ПРАВОЗАЩИТНЫЙ ЦЕНТР "МЕМОРИАЛ"
MEMORIAL HUMAN RIGHTS CENTER
127051, Россия, Москва, Малый Каретный пер., д. 12
Тел. +7 (495) 225-3118
Факс +7 (495) 624-2025
E-mail:
memhrc@memo.ru
Web-site:
http://www.memo.ru


Начался суд по иску Кадырова - показания ответчика Орлова

Сегодня, 25 сентября 2009 г., в Тверском районном суде г.Москвы началось первое заседание суда  в рамках разбирательства по иску Рамзана Кадырова к Правозащитному центру "Мемориал" и Олегу Орлову о защите чести, достоинства и о компенсации морального вреда.

На 14:00 выступили представители истца и ответчика. Ответчиком заявлены ходатайства о вопросе свидетелей и о приобщении к материалам дела целого пакета документов. Ходатайства удовлетворены частично. Также опрошены свидетели ответчика: сотрудница МОО ПЦ "Мемориал" Екатерина Сокирянская и заместитель руководителя московского офиса Human Rights Watch Татьяна Локшина.

Предлагаем вашему вниманию текст показаний ответчика - Председателя Совета ПЦ "Мемориал" Олега Орлова (Скачать PDF (257 Кб)).



Показания ответчика

 

Выступление Орлова Олега Петровича, ответчика по иску  Рамзана Ахматовича Кадырова о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда на судебном заседании в Тверском районном суде г. Москвы 25 сентября 2009 г.

 

 

Ваша честь,

 

Иск Президента Чеченской Республики Рамзана Кадырова ко мне о защите его чести, достоинства, о компенсации морального вреда, содержит необоснованные требования и не подлежит удовлетворению.

Сам текст искового заявления полон  сведениями и мнениями, не имеющими никакого отношения к исковым требованиям Истца, содержит утверждения, не соответствующие действительности. В частности, это касается  изложения истории знакомства и встреч Истца с Натальей Эстемировой.

Но я не буду касаться всего этого, а перейду к существу иска. Я не отрицаю, что все те слова, которые приведены в исковом заявлении и которые Истец требует опровергнуть, действительно содержатся в заявлении Правозащитного центра «Мемориал», размещённом на нашем сайте, и я их публично произносил.

Я имел все основания их произнести.

 

Давайте разберём мои слова.

«Я знаю, я уверен в том, кто виновен в убийстве Наташи Эстемировой. Мы все этого человека знаем. Зовут его Рамзан Кадыров, это президент Чеченской Республики».

 Истец утверждает, что я якобы заявлял о его причастности к убийству Наташи Эстемировой. Но я не говорил о причастности, я говорил о вине. А это разные вещи.

Слово «виновен»  я употреблял не в уголовно-правовом, а в социальном, и политическом смысле. Политическая вина Рамзана Кадырова в том, что произошло это преступление, очевидна.  Утверждение о политической вине – не сообщение о факте, а моё мнение, убеждение, оценка деятельности Кадырова на протяжении ряда лет.

Ваша честь,  позвольте мне изложить комплекс сведений, на основании которых, у меня сложилось  вышеизложенное мнение.

Речь идёт не только о том, что согласно конституции ЧР, должностные лица обязаны защищать права и свободы человека и гражданина (ст. 14 Конституции ЧР). А Президент ЧР – высшее должностное лицо Чеченской Республики (ст. 63 Конституции ЧР) и несёт ответственность за происходящее на территории Чечни.

Но Р.Кадыров не только формально, но и фактически несет ответственность за происходящее в Чеченской Республике.

Истец сам утверждает на своём сайте «рамзанкадыров» (http://www.ramzankadyrov.ru/press.php?releases&press_id=1044&month=07&year=2007)  следующее: "…За все, что происходит в республике … отвечаю я лично".

 

Многочисленные факты и сообщения СМИ  доказывают, что Р.Кадыров реально контролирует и руководит не только деятельностью гражданской исполнительной власти республики, но деятельностью правоохранительных органов в Чеченской Республике.

При этом находящиеся под его контролем сотрудники гражданской администрации и сотрудники силовых ведомств грубым образом нарушают права человека,  нередко  при этом ссылаясь на прямые указания Президента ЧР Рамзана Кадырова.

На территории ЧР создана атмосфера  безнаказанности сотрудников силовых ведомств за совершаемые ими нарушения закона. 

Естественно, представители правозащитных организаций не могут не протестовать против подобных нарушений прав человека. Наташа Эстемирова, как член и сотрудник нашей организации, собирала и распространяла информацию о нарушениях прав человека, публично резко высказывалась по данному поводу.

Вместо того, чтобы расследовать выявленные факты нарушений, высокие республиканские должностные лица публично стараются изобразить сотрудников независимых правозащитных организаций врагами республики, людьми, которые в условиях борьбы с терроризмом мешают установлению в Чечне мира и стабильности. Дело дошло до того, что с экранов телевидения раздаются слова о том, что правозащитники по сути дела являются пособниками террористов, при этом же утверждается, что пособников террористов и даже тех, что «мысленно их поддерживает» следует уничтожать.

