На триумфальной площади в Москве прошел митинг в поддержку кандидатуры В. К. Буковского на президентских выборах 2008 г.

Мент или зэк?

20 октября на Триумфальной площади в Москве, рядом с памятником Владимиру Маяковскому, прошел митинг в поддержку Владимира Буковского, выдвигаемого кандидатом в президенты Российской Федерации. Митинг был санкционирован мэрией Москвы.

Заявители указали ориентировочное число участников – 500 человек. Перед началом митинга казалось, что соберется от силы 300 старых «политических зэков», но затем люди стали стремительно заполнять отведенную площадку, появилось много молодежи и в течение часа число участников, по меньшей мере, удвоилось.

Митинг вел один из участников инициативной группы по выдвижению кандидата, лидер движения «Мы» Роман Доброхотов.

Координатор инициативной группы Владимир Кара-Мурза напомнил, что 40 лет назад на этой площади небольшая группа людей осмелилась бросить вызов тоталитарному государству. «В арсенале властей были тюрьмы, лагеря, психушки – весь репрессивный аппарат Комитет государственной безопасности. Единственным оружием инакомыслящих было слово. И, конечно, честность и гражданское мужество... В первых рядах этих людей был Владимир Константинович Буковский. Он прошел все – и тюрьмы, и лагеря, и психушки, в конце концов его выкинули из страны в наручниках, прямо с тюремной койки. Но так и не смогли ни запугать, ни сломать, ни купить. Сегодня, когда власть в нашей стране захвачена чекистами, выкормышами Андропова, которые пытаются переписать нашу историю, хвалят Сталина, роспуск тоталитарной империи называют крупнейшей геополитической катастрофой, мы должны предоставить обществу нравственную альтернативу, бросить нравственный вызов этой власти. И мы должны выдвинуть лидера, который знает, как побеждать чекистов. Владимир Константинович Буковский снова в Москве. Как и 40 лет назад, он готов к борьбе и готов к победе».

«Это было почти 50 лет назад», – с такой поправки начал свое выступление 65-летний Владимир Буковский. Кандидат был очевидно взволнован и совсем не по погоде одет – легкий куртка и простая рубашка не очень подходили для этого холодного и влажного дня.

«50 лет назад на этой площади, после 30 лет террора возрождалась и возродилась свобода слова, свобода собраний, свобода печати. Каждую неделю на эту площадь приходили сотни и тысячи людей послушать стихи запрещенных, расстрелянных, репрессированных поэтов. С этого все и начиналось. Здесь же зародился самиздат, здесь же зародилось движение, ставшее впоследствии правозащитным. Здесь же чекисты – нынешние наши управители и "спасители" – разгоняли нас, били, таскали по милицейским отделениям.

В 1991 году, после 15-летнего изгнания, я пришел на это место, чтобы почтить память наших погибших товарищей, в первую очередь Юры Галанскова. Тогда в стране была эйфория. Люди верили, что наконец избавились от чумы коммунистического режима. Именно на этом месте я предупреждал тогда, что не нужно обольщаться, что дракон еще не сдох. Он ранен, у него перебит хребет, но еще много нужно сделать, чтобы он был добит. Рано праздновать победу.

Тогда, в 91-м, еще многие возможности не были упущены. Я предлагал тогда провести суд над коммунистической системой наподобие Нюрнбергского или, по крайней мере, международную комиссию историков, с тем чтобы все преступления коммунистического режима были вскрыты, опубликованы и было вынесено осуждение этого режима как преступления против человечества. Это можно было сделать, но не захотело российское общество, которому это показалось слишком радикальным, не захотел Ельцин, не захотел и Запад, который называл это "охотой на ведьм".

Ну что ж, ведьмы ожили и теперь охотятся на нас. И опять, через 15 лет вынужденного отсутствия, я здесь, на этом месте. И предупреждаю опять, что дракон вернулся. 15 лет назад было много надежд. Сегодня их почти не осталось. Сегодня мы видим, как чекистская власть уничтожает остатки институтов демократии, уничтожает свободу прессы, а свободу слова, демонстраций и собраний ущемляет полицейскими средствами.

Выборы превратились в формальность. Оппозиции не оставлено места в политике.

