Второе заседание

Тверской суд Москвы

6.10.2009

 

Судья — Татьяна Федосова

Представитель ответчика О.Орлова – адвокат Анна Ставицкая

Представители ответчика ПЦ «Мемориал» - Анна Каретникова, Сергей Давидис

Представитель истца Р. Кадырова — Андрей Красненков

Свидетель ответчика – Александр Черкасов

 

Дополнения

 

Красненков: Я зачитаю, потом попрошу приобщить к материалам дела.

На прошлом судебном заседании по ходатайству ответчиков к материалам дела был приобщен 11-й номер "Новой газеты" от 4 февраля 2009 года. Именно в этом номере "Новой газеты" на пяти первых страницах, включая заглавную, размещен материал под названием "Венское убийство", посвященный гибели в Вене 13 января текущего года выходца из Чечни Умара Исраилова. Большая часть статьи посвящена рассказу погибшего о том, что Рамзан Кадыров не только присутствовал во время пыток задержанных, но и лично издевался над пленниками, избивал, пытал током, расстреливал. В конечном счете, президент Чеченской республики предстает этаким озверевшим садистом, предводителем шайки отморозков. Впоследствии, по словам Исраилова, Кадыров принял его к себе на службу. При этом Исраилов сразу же оговаривается: "Мол, я за время нахождения в этой банде сумел сохранить человеческое лицо. Для формальности забирал людей за наркотики и тому подобные преступления и потом отпускал". Как говорится, гражданин Исраилов, не очень ли гладко у вас получается? Или у ваших летописцев-подсказчиков? Если бы Кадыров был таким кровожадным монстром, каким Вы его пытаетесь представить, взяв Вас к себе на работу, он первым бы делом, следуя законам жанра, повязал бы Вас кровью, то есть заставил бы и пытать, и убивать прилюдно".

А вот как отзывается об обличителе Исраилове в "Ежедневном журнале" от 13 февраля 2009 года обозреватель "Новой газеты" Юлия Латынина.

Каретникова: Ваша честь, еще не начались прения.

Судья: Это еще дополнения.

Красненков: "Нетрудно заметить, - вот Юлия Латынина пишет (это обозреватель, которая работает в "Новой газете", но которому запрещено писать на прокадыровские, так скажем, темы, в защиту Кадырова, или сомнительные какие-то статьи, которые расходятся с линией газеты и, соответственно, "Мемориала")... – Нетрудно заметить, что в иске Исраилова куча дыр. Исраилов был боевик, сам признается. Попадись он в руки "федералов", которые беспредельничают, его бы запытали до смерти. Попадись он в руки власти, которая соблюдает законы, он сел бы на 20 лет. Но "кадыровцы" не убивают чеченцев, которые не убивали других чеченцев – гораздо чаще перетягивают их на свою сторону. Кадыров его простил, дал в руки оружие. С этим оружием в руках Исраилов вместе со своим начальником Ишиевым продолжил убивать уже "кадыровцев". Зачем Исраилов обратился в Европейский суд? Все с той же целью – получить политическое убежище. Как бывший боевик и бывший сотрудник службы безопасности Кадырова, он не имел шансов его получить, как жертва застенков Центороя - имел".

Вот два таких практически противоположных журналистских взгляда на личность Умара Исраилова. Опять же – взгляда. Свидетелю ответчиков Сокирянской Е.Л., являющейся сотрудницей Правозащитного центра "Мемориал", равно как и ответчикам, конечно же, ближе точка зрения "Новой газеты", материал которой они пытаются представить не больше не меньше как документальное доказательство в поддержку своих слов.

Еще немного о противоречивой личности Умара Исраилова вкупе с сопутствующей информацией, в том числе относительно так называемого расстрельного списка, о котором также идет речь в "Венском убийстве" "Новой газеты" со ссылкой на показания некоего Артура Курмакаева, урожденного Денисултанова, данных австрийской полиции 10 июня 2008 года. Через неделю после выхода в свет номера "НГ" от 04.02.2009 года Курмакаев явится в редакцию "Новой газеты" и опровергнет свои слова относительно расстрельного списка, якобы увиденного им самолично в резиденции Кадырова в Гудермесе.