В Чеченской Республике сложилась ситуация, в которой даже называться «правозащитником» стало опасным.

Мне представляется очевидным, что если описанная мной картина, соответствует действительности, то я имел все основания для того, чтобы сформировать мнение о безусловной политической вине  Рамзана Кадырова за то, что произошло убийство Наташи Эстемировой.

 

Какие у меня есть доказательства истинности этой изложенной в моих словах картины?

 

Доказательства того, что Р.Кадыров реально и постоянно контролирует и руководит не только органами исполнительной власти, но и правоохранительными органами в Чеченской Республике, а следовательно несёт ответственность и за их действия, и за их бездействие следующие: 

 

- материалы пресс-службы Президента и правительства ЧР, размещённые на официальном сайте Президента и правительства ЧР (http://www.chechnya.gov.ru) о том, как Р.Кадыров регулярно, по несколько раз в месяц, проводит совещания с министром внутренних дел по ЧР Русланом Алхановым, его заместителями и начальниками подразделений министерства.  

Он заслушивает их доклады, ставит перед ними задачи, даёт им указания. Причём задачи и указания носят не только общий характер, но и вполне конкретный – усилить проведение спецопераций в той или иной местности, задержать или даже уничтожить тех или иных лиц, причастных к деятельности НВФ и т.п.

Вот в моих руках находится распечатки подобных сообщений с этого сайта. Только за период с середины мая по начало сентября прошло 14 таких совещаний, то есть они проводились примерно раз в восемь дней.

На том же сайте 4 сентября был помещён материал (http://www.chechnya.gov.ru/page.php?r=126&id=5956), в котором сообщается следующее. Цитирую: «Руководил спецоперацией по поимке смертников лично Президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров …» Речь идёт о спецмероприятиях, в которые осуществляли  сотрудники Шалинского РОВД МВД по ЧР совместно с батальоном «Юг». Таким образом Кадыров руководит операциями, в которых задействованы и военнослужащие внутренних войск. Я буду просить приобщить это сообщение к материалам дела.

 

- то же доказывают и материалы телеканалов Чеченской Республики, записи которых  были сделаны в Грозном сотрудником Правозащитного центра «Мемориал» и которые находятся на этом диске, здесь же имеются расшифровки этих сюжетов.

Например,  1 июля с.г.  телеканал «ГРОЗНЫЙ» в программе «НОВОСТИ» в 22 : 00 показал  встречу Президента ЧР и министра внутренних дел по ЧР. Р.Кадыров даёт указание на усиление работы на территориях Дагестана и Ингушетии. При этом он указывает, в какой именно части Ингушетии надо усиливать работу. Министр внутренних дел Алханов отвечает: «Ваши указания будут выполнены», то есть воспринимает слова Р.Кадырова как указания руководителя, которые он обязан выполнять.

Другой пример. Телеканал «ГРОЗНЫЙ» 24 мая с.г. в программе «СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ»   в 22: 40 показал сюжет со словами начальника ОВД по Сунженскому району Аслана Махматхаджиева, в котором он, рассказывая о мероприятиях в своём районе, произносит следующие слова: «Мы следуем указаниям президента Чеченской Республики». Таким образом,  не только министр внутренних дел по ЧР, но и его подчинённые, воспринимают Р.Кадырова как своего руководителя, чьи указания и распоряжения они должны выполнять.

Я буду просить приобщить эти записи к материалам дела.

 

- это же доказывают и материалы информагентств и СМИ, в которых сообщается, что Кадыров лично руководит теми или иными спецоперациями.

Например, ИНТЕРФАКС сообщил 4 сентября

(http://www.interfax-russia.ru/r/B/eventday/415.html?id_issue=12302399)

«Операция по задержанию террористов-смертников, начиная со стадии подготовки, проводилась в режиме строгой секретности и под непосредственным руководством президента Чечни Рамзана Кадырова». Обращаю внимание на слова «начиная со стадии подготовки», т.е. речь идёт о длительном процессе руководства.

Со стороны ни Р.Кадырова, ни иных каких-либо должностных лиц опровержения не поступало. Более того, и сам Р.Кадыров в интервью «Комсомольской правде» сообщает: «Я лично руководил этой операцией, когда их задержали». (http://www.kp.ru/daily/24360/546250). И эти сообщение и интервью я буду просить приобщить к материалам дела.

 

Таким образом, очевидно, что Р.Кадыров осуществляет прямое и постоянное руководство правоохранительными структурами в ЧР.

 

Доказательства того, что Р.Кадыров несёт ответственность за грубейшие нарушения прав человека, совершаемые находящимися под его контролем сотрудниками гражданской администрации и силовых ведомств  следующие:

 

- публичные высказывания самого Р.Кадырова.