Нарушены основы российской государственности, суверенитет ее субъектов.

Ради чекистского самоутверждения уничтожается маленькая кавказская нация, и то, что планировалось как короткая победоносная война, как инструмент прихода к власти, превратилось в открытую рану на теле страны. Это война, вопреки всем обещаниям, распространилась на весь Северный Кавказ и заразила все общество.

Вновь путем шантажа, угроз, а то и прямого вмешательства во внутренние дела соседних государств восстанавливается былая сфера советского "влияния".

Нефтяные и газовые богатства страны, вместо того чтобы приносить благосостояние нашему народу, используются в качестве стратегического оружия для борьбы за мировое господство.

Вновь возрождается идея "враждебного окружения". Возрождается гонка вооружений, которая однажды уже разорила нашу страну, обанкротила ее.

В стране насаждаются шпиономания, ксенофобия, поощряются фашистские движения.

Вновь появились политзаключенные, что в нашей стране с ее историей есть симптом смертельной болезни. Задыхается в своей камере астматик Михаил Трепашкин. Искалеченный Борис Стомахин отправлен этапом в зону. Группа ученых лишена свободы только за то, что пыталась поддерживать контакты со своими зарубежными коллегами. Непокорные бизнесмены сосланы в каторгу.

Переписывается заново история. Вновь учебники будут утверждать школьникам, что преступлений прошлого не было, а палач нашего народа, истребивший десятки миллионов людей, называется мудрым руководителем.

Политические убийства стали нормой.

Экономическое развитие задушено чекистскими мафиозными переделами. В целом ряде отраслей произведена ренационализация, а малый и средний бизнес удушаются поборами.

Произвол, происходящий сегодня в нашей стране, настолько масштабен, что его даже трудно охватить. По многим опросам, проведенным недавно, до 4% жителей нашей страны ежегодно подвергаются пыткам со стороны правоохранительных органов. Любой человек сегодня может оказаться жертвой заказного "дела" или даже оказаться в психушке, что я считал уже навеки изжитым у нас пороком.

Опять, как и 50 лет назад, у нас нет правительства. У нас есть власть. У нас нет граждан – а есть подданные. И даже эти подданные не очень интересуют власть. Все, что ей надо, это 15-20 миллионов, чтобы обслуживать трубу да их прихоти. А остальные – пусть перемрут, и чем раньше, тем лучше. Меньше хлопот.

Таковы результаты 8 лет правления этой чекистской власти.

Вопрос состоит в том: хотим ли мы ее продолжения? Мы видели, к чему она приводит, мы можем подвести итоги.

Нам говорят: обеспечена стабильность. И это стабильность, которой мы должны гордиться. Что произойдет с этой "стабильностью", как только цены на нефть и газ пойдут вниз?

Нам говорят: мы опять великая держава. Которую все уважают. Ну, по крайней мере, боятся. Боятся! Я никогда не думал, что мы – действительно большая и выдающаяся нация! – должны гордиться тем, что нас боятся. Боятся ведь и сумасшедших тоже. Чему же тут радоваться?

К сожалению, 15 лет назад, когда все это можно было исправить, не дал нам мир, не дало российское общество прикончить этого монстра. И сегодня он возрождается. Возрождается, прежде всего распространяя мифы.

Миф о том, что Россия обвалилась в пропасть, а мужественные люди-чекисты ее спасли. Врут чекисты. Страна была обречена. Ее развалили 73 года правления коммунизма, а вовсе не два года лихорадочных попыток реформ. И кто же это делал? А вот эти самые мужественные чекисты, наши спасители, которые теперь делают вид, что не имеют к этому отношения. Они, мол, только защищали государственную безопасность. Врут чекисты. Не государство они защищали, а партию. Они, по выражению Ленина, были "вооруженным отрядом партии", призванным защищать эту партию от своего собственного народа.

Это они уничтожали десятки миллионов людей – лучших людей в этой стране, это они уничтожили 10 миллионов крестьян, это они загоняли людей в колхозы и в ГУЛАГ, они разгоняли наши митинги на Маяковской площади, они сажали людей в тюрьмы за распространение самиздата. И теперь, собравшись в комок и проведя огромную работу в 90-е годы по блокированию любых реформ и продвижению своих коллег на все важные правительственные и государственные посты, они наконец узурпировали власть.