Между тем 21 января 2009 года МВД Австрии официально заявило, что оно считает фальшивкой расстрельный список, опубликованный в феврале на сайте чеченских демократов. Список лиц, приведенных в этом списке, по заявлению полиции, составлен не ФСБ России, а самими чеченскими демократами из "закаевовского" правительства в изгнании. Согласно журналистскому расследованию, проведенному венским журналом "News", Исраилова в августе 2007 года арестовала полиция как подозреваемого в организации нелегального ввоза мигрантов. Он попался в сети полиции в следовавшем из Варшавы в Вену экспрессе "Шопен" на австрийской границе в Хохенау. По данным же австрийского радио и телевидения уголовное дело против Исраилова 1981 года рождения было возбуждено 1 октября 2007 года и закрыто 14 марта 2008 года.

Еще чуть ранее в австрийской прессе прошло сообщение, что Умар Исраилов работал в качестве информатора австрийской тайной полиции, по крайней мере один год. Спикер же венской прокуратуры Герхард Ярош, ранее рассказавший на пресс-конференции, как именно был убит Исраилов после встречи возле продовольственного магазина с группой мужчин, предположительно также выходцев из Чечни, не стал опровергать обнародованные данные. Параллельно же полиция Австрии занялась тогда, то есть в январе 2008 года, поисками "крота", который "сливал" прессе некоторые полицейские данные по делу Исраилова, в частности информацию о возбуждении в свое время против Исраилова уголовного дела о торговле людьми и об уголовном деле в отношении еще одного из членов семьи Исраилова. "Кроту", если он будет пойман, грозит статья об использовании служебного положения в корыстных целях. Итого, уголовное дело заводилось против самого Умара Исраилова и еще одного из его близких родственников. Как говорится, та еще семейка. Не исключено, что именно поэтому Европейский суд по правам человека не принял их иск к рассмотрению.

Что же касается откровений Курмакаева "Новой газете", то он, в частности, услышал от Исраилова, что в Вене он столкнулся с ваххабитами (то есть Исраилов), против которых воевал в горах. Он говорил, что у него было несколько стычек и драк с ними. Исраилов не скрывал: у него есть конфликт на почве кровной месте. Ему здесь уже предъявляли претензии. Уходя из Чечни, Исраилов, по его словам, убил двух сотрудников ФСБ. Исраилов считал, что он сделал глупость, сбежав из Чечни и подав иск в Суд по правам человека. Он хотел иск отозвать и вернуться домой. Но адвокат отговорила его. И теперь снова слово Юлии Латыниной: "Вы мне, вероятно, скажете, прочтя оба варианта показаний Курмакаева: "Господин Курмакаев "Новой" врет". А у меня встречный вопрос: "А Вы уверены, что венской полиции он говорил правду?" Понятно, чем руководствуется господин Курмакаев сейчас: ему надо остаться в живых. А чем он руководствовался в Вене? Ответ – ему надо было получить политическое убежище. Репутация у чеченцев в Австрии стала плохая. Ее испортили регулярные потасовки и перестрелки с местными бюргерами. С тех пор как война в Чечне кончилась, Австрия крайне неохотно предоставляет политическое убежище чеченцам. Просто рассказами о  зверствах русских во время войны ее не получить. По европейским правилам надо доказать опасность, которая грозит тебе сию минуту, сейчас, и есть невозможность вернуться на родину. Отсюда и список из пяти тысяч, и особый отдел, и прочее".

Свидетель Сокирянская в ходе своего выступления сообщила еще об одном, так сказать, пострадавшем от рук Кадырова и в итоге пропашем 3 августа 2008 года. Речь идет о некоем Мухаммадсалахе Масаеве, рассказ которого записал, а затем  опубликовал в "Новой газете" №49 от 10.07… 13.07.2008 года под заголовком "Мухаммадсалах Масаев: "Почти четыре месяца я находился в заложниках у Рамзана Кадырова" Вячеслав Измайлов. Если верить Масаеву, Кадыров отпустил его из плена, в котором его жестоко избивали 21 января 2007 года. В таком случае возникает вопрос: "Почему Масаев решил поведать миру о своем заточении в тайной тюрьме Кадырова, которая находится неизвестно где, лишь полтора года спустя?" Быть может, потому, что ему позарез понадобилось поселиться легально в Европе? А пропал потом из-за этого, что устал отворачиваться от осуждающих взглядов земляков.