В нашем распоряжении на этом диске имеется запись его выступления по телеканалу «ГРОЗНЫЙ» 23 мая с.г. в программе «ИТОГИ»  в 20:00 

Р. Кадыров сказал следующее. Цитирую: «Валлахи (Клянусь Аллахом!) ваххабиты и те, от кого есть хоть малейший запах ваххабизма будут уничтожаться. Клянусь Аллахом, если они не приведут своих детей домой, я не дам им жить на этой земле. Они должны либо привести домой своих детей-ублюдков, чтобы их посадить за решетку, либо убить их. Клянусь Аллахом! Мы даже не будем их задерживать, а просто убивать их на месте. После этого не позволим произнести даже их имён».

 

Бессудные казни не имеют никакого оправдания, даже если речь идёт о террористах. Согласно нормам российского законодательства люди, подозреваемые в совершении преступлений, должны быть задержаны, затем должна быть доказана их вина и затем только суд может назначить им наказание. Кадыров же публично утверждает, что будут уничтожаться – не задерживаться, а именно уничтожаться – люди, исповедующие определенное направление в исламе, и даже те, в отношении которых есть хоть малейшее подозрение («запах ваххабизма»). Он угрожает родственникам тех, кто ушел к боевикам. И это публично говорит человек, призванный по конституции Чеченской Республики «защищать права и свободы человека и гражданина»!

Уже этого одного выступления достаточно для того, чтобы доказать, что Рамзан Кадыров сам активно способствует созданию в Чеченской Республике атмосферы беззакония - поскольку его высказывания воспринимаются как указания к действию.

 

На следующий же день, 24 мая с.г., по телеканалу «ГРОЗНЫЙ» в программе «СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ»   в 22: 40 был показан сюжет, в котором  начальник ОВД по Сунженскому району Аслан Махматхаджиев публично выдвигал заведомо незаконные требования к родителям подозреваемых в причастности к НВФ (запись его высказываний на этом диске): «Я  ответственно заявил; что те люди, которые отправили своих детей в горы  к этим козлам-шайтанам (боевикам); что впоследствии не будет учитываться их доводы о незнании. Если Вы не хотите нести ответственности за своих детей, то идите мечеть и отрекитесь от своих детей».

Очевидно, что офицер милиции не имеет никакого права требовать от граждан совершать те или иные действия в религиозном учреждении под страхом возложения на них ответственности за действия их детей.

 

Высказывания такого рода не были ни случайными, ни единичными.

 

Так, например,  16 июня  с.г. телеканал «ГРОЗНЫЙ» в программе «НОВОСТИ»  в 22: 07 показал сюжет о встрече главы администрации города Грозный Муслима Хучиева с родственниками членов НВФ.

Ведущий так сообщил об этой встрече:

«Хучиев сделал громкое заявление, из которого следует следующее, что отныне за очередную вылазку и теракт боевиков ответственность будет возложена на родных и близких членов бандподполья».

Далее цитирую публичное высказывание главы администрации Грозного: «Вчера президент нам сказал, и мы говорим вам, с 16 числа начинается эта ответственность. С этого времени вы несёте ответственность за стабильность в ваших районах, будь это Старопромысловский или Ленинский район. Если что-то там произойдёт, любое происшествие, зло, которое творят эти шайтаны, то именно тот отец, брат и сестра члена НВФ, проживающие в этом районе, будут отвечать за это.»

 

Таким образом, на территории Чеченской Республики по указанию Рамзана Кадырова используется практика заложничества, запрещенная международными пактами и конвенциями, которые подписала и Россия.

 

1 июля с.г.  телеканал «ГРОЗНЫЙ» в программе «НОВОСТИ»  в 22:30 показал заявление депутата Государственной Думы РФ от ЧР Адама Делимханова. Запись этого выступления имеется на этом диске, расшифровка его помещена на сайте (http://www.hro.org/node/6340). Я буду просить приобщить это заявление к материалам дела.

Среди прочего Адам Делимханов заявил:

«Тех, кто с оружием в руках воюет против нас или сочувствует им, или даже мысленно поддерживает шайтанов, мы их в любом случае уничтожим».

Конец цитаты. Под шайтанами депутат подразумевает боевиков.

То есть депутат делает заявление о том, что будут уничтожаться люди даже не по подозрению в совершении преступления, а за мысленное преступление. Таким облразом в сегодняшней Чеченской Республике в жизнь воплощается  антиутопия Оруэлла «1984», и людей подвергали репрессиям именно за «мыслепреступления». Всё это находится в вопиющем противоречии с российским законодательством и международными нормами прав человека.

