Международная общественная организация “МЕЖДУНАРОДНОЕ ИСТОРИКО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЕ,

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЕ И ПРАВОЗАЩИТНОЕ ОБЩЕСТВО “МЕМОРИАЛ”

 

127051, Москва, Малый Каретный пер., д.12

(495) 650-78-83, факс (495) 609-06-94

e-mail: nipc@memo.ru, http:\\ www.memo.ru

 

 

 

 

 

 

ММ- 803

 

Дата

 

06.10.09

 

 

О деле историков-архивистов в Архангельске

 

Заявление Международного Мемориала

 

Уголовное дело, возбужденное против заведующего кафедрой Поморского государственного университета профессора М.Н. Супруна и начальника Информационного центра Управления внутренних дел Архангельской области полковника А.В. Дударева, выглядит совершенно нелепо. Профессора Супруна обвиняют в сборе архивных материалов для базы данных о поляках и немцах, высланных на спецпоселение в Архангельскую область в 1940-х гг.,  а полковника Дударева – в том, что предоставил ему такую возможность. Иными словами, первого - в том, что занимался своей профессиональной деятельностью, а второго – в том, что выполнял свой служебный долг.

Основания для возбуждения дела абсурдны: сведения о спецпереселенцах интерпретированы следователем как «личная тайна», а включение этих сведений в базу данных ‑ как «нарушение личной тайны».

Между тем, информация, которую собирали сотрудники Поморского университета по материалам архива Архангельского Информационного центра УВД, ничем не отличается от информации, представленной в большинстве изданных на территории России Книг Памяти жертв политических репрессий. Это основные биографические данные – дата и место рождения, дата и характер репрессии, профессия, семейное положение и т.д. Таких Книг Памяти в России создано около 300, данные из них объединены на CD-диске, изданном «Мемориалом», где содержится более 2,5 миллионов имен.

В Книгах Памяти погибших во время Великой Отечественной войны и в соответствующей общедоступной базе данных Министерства обороны имен намного больше – около 10 миллионов; и справки о людях здесь также включают не только даты рождения и гибели, но и многие другие сведения – место проживания до призыва, сведения о составе семьи, и т.д.

Такого же рода сведения содержатся в любых исторических справочниках и энциклопедиях, во многих комментированных историко-документальных сборниках.

Если руководствоваться представлениями архангельских следователей о личной тайне, то надо срочно изъять из обращения все эти издания, а против их составителей и редакторов возбудить уголовные дела.

Разумеется, такое трудно вообразить. Необоснованность обвинения очевидна. Ссылка на Закон о защите персональных данных полностью несостоятельна: уже в первой статье этого Закона сказано, что он не имеет отношения к архивной информации. Напомним вдобавок, что публикация имен прямо предписана Законом о реабилитации жертв политических репрессий.

Мы уверены, что если возмутительное архангельское дело и дойдет до суда, то немедленно будет прекращено за отсутствием состава преступления.

Однако сам факт возбуждения подобного дела, сопровождающие его обыски, изъятие компьютеров и копий исторических документов могут серьезно осложнить работу исследователей отечественной истории, и, в частности, ‑ публикаторов Книг Памяти. Вряд ли кто-то из историков захочет заниматься этой трудной работой, если она еще будет сопряжена и с риском преследования со стороны правоохранительных органов. А архивные руководители со своей стороны могут воспринять  возбужденное в Архангельске деле как некий адресованный им сверху сигнал (хочется надеяться, что оно все же таковым не является) и перестанут идти на сотрудничество с научными и общественными организациями в работе по  составлению Книг Памяти жертв.

В результате работе над Книгами Памяти жертв может быть нанесен непоправимый урон.

Архангельское дело вызывает особую тревогу в контексте наметившихся в последнее время тенденций к обелению сталинизма и замалчиванию преступлений коммунистического режима.

Впрочем, возможно, что оно - «всего лишь» острый рецидив мании секретности, унаследованной от Советского Союза. Но это заболевание крайне опасно: закрывая доступ в архивы, Россию лишают ее истории, лишают памяти – основы нормального национального самосознания.

Работа М.Н.Супруна и А.В.Дударева направлена как раз на восстановление правды об  отечественной истории и должна получать всемерную поддержку государства, а не подвергаться необоснованным преследованиям.

Мы требуем немедленного возвращения изъятых при обысках копий архивных документов, баз данных и компьютеров.

Мы требуем прекращения уголовного дела против М.Н.Супруна и А.В.Дударева.

 

 

Правление Международного общества «Мемориал»