К слову сказать, именно осуждающие взгляды по отношению к одному из сыновей теперь уже достаточно известного Николая Пайзулаева и помогли детально раскрыть тайну так называемого похищения бывшего кандидата в президенты Чечни Пайзулаева Николая Титиевича, сумевшего в ходе выборов пятилетней давности занять предпоследнее место, набрав 0,86% голосов избирателей. "Новая газета" чуть ли не… чуть более года назад посвятила две публикации похищенному Пайзулаеву – "В Чечне похищают друзей семьи Кадырова" ("Новая газета" №35 от 19.05.2008 года) и "История одного похищения" ("Новая газета" №39 от 2 июля 2008 года) – и даже приняла участие в лице автора статьи Измайлова в организации и проведении пресс-конференции 23 мая 2008 года в Независимом пресс-центре в Москве на Пречистенке под громким, зазывным названием "Похищения в Чечне продолжаются. Новые факты о похитителях". Перед представителями десятка средств массовой информации Пайзулаев, которому регулярно подсказывал Измайлов, подглядывавший в свою записную книжку, живописно рассказал, как его избивали одними только ногами охранники Кадырова с 10 вечера до 8 утра без перерыва, но прежде Кадыров избил перед Пайзулаевым, в присутствии высшего духовенства, некоего Турпал-Али, жестоко избил для того, чтобы доказать Пайзулаеву, что Турпал-Али не является его киллером, вопреки мнению Пайзулаева.

О том, что не все у Измайлова в обеих статьях выглядит ладно, свидетельствует сильное расхождение о месте похищения Пайзулаева подчиненными Кадырова. Так, если в первой статье Измайлов утверждает, что 14 мая 2008 года Пайзулаев средь бела дня в центре Грозного сначала был избит людьми в камуфляже, а затем был заброшен машиной и увезен в неизвестном направлении, то во второй статье обозреватель главного рупора "Мемориала" и той же Московской Хельсинкской группы пишет, что Пайзулаев был похищен по дороге в Чечне. На самом же деле, как я уже говорил, в ходе предыдущего заседания, Пайзулаев вместе с тремя своими сыновьями, двумя от первого официального брака и одним от брака второго, гражданского, с 14 по 18 мая находился в гостинице "Спорт" города Махачкалы, где и получал инструкции по телефону от представителя Московской Хельсинкской группы в Чечне Руслана Кутаева, вскоре после разоблачения этой истории подавшегося в бега, и все от того же Вячеслава Измайлова. Впоследствии основные фрагменты вышеуказанной статьи Измайлова были оспорены в суде, и "Новая газета" в итоге после возбуждения исполнительного производства судебным приставом исполнительным опубликовала опровержение, правда, с ошибками, и выплатила моральную компенсацию. Отсюда вывод: Вячеславу Измайлову доверять – значит себя не уважать, что и говорил Измайлов полтора года назад своему знакомому Шамилю Сургуеву, и это запись диктофонная, я ее слушал: "В статье достаточно написать 5% правды, остальное можно смело сочинить и не понести за это никакой ответственности". К счастью, в последнем случае Измайлов ошибся.