Для понимания важности этого заявления, необходимо учитывать, что до того, как стать депутатом Адам Делимханов был заместителем председателя правительства Чеченской Республики (т.е. зам. Р.Кадырова) и курировал силовой блок. А в этом году Президент ЧР сделал официальное заявление «Считаю необходимым отметить, что Адам Делимханов, является моим близким соратником, другом, братом, более того, моей правой рукой. И любые заявления в его адрес я воспринимаю как сделанные против меня самого». Это было зачитано 6 апреля с.г. по телеканалу «ГРОЗНЫЙ» в 21:30 в программе «НОВОСТИ» и  цитировалось многими СМИ.  А в интервью, опубликованном только-что в газете «Завтра» (№ 39 за 2009 г.), Р.Кадыров обозначил А.Делимханова как своего приемника.

 

И дело не ограничивается лишь угрозами.

Материалы, собранные правозащитными организациями доказывают это.

-  Вот материалы Правозащитного центра «Мемориал» о том, что сотрудники республиканских силовых структур регулярно сжигают дома семей,  родственники которых подозреваются в причастности к НВФ.

http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2009/03/m162902.htm

http://www.memo.ru/2009/06/26/2606091.html

В подготовке этих материалов участвовала Наталья Эстемирова. Я буду ходатайствовать об их приобщении к материалам дела.

 

- Вот доклад авторитетной международной правозащитной организации Хьюман Райтс Вотч, называемый «Расплата за детей. Поджоги домов в Чечне как средство коллективного наказания».

 Вот доклад другой авторитетной правозащитной организации Международная Амнистия, в котором сообщается о систематических нарушениях прав человека в Чеченской Республике. Я буду ходатайствовать об их приобщении к материалам дела.

 

- Я считаю важным сослаться, как на доказательство правильности описываемой мной картины на мнение Комиссара Совета Европы по правам человека Томаса Хаммарберга. В ходе поездки по Северному Кавказу в этом месяце он поставил вопрос о  практике сожжения домов семей, члены которых предположительно ушли в подполье. «Подобного рода самосуд недопустим», - отметил он. Как сообщил Комиссар на своей пресс-конференции в Москве 10 сентября с.г., Кадыров согласился с необходимостью положить конец такого рода преступлениям. (http://www.dw-world.de/dw/article/0,,4676473,00.html?maca=rus-rss_rus_yandex_new_comments_2-4163-xml). То есть Рамзан Кадыров не отрицал сам факт наличия такой практики.

 

Ваша честь, я продолжаю представлять доказательства того, что сложившаяся в Чеченской Республике ситуация, когда могли систематически и безнаказанно совершаться тяжкие преступления, нарушаться права человека, давала мне все основания для того, чтобы сформировать мнение о безусловной политической вине  Рамзана Кадырова в гибели Натальи Эстемировой.

 

- Моё мнение о политической вине Рамзана Кадырова основывается на долгой работе нашей организации в Чеченской Республике. Результаты её воплощены, в частности, в переписке с органами прокуратуры. Здесь мы собрали наши запросы и ответы из прокуратуры лишь по самым вопиющим случаям, таким как публичный расстрел подозреваемого в пособничестве боевикам, смерть человека, получившего тяжелейшие травмы в период нахождения его в незаконной тюрьме в родовом селе Р.Кадырова Центорой, похищения, пытки, исчезновения. По этим делам есть все основания утверждать о причастности к преступлению сотрудников государственных силовых структур. В каждом случае органы прокуратуры признают факт преступления и возбуждают уголовные дела. Но виновных не находят.

 

- доказательством этого же являются и материалы ряда жалоб в Европейский суд по правам человека о похищениях людей, которые произошли незадолго перед похищением и убийством Н.Эстемировой. Сбором информации по этим делам занималась Наташа Эстемирова.

Из материалов жалоб абсолютно ясно, что эти похищения могли осуществить лишь представители государства при условии их абсолютной бесконтрольности и безнаказанности.

 

- утверждая о политической ответственности Рамзана Кадырова, я должен обратить внимание, на доклад Международной Федерации прав человека (МФПЧ) и Правозащитного центра «Мемориал» - «Пытки в Чечне: «стабилизация» кошмара» (http://www.memo.ru/hr/hotpoints/N-Caucas/docl1/index.htm). В нём описаны многочисленные случаи применения пыток в Чеченской Республике в 2004-2006 гг., и нежелание властей предпринимать тогда шаги для изменения ситуации. Речь идёт о периоде, когда Рамзан Кадыров занимал должности первого вице-премьера ЧР, курировавшего силовой блок,  и.о. председателя правительства, а затем председателя правительства ЧР.

 

Как видно из представленных мной доказательств, правозащитные организации  протестуют нарушений прав человека в Чеченской Республике и пытаются привлечь виновных к ответственности. Однако наталкиваются зачастую даже не на равнодушие, а на прямую враждебность властей.