Они нарушили Конституцию, они совершили государственный переворот. И, конечно, вполне свойственно их профессии, вполне свойственно их близорукости, считая крушение СССР катастрофой, пытаться реставрировать советскую власть, ее былой режим с его репрессиями и агрессией.

Что мы должны теперь делать? Как нам с этим бороться?

Очевидно, что задача, которая стоит перед нами, грандиозна. Нам нужно сменить весь политический режим, установившийся за последние 10 лет. Это задача грандиозная сама по себе, а имея перед собой коварного, грозного, хорошо окопавшегося врага, легко признать ее даже невозможной.

С моей точки зрения, у нас есть надежда только на одно – на чудо. Но это чудо уже происходило у наших соседей. Это чудо – массовое волеизъявление народа, который может смести любые преграды.

Нам говорят скептики, что это невозможно. Они говорят, что рейтинг правительства слишком высок. А народная пассивность слишком велика. Так ли это?

Впервые мы предлагаем черно-белую альтернативу. Впервые российские граждане будут иметь на выборах выбор, дотоле не предлагавшийся, а именно: или мент, или зэк?

В нашей стране, с ее гулагами и произволом, который мы видим сегодня, наверняка больше бывших зэков, чем ментов. И я очень сомневаюсь, чтобы кто-нибудь из них предпочел мента. (Аплодисменты) Ни один зэк не хочет и не согласится жить в "красной зоне".

Россия каторжная, Россия пытанная должна сказать свое слово. Это тоже Россия, другая Россия.

Мы видели, к чему привели 8 лет правления чекистской корпорации. Хотим ли мы его продолжения? Готовы ли мы к тому, чтобы наши дети и внуки каждый раз в страхе перебегали на другую сторону улицы, завидев милицейскую форму? Готовы ли мы вечно платить дань каждому бандиту в погонах, который постучится в нашу дверь? Будем ли мы и впредь безропотно отдавать наших детей на алтарь Молоха современной российской армии? Будем ли мы их так же безропотно отдавать на пытки и унижения в гулаги? Так ли навечно зависнем мы на чекистском крюке?

Мы предлагаем альтернативу. Слово теперь за страной.

Я не верю, что мы готовы век за веком бежать из своей страны – на Дон, в Сибирь или за тридевять земель, оставляя наш дом новым оккупантам. Пора наконец остановиться и защищать наш дом.

И если страна к этому готова, вот ей шанс. Боюсь, что это последний шанс».

Затем выступили участники инициативной группы по выдвижению кандидата в президенты и другие люди, поддерживающие Владимира Буковского.

Руководитель Петербургского гражданского комитета Светлана Гаврилина: «Петербург считается городом путиных, черкесовых и – не буду перечислять всю шайку-лейку, которая сейчас обитает в основном в Москве. Это не правда. Есть другой Петербург! Есть Петербург, который протестует против того, чтобы в городе возводился символ энергетической державы, так называемый Газпром-Сити. Есть много организаций и людей, которые поддерживают выдвижение Владимира Константиновича Буковского, потому что они против власти гэбья. В 91-м мы уже один раз брали Смольный, но, как говорится, не додавили тогда. Я надеюсь, что все еще впереди – у нас, и у вас. За нашу и вашу свободу!»

Координатор инициативной группы по защите Михаила Трепашкина Михаил Кригер: «Я хотел бы влить свой голос в тот горький и всенародный плач, который с подачи наших мэтров культуры Михалкова и Церетели начинается по всей стране по поводу ухода с президентского поста нашего горячо любимого, единственного, гениального, божественного и далее все эпитеты Владимира Свет-Владимировича. Как мы будем жить без Него, родные вы мои?!! У нас на 140 миллионов человек только Один такой руководитель и есть! Кто поставит нам елки в Новый Год, дорогие друзья? Вся наша тысячелетняя история – была только предысторией появления Его! В связи с этим со всем я шлю свой пламенный горячий привет и сердечную благодарность в далекую Англию! Потому что если бы Борис Абрамович не разглядел бы среди 140 миллионов нас вот такое Существо, которое только и способно так осчастливить нас всех, – ведь согласитесь, какая прозорливость была нужна! Спасибо вам, Борис Абрамович, за этот бесценный и щедрый дар!»