Но самым главным, на мой взгляд, приговором для Измайлова служат его признательные слова сначала в интервью информационному агентству "Грозный-информ" от 26 мая 2008 года, а затем и в ходе судебного заседания в Басманном суде города Москвы 28 октября 2008 года. Дословные слова по диктофону: "Я пообщался в Москве с Николаем Пайзулаевым и пришел к выводу, что он болен. Не мое дело ставить ему диагноз, но его действия и речь заставляют усомниться в адекватности поведения. Я твердо убежден в том, что Пайзулаев не совсем здоров на голову. Я также сказал об этом и председателю Московской Хельсинкской группы Людмиле Алексеевой. Естественно, рассказ супруги ошеломил участников пресс-конференции, которые были возмущены обманом Николая Пайзулаева. Николай Пайзулаев обманул нас – журналистов, правозащитников – разыграл спектакль. Он мне говорил, что обратился в УФСБ по Республике Дагестан с просьбой найти якобы похищенных жену и дочь. Я взял у него телефон и позвонил названному им офицеру ФСБ, который мне однозначно заявил, что супруга Н. Пайзулаева не похищена, что это семейный конфликт. Мне, честно говоря, Пайзулаева жалко. Он действительно больной человек с манией преследования. Кому он нужен? Я от всего сердца благодарю Рамзана Кадырова. Ему удалось найти место, где от Николая Пайзулаева скрывались жена и дочь. В противном случае журналисты написали бы то, что слышат, а события в зале суда показали, что Пайзулаев обманывает и верить ему нельзя".

Из показаний Измайлова в Басманном суде города Москвы от 28 октября 2008 года: "Утром в день пресс-конференции я сказал Людмиле Алексеевой, позвонил и сказал, что по моим данным он производит впечатление не совсем здорового человека. Она сказала: "Тогда нужно ли проводить пресс-конференцию?". Вот. "В 12 часов Пайзулаев стал давать пресс-конференцию. Шамиль Сургуев мне позвонил по мобильному. Я держал его включенным. И сообщил, что "мы прибыли". Я сказал: "Я уже не могу это слушать – бред его журналистам, поэтому заходите". Это был обученный всему человек. А для себя я сделал вывод, что этот человек не совсем здоровый. Я воспринимал его как больного, не совсем здорового человека. "Больного" –  это неправильно будет сказано. Врач должен определять не совсем здорового человека, которого могут использовать и те, и другие, и третьи – любые. Но прежде всего я сделал такой вывод: он очень хотел бы, чтобы его использовали".

А вот ответ Измайлова на мой вопрос, заданный в ходе вышеуказанного судебного заседания. "Почему вы подсказывали Пайзулаеву на пресс-конференции, что нужно говорить?" – "На пресс-конференции иногда, когда он забывался, я ему немножко мог подсказать. Он говорил такую чушь на пресс-конференции, иногда  я его поправлял". Как видим, Измайлов еще перед проведением пресс-конференции уже не доверял Пайзулаеву. Но, несмотря на это недоверие и последовавший следом провал этой аферы, "Новая газета" в №37 от 26.05 дает следующий анонс грядущего материала с пресс-конференции: "В №35 "Новой газеты" мы рассказали о похищении Николая Пайзулаева – чеченского писателя и общественного деятеля. 23 мая Пайзулаев дал в Москве пресс-конференцию, на которой рассказал о своем счастливом побеге и о похищении его семилетней дочери и жены. "Новая газета" нашла дочь и жену Пайзулаева. По нашей просьбе, их привезли в Москву". О чем свидетельствует этот анонс? О том, что "Новая газета", откровенно позорно севшая в лужу, в тот момент еще рассчитывала на благоприятный для себя выход из этой нечистоплотной ситуации. К счастью, не получилось.

Кстати, о Пайзулаеве. Уже несколько месяцев его не может найти чеченская милиция, чтобы доставить на допрос к следователю. В итоге вынуждены были объявить его в федеральный розыск. В данном случае Рамзан Кадыров как никто другой заинтересован, чтобы Пайзулаева как можно быстрее найти целым и в здравом рассудке.