Высокие республиканские должностные лица публично представляют сотрудников независимых правозащитных организаций как врагов республики, и пособников террористов. Доказательства следующие:

 

- 24 июня с.г.  выступая на пресс-конференции Президент Чеченской Республики, отвечая на вопрос об оценке отмены режима КТО  на территории Чечни сказал следующее:

«Опять повторюсь, что некоторые политологи и эксперты, они, как правило, «бывают под кого-то». <…> Стабильность и становление экономики Чеченской Республики не нравится многим людям. Они и заказывают эти материалы у этих экспертов. Они придумывают и высказывают! <…> Те, кто там говорят, ведут пропаганду, я их деятельность считаю равным с бандитами, террористами, преступниками». 

 (http://www.ej.ru/?a=note&id=9287)

Запись этого выступления есть на этом диске. Имеется также статья с цитированием этих слов и я буду ходатайствовать о приобщении их к материалам дела.

Вряд ли можно сомневаться, что приравнивание инакомыслящих экспертов к «бандитам, террористам и преступникам» в устах Р.Кадырова представляет собой угрозу в адрес этих экспертов, к числу которых относятся и представители ПЦ «Мемориал». В частности, Наталья Эстемирова  в качестве эксперта выступала после отмены КТО 19 апреля на радио «Эхо Москвы». В её выступлении ситуация, сложившаяся в ЧР после отмены КТО, описывалась совсем по-другому, чем её описывал в своём выступлении на пресс-конференции Р.Кадыров.

После отмены КТО я неоднократно давал интервью в качестве эксперта для ряда СМИ, в которых комментировал отмену КТО в ЧР, сообщая при этом о систематических и грубых нарушениях прав человека на территории ЧР.

 

 

 

ПЦ  «Мемориал» выпустил через полторы недели после пресс-конференции Кадырова (03.07.2009 г.) свой очередной бюллетень (http://www.memo.ru/2009/07/03/0307091.htm). В нём как   раз анализировалась ситуация в ЧР после отмены КТО и доказывалось, что «потери «силовиков» в Чечне после отмены режима КТО выросли», а о стабильности говорить рано.

Таким образом, сотрудники ПЦ «Мемориал» имели все основания полагать, что именно оценки, даваемые ими в бюллетене и при выступлениях в СМИ,  вызвали неудовольствие Р.Кадырова и именно их он приравнивал в своем выступлении на пресс-конференции к террористам.

 

Через неделю после пресс-конференции Р.Кадырова на телеканале «Грозный» (программа «Новости» 22:30) выступил «правая рука Кадырова» Адам Делимханов. Он повторил тезис Р.Кадырова, но развив и усилив его:

« Есть люди, называющие себя правозащитниками, которые помогают этим шайтанам и злодеям. Они фактически дополняют их деятельность и цели у них одни. Ведут разговоры и делают заявления касательно милиции и других вещей.  <…>. Зло, которое они делают велико, как и то зло, что делают те, кто находится в лесу.  <…>  Кто бы они ни были чеченцы или ингуши, должны знать, что с них будут спрашивать за эти разговоры. Мы будем спрашивать с тех, кто последовал злу и  за подобные высказывания.  <…>»

Важно отметить, что это выступление А. Делимханов завершил следующими словами:

«Тех, кто с оружием в руках воюет против нас или сочувствует им, или даже мысленно поддерживает шайтанов, мы их в любом случае уничтожим»

(http://www.hro.org/node/6340)

 

Таким образом, А.Делимханов вначале заявляет, что правозащитники практически являются пособниками террористов («шайтанов»), а в конце заявляет, что все, кто «даже мысленно» поддерживает «шайтанов» подлежат уничтожению.

Подобные публичные высказывания должностного лица создают в Чеченской Республике условия, в которых даже называться «правозащитником» становится чрезвычайно опасным.

 

Таким образом, я привёл доказательства того, что под руководством Президента ЧР Рамзана Кадырова в Чеченской Республики подконтрольные ему должностные лица грубо нарушают права человека. Они публично говорят, что готовы выполнять его незаконные указания. И в этих условиях, и сам Кадыров, и его «правая рука» Делимханов публично приравнивают критиков их деятельности (экспертов, правозащитников) к террористам. Они же публично заявляют, что всех, в отношении кого есть даже малейшее подозрение в пособничестве  террористам, следует уничтожать. Подчёркиваю, не привлекать к ответственности по закону, а именно уничтожать.

Исходя из вышесказанного я и другие члены «Мемориала» имели все основания после похищения и убийства Наташи Эстемировой  считать и даже быть уверенным в том, что президент ЧР Р. Кадыров виноват в убийстве Н.Эстемировой, имея в виду его политическую вину как главы Республики, который несёт ответственность за происходящее там.

 

 

 

Мои слова: «Рамзан уже угрожал Наталье, оскорблял, считал ее своим личным врагом» соответствуют действительности.