Член генерального совета Транснациональной радикальной партии Николай Храмов: «Все ждали, что сюда приедет второй Солженицын, совесть нации, бывший политзэк, писатель – и все были удивлены, потому что это все так, приехал писатель, аналитик, нравственный авторитет. Но дело не только и не столько в этом. Я и вместе со мной множество людей, бывших на встречах с ним в эти дни, мы почувствовали нечто большее – сюда приехал человек, который будет драться вместе с нами! Сюда приехал современный, информированный, расчетливый, умный политик, которому есть что сказать, который знает, как это сказать. Русский политик и одновременно западный политик – именно такой политик, какой нужен нам здесь!

Вся история с его выдвижением стала событием мировым – смотрите не в наши б...ские СМИ – смотрите во все мировые СМИ. Но этим дело не кончается.

Через неделю или через две недели, когда мы соберем 500 человек, чтобы заверить это выдвижение, чтобы нам разрешили собирать подписи, рано или поздно, и, может быть, даже рано – нас остановят на этом пути. Друзья мои! Но мы же собрались не для того чтобы закончить нашу работу через неделю и даже не в марте 2008 года. Мы начинаем нечто гораздо более важное – создание снизу, не сверху и не со Старой площади, нового движения. Движение сильное, широкое, которое скажет чекистской власти, кто она есть, и нам всем, что нужно сделать, чтобы этой власти больше не было.

Мы должны, прежде всего, демонтировать избирательную систему, партократическую, которую нам установили, с партиями, создаваемыми на Старой площади. Только мажоритарная англосаксонская система! Владимир Константинович сказал об этом. С этого должно начаться создание новой политической системы России.

Друзья мои! Я думаю, что это только первый митинг нового рождающегося политического движения, которое мы с вами уже начинаем отстраивать. Запомните, пожалуйста: bukovsky2008.ru и bukovsky2008.org. Это наша стартовая площадка. Мы начинаем работу – давайте работать вместе».

Политиолог Владимир Прибыловский: «Думаю, вы все знаете всенародную частушку. Я не буду читать ее по-русски, чтобы матом не ругаться. Один мой друг-филолог в 79-м году перевел ее на латинский язык. На древнегреческий, кажется, тоже перевел, но по-древнегречески я не запомнил. По латыни она звучит так:

Mutaverunt grobianum in Luisum Corvalanum. Ubi moeham invierint, ut in Leonid muterint?»

(Частушки на латыни микрофон не выдержал и в процессе чтения дважды выходил из строя).

Поэт, прозаик и журналист Дмитрий Быков: «Я прежде всего сторонник Владимира Буковского как писателя, поскольку мне кажется, что "И возвращается ветер..." – это очень полезная книга, и в ней лишний раз доказывается, что самое омерзительное чувство – это страх. Страха сейчас очень много. Это вещь липкая и заразительная. Чего боятся люди – совершенно непонятно. Они даже самим себе боятся признаться, что в сущности их пугают разные ничтожества. Они не хотят об этом думать. Они переживают привычное состояние.

Мне очень приятно, что страх не тотален, не всеобщ, что есть много людей, на который он не действует, у которых есть иммунитет. И поэтому их жизнь не превращается в мелкое и постыдное доживание, а по-прежнему полна интересных и приятных вещей. Конечно, верить в политические чудеса не нужно, иллюзии бессмысленны и вредны, и по большому счету мы находимся здесь не для того, чтобы что-то радикально поменять, это маловероятно. Мы пришли сюда порадоваться тому, что нас, приличных людей, еще чрезвычайно много, и мы можем наконец увидеть вокруг себя лица, а не рыла, которые повылезли отовсюду и радостно друг другу подмигивают. Мы пришли увидеть человеческие лица.

Моя основная профессия – филолог, и я очень рад, что рядом с Владимиром Буковским стоит другой Владимир – Маяковский, который своей жизнью и судьбой доказал, как опасно терять лицо. Я уверен, что мы эти лица с Божьей помощью не потеряем».

