«Возвращение имен»

29 октября с 10.00 до 22.00 часов на Лубянской площади у Соловецкого камня в Москве Международное историко-просветительское и правозащитное общество «Мемориал» провело акцию «Возвращение имен», посвященную памяти жертв политических репрессий.

Цель акции, впервые проводившейся в год 70-летия Большого террора и в преддверии государственного Дня памяти жертв политических репрессий 30 октября, – поименно вспомнить людей, расстрелянных в Москве в годы сталинских репрессий.

Списки с фамилиями, датами смерти и краткими сведениями о расстрелянных вручались всем пожелавшим принять участие в поминовении. Затем каждый устанавливал свечу у Соловецкого камня – мемориалу жертвам политических репрессий.

С утра у Соловецкого камня стояли свежие гвоздики, горели защищенные от ветра свечи, громко звучала траурная музыка. Чуть поодаль со стендов «Мемориала» смотрели черно-белые портреты расстрелянных в годы «Большого террора» – мужчин и женщин, крестьян и политработников, секретарей райкомов и обкомов, слесарей и ученых, столяров и пенсионеров. А рядом их палачи – улыбающийся сотрудник НКВД в кругу детей, растяжка с портретом «дорогого товарища Сталина» над ликующей толпой, вырезки из «Правды» того времени. А еще телогрейки, портянки и монументальные стройки, воздвигнутые руками заключенных ГУЛАГа, и рядом – истлевшие черепа, найденные на раскопках общих могил.

Под фото – крупными буквами – детские воспоминания, например, это: «Маму забрали, а я смотрела на комнатный белый амариллис и мечтала подарить его товарищу Сталину...»

На столах все желающие могли ознакомиться с объемистыми томами списков репрессированных и получить брошюру «1937: Статьи и документы» с текстами постановлений о расстрелах, выпущенную Российской объединенной демократической партией «Яблоко» по материалам, предоставленным «Мемориалом».

«Я не нашел фамилии моего репрессированного деда в списке», – сокрушается один из пришедших.

Организаторы акции заметно волновались: «Будем читать, даже если никто не придет – само по себе важно, что эти имена прозвучат». По расчетам, на десять часов требовалось 144 человека. Однако людей пришло намного больше; очередь к трибуне, с которой звучали имена погибших, постоянно росла.

Акцию начала сотрудница архива Международного «Мемориала» Ирина Островская с объявления страшных цифр: 725 тысяч человек, казненных по политическим обвинениям в СССР в 1937-38 гг., из них более 30 тысяч – в Москве.

Первые фамилии расстрельного списка прочитал Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин: «Абазов Николай Сергеевич, 63 года, председатель Среднеазиатской геополитической комиссии, расстрелян 21 сентября 1937 года; Абдулин Бари Абдулович, 38 лет, секретарь Ленинского района райкома ВКПб Курской области, расстрелян 3 августа 1937 года; Абдюханов Усман Измайлович, 23 года, красноармеец, расстрелян 9 декабря 1937 года...»

По словам В. П. Лукина, «"Большой террор" – беспрецедентное по своим масштабам и жестокости событие, и такие акции, как "Возвращение имен" призваны служить в первую очередь тому, чтобы такое больше никогда не повторилось в истории».

Список перешел в руки депутата Госдумы Владимира Рыжкова. Корреспондентам он пояснил, что трагедия коснулась и его семьи – был репрессирован его дед. Доводилось депутату и раскапывать общую могилу в одной из глухих деревень. «Я читал списки – там сторожа 60 лет. Какую угрозу они могли нести Советской власти? Совершенно очевидно, что сверху просто давались нормы плановых арестов».

Лубянка оглашалась все новыми и новыми фамилиями и неизменным рефреном: «расстрелян». К спискам, полученным от мемориальцев, некоторые чтецы добавляли имена своих родственников. А рядом, в переходе метро, можно было купить подходящий к случаю «сувенир» – гипсовый бюст товарища Сталина..

В течение дня на трибуну со списками имен выходили писатели Василий Аксенов и Людмила Улицкая, поэты Егений Бунимович и Семен Виленский, скульптор Александр Цигаль, кинорежиссер Алексей Симонов, общественные деятели Людмила Алексеева, Александр Аузан, Никита Белых, Валерий Борщов, Алла Гербер, Леонид Гозман, Гарри Каспаров, Сергей Ковалев, Юрий Самодуров, Григорий Явлинский... Самой юной участницей акции была девочка 9 лет, а самым пожилым участником – ветеран войны Илья Соломонович Нейфельд, родившийся в октябре 1919 года; в 1938-м его мать стала узницей Акмолинского легеря жен изменников родины.

В последние дни октября в Москве проходило заседание фракции «зеленых» Европейского парламента; по традиции оно проходит в разных городах Европы и в этот раз было специально подгадано к мемориальным мероприятиям в Москве. Благодаря этому в числе участников акции «Возвращение имен» у Соловецкого камня можно было увидеть легендарную фигуру Даниэля Кон-Бендита – лидера студенческой революции в Париже 1968 году, а ныне главы «зеленых» в Европарламенте.

Чтение завершил председатель правления Международного «Мемориала» Арсений Рогинский.

Всего в «Возвращении имен» участвовали 213 человек, которые прочитали 3 226 имен.

Об акции мы попросили рассказать исполнительного директора Международного «Мемориала» Елену Жемкову.

– Елена Борисовна, проводились ли подобные акции раньше?

– В таком формате акция проводится впервые. Нам казалось очень важным, чтобы День памяти жертв политических репрессий был личным, персонализированным. Мы с вами живем в городе, где когда-то до нас жили тысячи людей, которые потом были расстреляны. И нам очень важно было провести такую акцию, чтобы как можно больше родственников и людей, неравнодушных к этой теме, могли в ней поучаствовать.

– А где в Москве проходили расстрелы?

– Расстрелы происходили в разных местах. Есть свидетельства, что они осуществлялись в некоторых московских тюрьмах. Кроме того, в годы «Большого террора» - в Ближнем Подмосковье. По некоторым данным – в Бутово и Коммунарке.

– Легко ли было получить разрешение на проведение акции от властей?

– В целом это довольно сложная процедура, поскольку это центр города, здесь проходят спецтрассы и расположены здания разных государственных учреждений. Но мы заранее готовились, и проблем не возникло. Мы даже встретили абсолютное понимание и в префектуре, и в ГИБДД. Конечно, нам хотелось бы зачитать все фамилии, однако это заняло бы несколько суток. Но закон не позволяет проводить акции ночью. Мы заняли максимально возможное время, положенное по закону.

– Какие мероприятия ожидаются завтра?

– Традиционный митинг памяти жертвам политических репрессий у Соловецкого камня. В этом году – печальный юбилей, 70-летие «Большого террора». Возможно, как мы надеемся, будут представители государства. Мне кажется, был бы очень правильным венок от президента России в этот день. К сожалению, в программе передач на 30 октября государственных телеканалов нет минуты молчания. Может быть, хотя бы к Соловецкому камню они проявят внимание. Ведь это символический мемориал для тех людей, чьи могилы неизвестны. Как вы помните, он был привезен с Соловков в 1990 году и установлен на Лубянской площади 30 октября.

Анастасия Кириленко, интернет-газета «Избранное»
Николай Гладких, Международный «Мемориал»