Эти мои слова раскрываются и  уточняются другими моими же словами «Когда Наташа позволила себе неодобрительно высказаться о том, что девушек почти насильно заставляют носить в публичных местах платки, у нее состоялся разговор с Кадыровым. Она рассказывала, что Кадыров ей угрожал, говорил буквально: "Да, у меня руки по локоть в крови. И я не стыжусь этого. Я убивал и буду убивать плохих людей. Мы боремся с врагами республики"»

 

Говоря об оскорблениях и угрозах, я имел в виду последнюю встречу Натальи Эстемировой, которая  состоялась 31 марта 2008 г. в Грозном во Дворце молодёжи. Это была не публичная встреча, кроме Кадырова на ней присутствовал мэр Грозного Муслим Хучиев. После окончания встречи в тот же день Н.Эстемирова описала произошедшую встречу мне по телефону. Позже, приехав в Москву в начале апреля, она более подробно рассказывала о ней ряду своих коллег и знакомых.

Рамзан Кадыров обрушился на Эстемирову с резкими нападками, постоянно срываясь на крик. Главным поводом для этого стали публичные высказывания Эстемировой против попыток в административном порядке насаждать в ЧР обязательное ношение женщинами платков в общественных местах. Президент Чеченской Республики этим не ограничился. Он сказал, что ПЦ «Мемориал» распространяет ничем не подтвержденные сведения, очерняющие руководство республики, и что сам не видит никаких положительных результатов от взаимодействия с правозащитными организациями. От самой Эстемировой Кадыров потребовал вообще прекратить посещать министерства и ведомства, подконтрольные президенту ЧР. Он также, как передавала Н.Эстемирова, твердо заявил, что она не будет больше  заниматься правозащитной в Чечне.

 Слова  «Да, у меня руки по локоть в крови. И я не стыжусь этого. Я убивал и буду убивать плохих людей. Мы боремся с врагами республики», как передавала Н.Эстемирова, были произнесены после того, как Р.Кадыров врезкой форме заявил, что снимает Эстемирову с поста председателя грозненского Общественного Совета по оказанию содействия в обеспечении прав и свобод человека и гражданина. Сама Эстемирова однозначно расценила эти слова как угрозу.

По словам Н.Эстемировой, весь разговор происходил в оскорбительной для неё форме. Кроме того, Р.Кадыров позволил себе в ходе разговора заявить, что «приличные чеченские женщины» не ходят с непокрытой головой (Н.Эстемирова пришла во Дворец молодёжи как раз без платка на голове). Спрашивал, не волнуется ли она, ведя себя так, за свою дочь?

У нас нет и не было оснований не доверять рассказу Н.Эстемировой. В мае 2008 г. наша организация благодаря помощи Международной Амнистии отправила в целях безопасности Наталью Эстемирову на несколько месяцев в стажировку в Великобританию. Наташа взяла туда с собой и свою дочь.

 

Считаю важным подчеркнуть, что объективно оскорбления и крайне неприязненное отношение Истца к Наталье Эстемировой подтверждаются его собственными словами Р.Кадырова, который даже после убийства правозащитницы он не смог удержаться от её  оскорблений.

Так, в интервью радиостанции «Радио Свобода» (http://www.svobodanews.ru/content/article/1795518.html) после убийства Эстемировой Р.А. Кадыров произнес следующее: «Зачем Кадырову убивать женщину, которая никому не нужна? У нее чести, достоинства, совести не было никогда, и все равно я ее назначил председателем Совета»

Из этого оскорбительного пассажа Р.Кадырова следует, что он неприязненно относился лично к ней ещё до того, как назначил в начале 2008 г. председателем Совета. Ещё до этого он знал её и составил для себя о ней ясное и резко негативное мнение.

Я могу предположить, что его негативное отношение к ней сложилось уже после их первой встречи. Истец пишет в исковом заявлении: «С Эстемировой я познакомился немногим более двух лет назад во время одной из встреч с правозащитниками». Это не соответствует действительности.

Первая встреча Рамзана Кадырова с Натальей Эстемировой произошла более пяти лет назад – в июне 2004 г. Тогда Наташа сопровождала журналистку «Новой газеты» Анну Политковскую в резиденцию Кадырова в селе Центорой. Политковская брала у Кадырова интервью, которое было опубликовано в «Новой газете» 21.06.2004 (http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2004/2004-051.shtml). Эстемирова присутствовала при разговоре Политковской и Кадырова. Судя по рассказам Эстемировой о происходившем тогда в резиденции Кадырова, его неприязненное отношение к Наташе могло возникнуть уже тогда.

Также о резко неприязненном отношении Р.Кадырова к Н.Эстемировой сообщил мне  и С.А.Ганнушкиной в ходе разговора, состоявшегося днём 21 февраля 2008 г. в грозненском аэропорту, советник президента ЧР Тимур Алиев, который тогда готовил предстоящую встречу представителей ПЦ «Мемориал» с Р.Кадыровым.

 

 

Мои слова: «Мы не знаем, отдал ли он приказ сам или это сделали его ближайшее соратники, чтобы угодить начальству" - не являются утверждением о фактах и событиях. Я говорю, что нам не неизвестно, имела ли место отдача приказа теми или иными лицами.