Сотрудник Правозащитного центра «Мемориал» Андрей Миронов: «Я вынужден здесь выступить в подтверждение того, о чем говорил Владимир Буковский. Я тоже когда-то сидел по 70-й статье и вижу, что, к сожалению, времена возвращаются. Мне напомнили об этом два дня назад утром. Позвонила моя старая знакомая, журналистка с телевидения, прошедшая за 18 лет все горячие точки, какие только были. Мы с ней познакомились в Чечне. И вот что она мне сказала. 6 сентября был произведен налет на ее квартиру. Ее избили. В результате тяжелое сотрясение мозга, поэтому только в середине октября она смогла позвонить. Избили ее семидесятилетнюю мать и двух дочерей, девяти лет. Одной выбили зубы. Детей выгнали из школы, они больше не учатся. Сказали, что кинут в психушку до конца выборов. Это все происходило в Казани. Зовут эту журналистку Наталья Петрова.

Что здесь важно? Причина, по которой напали. Дети – не той национальности. Отец чеченец. Поэтому их выгнали из школы. Почему напали на саму Наташу? Потому, что она делала примерно то же, что Аня Политковская. Ее не только били, о ее тело гасили сигареты. Кто это делал? Ну, это делали не хулиганы с улицы. После этого мероприятия ее повезли в отделение милиции. Делали это, конечно, сотрудники МВД. Скорая помощь, которую вызвали соседи, не понадобилась, потому что никого к ней не подпустили.

Так вот, я хочу обратиться прежде всего к коллегам Наташи по цеху, к журналистам. Не ждите, пока вашим детям выбьют зубы и пока о ваше тело будут гасить сигареты. Советская власть возвращается не только в виде советского гимна, а еще и вот так. Пока давят коллег в Казани и в Нижнем Новгороде, не надо успокаиваться в Москве».

Кроме того, на митинге выступили главный редактор интернет-газеты «Грани.ру» Владимир Корсунский, бывший депутат Мосгордумы Дмитрий Катаев, представитель движения «Свободный радикал» Дмитрий Митрошкин, ведущий митинга Роман Доброхотов.

Заключительное слово снова произнес Владимир Буковский, который поблагодарил всех, кто пришел, не побоявшись... собиравшегося весь день, но так и не начавшегося дождя.

«Я приехал потому, что опять стали бояться. А я знаю, когда стали бояться, надо встать и сказать: вот он я, я не боюсь!

Я приехал потому, что опять возникло уныние: нас слишком мало, а противник слишком силен. Я приехал напомнить: нас было еще меньше, а противник был еще сильнее.

У нас не было тогда таких замечательных инструментов, как интернет. У нас не было хоть каких-то СМИ, и все, что мы могли использовать, это были радиостанции "Голос Америки", ВВС, "Свобода" – и даже это было довольно сложно использовать. Но мы, тем не менее, выжили и выиграли. Мы выиграли уже тем, что противник не мог нас убить, сломать и заставить подчиниться. Потому что в конечном итоге весь пафос наших действий, весь их смысл сводился к одному: если вам хочется строить вашу тюрьму, вы в силе это делать – я не могу вас остановить, но я ее делать не буду. И заставить меня вы не сможете.

Я рос в послесталинское время, когда мы к своему ужасу узнали, как много миллионов людей было убито буквально за несколько лет до нашего рождения нашими же соотечественниками. Мы спрашивали своих родителей: что вы делали в это время, как вы могли это допустить? Они молчали. И я тогда же, будучи подростком, понял: что бы со мной ни произошло, я буду точно знать, что ответить этим внукам и детям друзей. Я буду точно знать, где я был и что я делал в это страшное время.

Сегодня времена возвращаются к тем далеким и казалось бы навсегда ушедшим временам. Внезапно то, что я считал историей, стало современностью. Возвратилась и моя книжка, которую я уже считал никому не нужной. Возвратился и я, хотя уже давно думал, что мне можно сидеть в Кембридже и заниматься розами в саду. Оказалось, что нет. Я очень рад, что вы пришли. Вас больше, чем было нас, и будет еще больше. Не надо отчаиваться и надо делать то, что ты считаешь себя обязанным делать. А остальное приложится. Благодарю вас!»


Подготовил Николай Гладких,
Международный «Мемориал»

Фото Анастасии Кириленко