Что же касается "Венского убийства"... В ответ на столь откровенное и беззастенчивое охаивание Рамзан Кадыров подал 16 марта 2009 года заявление в ГУВД города Москвы с просьбой возбудить уголовное дело в отношении главного редактора "Новой газеты" Дмитрия Муратова, Вячеслава Измайлова и еще двух журналистов "Новой газеты". Лингвистическая экспертиза, проведенная по инициативе ГУВД, признала обоснованность заявленной Кадыровым просьбы. Вот я представляю для обозрения суду, что вот заявление подано и есть талон уведомления, то есть Кадыров сразу на эту клевету отреагировал. В настоящее время заявление с приложенными материалами находится в прокуратуре Москвы. В конце заявления Рамзан Ахматович подчеркивает: "Новая газета" и проще (а почему "Новая газета"? Это рупор "Мемориала" и Московской Хельсинкской группы)… "Новая газета" и прежде находила разного роды сомнительных личностей с сомнительной репутацией, которые брались утверждать не только со страниц "НГ", но и на пресс-конференциях, организованных при активном участии этого печатного издания, как их преследовали, похищали, а также жестоко и долго избивали в застенках Чечни. Однако все эти противоречивые откровения измордованных узников всякий раз оказывались грубо состряпанной ложью".

Сейчас же я зачитаю заявление уполномоченного по правам человека в Чеченской республике Нухажиева Нурди Садиевича, адресованное Тверскому районному суду города Москвы. Текст данного заявления был опубликован информационным агентством "Грозный-информ" 29 сентября 2009 года. "Грозный. Со дня убийства Эстемировой, несмотря на провокационные выпады "Мемориала" и лично его руководителя Олега Орлова в мой адрес, я придерживался этических норм и не переходил на личности. Я пытался сохранить возможность возобновления взаимодействия. Однако ответчик Орлов в своих показаниях <…> Деятельность некоторых организаций – Хьюман Райтс Вотч, Международной Амнистии, "Мемориал", "Гражданское содействие", Московская Хельсинкская группа – на чеченском направлении используется для политического давления на Россию. Невольно складывается впечатление, что им, как воздух, нужна нестабильная, воюющая Чечня. Тогда остается шанс доказывать всю необходимость оправдывать средства на содержание, выделяемые их реальными хозяевами. При этом можно вообще не бывать в Чечне, или, в крайнем случае, посетить ее один раз в несколько лет, увидеть то, что хотят видеть, а не то, что на самом деле, и потом рассказывать всему миру о нарушениях прав человека в Чеченской республике. Они не замечают, что разрушенная за годы двух военных кампаний республика восстановлена за немыслимо короткие сроки, заново отстроены сотни школ, медицинские учреждения и другие социальные объекты. Тысячи жителей получили новое жилье. Однако представители этих организаций не желают знать, чего стоило это чеченскому народу и какой огромный труд стоит за этими достижениями.

Странное дело: во многих субъектах России положение дел с соблюдением прав человека намного хуже, чем в Чеченской республике. В этих регионах России количество похищений граждан намного выше, однако почему-то об этом вышеназванные организации не говорят. Тот факт, что их не интересует, еще раз подтверждает: их деятельность в Чеченской республике преследует корыстные цели. Эти организации отдельные негативные факты, имеющие место в республике, выдают за обычное явление, смакуют некоторые случаи, часто выдают прессе непроверенные сведения и даже слухи. Своей деятельностью на чеченском направлении эти организации создают у мировой общественности совершенно неправильное представление о ситуации в Чеченской республике. Уполномоченный по правам человека в Чеченской республике". Действительно, я согласен с Нурди Садиевичем, потому что мне даже… вот упоминаемый уже Шамиль Сургуев рассказывал: действительно, порой случаются чудовищные преступления в Чечне, так, где-то чуть более года назад он приезжает такой растерянный. "Представляешь, - говорит, - в одном из СИЗО Чечни убили свидетеля за то, что он не захотел дать показания следователям против нужного, так сказать, человека, которого хотели сделать виноватым". Убили этого свидетеля, так и оставили лежать в луже крови. Привели другого свидетеля. "Будет так с тобой, если ты не дашь показания". То есть… адвокаты обжаловали. Там чеченский суд не удовлетворил их просьбу. Они подали, соответственно, кассационную жалобу уже в Верховный суд. Он тоже им отказал. О чем это говорит? О том, что Кадыров не собирается замалчивать те преступления, которые совершались и будут совершаться.

И вот я не зря здесь рассказывал о похищении, так называемом похищении Николая Пайзулаева. Главный рупор этих организаций названных представил это как похищение, которое сами же и сфабриковали. А после фальсификации, доказательств, которые они пытались приобщить к делу, о чем можно еще говорить?..