Напротив, эти слова как раз и показывают, что я не утверждал, что Рамзан Кадыров  непосредственно причастен к организации похищения и убийства Натальи Эстемировой. Нам неизвестно, кто именно отдал приказ. Вместе с тем, я считаю, и говорил об этом, что версия (именно версия!) о подобной прямой причастности должна быть рассмотрена и расследована, невзирая на то, насколько эта версия может быть неприятна и неприемлема для властей.

В любом случае, исходя из того, что я знаю о Наташе Эстемировой, о её работе, об условиях, в которых она работала, из всего, что я уже сказал, у меня сложилось глубокое убеждение, что это убийство было связано с правозащитной деятельностью Наташи Эстемировой. Очевидно, что побудительной причиной для  убийц было желание заставить замолчать правозащитницу. При этом выступлений самого Рамзана Кадырова  и его «правой руки» А.Делимханова по телевидению, безусловно, указали представителям государственного аппарата Чеченской Республики, в том числе и сотрудникам правоохранительных органов, что правозащитники, публично высказывавшиеся о нарушениях прав человека в Чечне, неугодны начальству и, более того, фактически являются пособниками террористов.

 

Мои слова: «А Президента Медведева, видимо, устраивает убийца в качестве руководителя одного из субъектов РФ» основаны на многих высказываниях Истца, которые распространялись различными СМИ и не опровергались Истцом. Он сам подтверждает своё участие в убийствах различных лиц и позитивное его отношение к такому участию. У меня нет оснований не доверять в данном случае президенту Чеченской Республики.

Так, в интервью в «Новой газете» (http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2004/2004-051.shtml), опубликованном  21 июня 2004 года, Истец признал, что отдавал приказы убивать людей, а именно:

«— А приказы убивать отдавали?

 — Отдавал

— Не страшно?

— Это не я — это Аллах. Пророк говорил: ваххабитов надо уничтожать».

 

Таким образом, Истец признает, что являлся соучастником убийств в форме организации, либо подстрекательства.

Кроме того, в октябре 2005 года Рамзан Кадыров в интервью корреспонденту мужского журнала GQ заявил следующее:

"Того, кого я должен был убить, я уже убил. А тех, кто за ним стоит, буду всех убивать до последнего, пока меня самого не убьют или не посадят. Я буду убивать, пока жив" (http://www.newsru.com/russia/05oct2005/kadyrov.html).

В январе 2008 года Кадыров в интервью «Эху Москвы» признался  (http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/492292-echo/), что участвовал в убийстве ряда лиц, которых он считает причастными к убийстве своего отца.

 

Я буду ходатайствовать о приобщении этих публикаций к материалам дела.

 

Кроме того, я уже цитировал слова Кадырова, которые он публично сказал в заявлении, показанном по телеканалу «ГРОЗНЫЙ» 23 мая:  

«Ваххабиты и те от кого есть хоть малейший запах ваххабизма будут уничтожаться. <…> Мы даже не будем их задерживать, а просто убивать их на месте».

 

В приведенных высказываниях Истец прямо и демонстративно признает факты совершенных им убийств, причастности к совершению убийств и намерения совершать убийства в будущем, высказываясь об этих своих действиях и намерениях как о позитивных.

Таким образом, мои слова были естественным выводом из собственных заявлений Р.Кадырова.

 

Слова из заявления правозащитного центра «Мемориал»: «Мы знаем, что последние из подготовленных Наташей сообщений о новых похищениях, о бессудных казнях, о публичном расстреле посереди одного из чеченских сел вызвали  негодование в верхах Чечни» соответствуют действительности. 

За четыре дня до убийства Натальи Эстемировой, 10 июля 2009 г., Уполномоченным по правам человека в ЧР Нурди Нухажиевым пригласил в свой офис руководителя грозненского представительства ПЦ  «Мемориал» Шахмана Акбулатова. Согласно рассказу Акбулатова, Н.Нухажиев  сообщил ему на произошедшей встрече, что ему звонил Рамзан Кадыров, который в резкой форме потребовал объяснений в связи с последними публикациями «Мемориала» на сайте «Кавказский Узел». Эти публикации были подготовлены именно Наташей Эстемировой.

Нурди Нухажиев посоветовал проявлять осторожность и гибкость в работе. Далее я приведу цитату из рассказа самого Акбулатова, опубликованного на сайте «права человека в России» (http://www.hro.org/node/6341): «мол, время неспокойное: он боится, как бы чего не случилось.  Упомянул про Анну Политковскую,  которая, если бы проявляла осторожность и гибкость, продолжала бы жить и работать с пользой дела.». У меня имеется этот рассказ с  натариально заверенный подписью Акбулатова.  Я буду просить приобщить его к материалам дела.

