему. Когда меня подвели, он приказал снять наручники с моих рук и спросил, что под сеном, ели погреб. Я ему ответил, что там кроме сена ни чего нету, тогда они начали смеяться, и заставили меня, старика, выкинуть все 200 пачек сена, предупредив, что если я откажусь, то они подожгут сена и тогда вместе с сеном сгорят все постройки во дворе. После этого ко мне подошел человек без маски, с ним были два молодых солдата славянской внешности, он сказал, что эти солдаты понятые, и что мы пойдем сейчас проводить обыск. Когда мы зашли в дом все стекла были разбиты, мебель сломана, вещи разбросаны, в этот момент уже прошло два часа, как они хозяйничали в моем дворе. Я ему сказал, что все, что вы хотели вы уже сделали и обыск и погром. После чего они мне показали какие-то непрозрачные пакеты, сказав, что там вещи с моего дома, которые они забирают с собой, и заставили меня подписать примерно 4-5 бумажки. В конце один из них сказал, что они пришлют повестку, и я должен буду прийти к ним. После чего все сотрудники ушли, и я увидел разрушенный дом моего соседа, Аушева Исропила, который является моим родственникам. Я зашел к нему во двор, где мне сказали, что забрали четверых моих соседей. Там же мне сказали, что из их двора забрали труп моего младшего сына Руслана, но не кто из нас не знает, как он оказался в этом дворе.

Сразу ко мне во двор и во двор моего соседа начали подходить односельчане. Собралось очень много людей, которые выражали возмущение произошедшим и свои соболезнования по поводу убийства моего сына. Мне сказали, что нужно подготовить все необходимое для похорон и то, что за телом моего убитого сына уже поехали. После чего я зашел к себе домой и сказал, что бы срочно навели в доме порядок. Примерно через четыре часа привезли труп моего сына, и мы похоронили его в соответствии с нашими традициями в тот же день. Когда женщины наводили порядок, они обнаружили, что из нашего дома пропали все сбережения: 300 тысяч рублей и 5000 тысяч долларов США, все ювелирные украшения моей жены и снохи, медицинский аппарат для измерения давления у человека, электрическая машинка для стрижки волос – это только те пропажи, которые обнаружили сразу после ухода представителей силовых структур. Досконально дом ни кто из нас не проверял в связи с похоронами моего сына Руслана.

Прошу Вас оказать содействие в защите моих конституционных прав.


20 июня 2007 года               п/п               Аушев Х.Х.