<…> … пиаром… Вот для обзора суда, вот смотрите, как выглядит Орлов после посещения ГУВД: он доволен, он рад… (Хохот аудитории). А что он улыбается? Мне, например, неприятна вся эта ситуация <…>

Ну, вот это говорит о том, что вы же получаете удовольствие на крови. (Мальсаговой). Вот вы пожалели их, а ведь вы мне совсем другое о них рассказывали. Об Орлове, о Ганнушкиной… почему Вы здесь?.. Вы говорили, что она, Ганнушкина, вообще непорядочный человек.

Вот я прошу приобщить это объяснение. Так же я прошу приобщить в оригинале подписанное заявление, которое было в средствах массовой информации, и копия… Просто что это было официально.

Давидис: А Вы зачитали гораздо больше, простите.

Красненков: Нет. Я зачитал то, что…

Ставицкая: В принципе, мы не возражаем, потому как все то, что сказал уважаемый представитель истца, полностью подтверждает нашу позицию.

Красненков: Ну, вот…

Ставицкая: Мы совершенно не возражаем.

Судья: Приобщить материалы к делу… Ответчики, дополнения есть?

Орлов: Ваша честь, я хотел сказать, обратить внимание, что про Пайзулаева никто из представителей ответчика или свидетелей ответчика вообще на этом процессе ничего не говорил. Второе. "Мемориал" никогда о Пайзулаеве не говорил. К делу Пайзулаева мы не имели никакого отношения, поэтому я абсолютно не понимаю, какое отношение к делу имеет тот длинный-длинный пассаж про Пайзулаева. Это первое.

Второе. Что касается ситуации с Исраиловым и Масаевым, то свидетель Сокирянская, говоря здесь, ссылалась отнюдь прежде всего не на материалы "Новой газеты". Она говорила о своих личных встречах с обоими и о тех показаниях, которые они ей дали. По Масаеву работал и я. И мы встречались и с Масаевым, и с вторым человеком, который вместе с ним содержался в незаконной тюрьме.

И последнее. Представитель истца говорит о том, что странно, почему через полгода Масаев начал…

Красненков: Полтора.

Орлов: … через полтора Масаев начал что-то предпринимать. Значит, он вскоре после освобождения из незаконной тюрьмы обратился в органы прокуратуры. Об этом есть у нас показания документальные… не показания, а документация. Более того, по факту его незаконного похищения и содержания его похитителями в течение длительного времени было возбуждено уголовное дело, которое расследовалось прокуратурой Чеченской республики. И его представителем по этому делу был Станислав Маркелов, который, кстати, потом при загадочных обстоятельствах был убит.

И по факту похищения уже Масаева, исчезновения его в центре Грозного в августе прошлого года, тоже возбуждено уголовное дело, в рамках этого уголовного дела факт его похищения установлен. Другое дело – это лица, похитившие Масаева… Его местонахождение на данные момент не установлено, и вполне очевидно, что, к сожалению, он убит. Спасибо <…> Дело по исчезновению Масаева – вот у нас документ – возбуждено именно по статье "Убийство".

Красненков: Разрешите ответить? У нас возбуждается много дел, но потом закрывается за отсутствием улик. Возбуждение – это еще не факт свершившийся, вот о чем я говорю…. У вас фигурирует, даже если не брать вот эти истории… у вас действительно несколько случаев. Допустим, это все правда, вот эти несколько случаев, о которых вы говорите. Но, извините меня, что в Москве творится по сравнению с Чечней? Чечня, как говорится, и рядом не стояла. Вот. А у вас несколько случаев. Возможно, это было, но это не значит… вы очерняете эти все, что это система. Что Орлов говорит? Что Кадыров насадил в республике атмосферу произвола и насилия.

Каретникова: Совершенно верно.

Красненков: Ну, вот, все, вопросов нет.

Давидис подает ходатайство о приобщении к материалам суда расшифровок отрывков телепередач, на русском и чеченском языках (с переводом). 

Давидис просит приобщить к материалам дела статьи с "Кавказского узла". Ходатайство отклонено.