Важно подчеркнуть, что Уполномоченный по правам человека в ЧР обсуждал с сотрудником «Мемориала» не вопрос о том, как лучше и эффективней проверить эти сообщения, а очевидным образом высказывал опасение за жизнь сотрудников «Мемориала».

   В тот же день и   в день убийства Наташи Эстемировой Уполномоченный по правам человека в Чеченской Республике выпустил заявления, в которых крайне резкой критике подверг правозащитные организации, в частности «Мемориал», за сообщения о негативной ситуации с правами человека в Чечне.  В частности он обратил внимание на сообщения о похищениях людей и сожжении домовладений, то есть именно на то, о чем и были сообщения Эстемировой. Обращаю внимание на то, что эти заявления размещены на официальном сайте Президента и правительства Чеченской Республики и, таким образом, выражают позицию властей этой республики.

http://www.chechnya.gov.ru/page.php?r=179&id=225

http://www.chechnya.gov.ru/page.php?r=179&id=227

Я буду ходатайствовать о приобщении этих заявлений к материалам дела.

Таким образом, вышеприведённые слова соответствуют действительности.

 

Слова «Рамзан Кадыров сделал невозможной работу правозащитников в Республике» не содержат сведений, не соответствующих действительности, а являются мнением,  экспертной оценкой ситуации, сложившейся в Чеченской Республики под руководством её нынешнего Президента.

И я, и мои коллеги по Правозащитному центру «Мемориал» не утверждаем буквально, что Рамзан Кадыров сделал невозможной работу всех лиц, считающих себя и считающихся правозащитниками. Вне сомнения, работа официальных «правозащитных» структур в Чеченской Республике, не являющихся независимыми общественными структурами, продолжается.

В ходе двух моих встреч с Рамзаном Кадыровым он подытоживал встречи утверждением, что не понимает, зачем нужны независимые общественные организации. Он предлагал нам менять свой образ действий, не предавать факты гласности, но всё сообщать ему лично, чтобы он сам разрешал так или иначе возникшие проблемы. То есть он предлагал нам встроиться в созданную им вертикаль власти, стать, по сути, придатком государственной машины.

Правозащитники сталкиваются с угрозами, и не находят защиты со стороны органов власти.

Примером может служить случай, когда  17 июня 2008 г. четверо сотрудников ПЦ  «Мемориал» - Шахман Акбулатов,  Зарема Мукушева, Милана Бихаева и Яраги Гайрбеков были незаконно задержаны сотрудниками ОВД Урус-Мартановского района.    Сотрудники «Мемориала»  пытались провести видеосъемку здания, принадлежащего госхозу «Солнечный». Многочисленные источники указывали на то, что в этом здании ранее содержались похищенные и незаконно задержанные люди. Некоторые из них впоследствии исчезли. Теперь это здание пустовало.

Вооруженные люди в штатском, отобрали у «мемориальцев» документы и видеокамеру и в Урус-Мартановский РОВД. Сотрудники милиции уничтожили отснятый материал, вели себя крайне грубо, угрожали расстрелом (http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/index.htm). Протоколы о задержании и об изъятии материалов оформлены не были. Лишь после того, как о задержании стало известно в Москве и о произошедшем сообщили СМИ,  все четверо задержанных были освобождены.

В органы прокуратуры была направлена жалоба с просьбой возбуждения уголовного дела в отношении сотрудников милиции.

Прошло уже более года. С тех пор неоднократно выносились и отменялись постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Проводятся дополнительные проверки. Но никто к ответственности так и не привлечен.

Стоит ли удивляться, что теперь правозащитников убивают?

 

В Чеченской Республике продолжают работать негосударственные правозащитные организации, наши коллеги, к которым я испытываю большое уважение. Но они работают в невозможных условиях. Они вынуждены заниматься постоянной самоцензурой. А если говорят вещи, которые могут вызвать неудовольствие властей, то, общаясь со СМИ, просят не называть их имена и названия организаций из-за опасений за собственную безопасность. Члены этих организаций не решаются исследовать  случаи грубейших нарушений прав человека сотрудниками правоохранительных органов.

Говоря о невозможности работы правозащитников, я имею в виду невозможность полноценной реальной работы.

В двадцатые-тридцатые годы в СССР помимо массы откровенно зависимых псевдобщественных организаций некоторое время легально действовала организация «Политический красный крест». Это была организация, которую можно назвать правозащитной и гуманитарной.

Она работала в невозможных условиях и реально помогала многим людям. Однако эта организация не могла ни открыто высказаться о природе тоталитарного режима, ни остановить массовые репрессии, ни помешать уничтожению других общественных организаций. Поэтому само по себе её наличие нисколько не делает неверным утверждение: «Сталин и его система сделали невозможной работу общественных организаций в СССР».

 

Исходя из всего вышесказанного, требования, содержащиеся в исковом заявлении Рамзана Кадырова являются, по моему мнению, необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

 

Орлов Олег Петрович,

ответчик по иску Рамзана Ахматовича Кадырова о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда

 

25.09.2009