Давидис: Уважаемый суд, хотелось бы вернуться к анализу тех доказательств, которые были суду представлены и которые были исследованы в судебных заседаниях. Анализ  этих доказательств показывает, что требования истца удовлетворению не подлежат по совокупности причин, одной из которых является, что по большинству требований истец, вопреки требованиям постановления Пленума Верховного Суда от 24 февраля 2005 года, не доказал порочащий характер этих сведений. То есть если истцом было указано на порочащий характер слова "виновен" и слова "убийца", которые являются частью одного из фрагментов, которые должны быть опровергнуты, по всем остальным позициям истцом не был доказан порочащий характер этих сведений.

При этом в указанном постановлении Пленума Верховного Суда требуют, чтобы были доказаны факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. Факт распространения мы нисколько не оспариваем. Порочащий характер большей части сведений истцом не доказан, тогда как несоответствие действительности отсутствует во всех тех случаях (речь идет именно о сведениях, а не об оценках), в суде было убедительно доказано соответствие этих сведений действительности.

Если кратко пройти по тем фрагментам, опровержения которых требует истец, то фрагмент 1, который гласит – "Я знаю, я уверен в том, кто виновен в убийстве Наташи Эстемировой. Мы все этого человека знаем. Зовут его Рамзан Кадыров, это президент Чеченской республики. Рамзан уже угрожал Наталье, оскорблял, считал ее своим личным врагом. Мы не знаем, отдал ли он приказ сам или это сделали его ближайшее соратники, чтобы угодить начальству. А Президента Медведева, видимо, устраивает убийца в качестве руководителя одного из субъектов РФ", – то этот фрагмент не содержит сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца, которые одновременно являлись бы на самом деле сведениями (то есть информацией о фактах) и при этом не соответствовали бы действительности. Ответчики не упоминали о причастности истца к убийству. И утверждения истца о таких упоминаниях отнюдь не соответствуют действительности. Тут нет слова "причастен". Слово "виновен", употребленное в данном фрагменте, как уже говорилось, употреблено не в уголовно-правовом, а в моральном, социальном и политическом смысле – в смысле указания на причинно-следственную связь. Именно такого рода виновность истца, то есть его ответственность за то, что такое событие произошло, стало возможным в Чеченской республике, вытекает из совокупности представленных суду доказательств.

В первую очередь, собственно, занимаемая должность – Президент Чеченской республики. Согласно Конституции Чеченской республики, защита прав и свобод человека и гражданина – это обязанность Чеченской республики, ее государственных органов и должностных лиц, а Президент Чеченской республики является высшим должностным лицом Чеченской республики. Он приносит присягу при осуществлении полномочий Президента уважать и охранять права и свободы человека и гражданина, защищать права многонационального народа Чеченской республики, соблюдать и защищать Конституцию и законы. Очевидно, что вольно или невольно, но охранить права и свободы Эстемировой в данном случае, как требует от него того Конституция, ему не удалось. Совершенно очевидно, что убийством Эстемировой было нарушено фундаментальное право человека – право на жизнь, которое подлежит охране, в том числе в силу Конституции, охране президентом Кадыровым.

Но речь идет не только о формально, но и о фактической ответственности<…> Кадыров не только формально, но и фактически несет ответственность за происходящее в Чеченской республике. Суду был представлен текст ответов Рамзана Кадырова на вопросы, размещенный на сайте "рамзанкадыров", в котором содержатся его слова: "За все, что происходит в республике, отвечаю я лично". Таким образом, он сам публично принял на себя ответственность за все происходящее в республике. Более того, многочисленные факты и сообщения СМИ дают основания утверждать, что Кадыров и фактически несет ответственность не только в силу норм Конституции, но и в силу практического повседневного руководства теми органами, на которые возложена обязанность охраны прав граждан, - правоохранительными органами. Это обстоятельство подтверждено многочисленными доказательствами, представленными суду и исследованными в судебном заседании. Это текст материала "В Чеченской республике предотвращена серия терактов" с сайта Президента и Правительства Чеченской республики. Это текст материала "Кадыров заявляет о предотвращении теракта с неисчислимыми жертвами" с сайта информационного агентства "Интерфакс". Текст материала "Рамзан Кадыров: "Мы загнали боевиков в угол и скоро с ними покончим" с сайта газеты "Комсомольская правда". Фактическое руководство Рамзаном Кадыровым действиями органов внутренних дел подтверждается и видеозаписью, исследованной судом, фрагментом №1 – передача "Новости" телекомпании "Грозный".

При этом речь не просто – не только – о фактическом руководстве Рамзаном Кадыровым правоохранительными органами Чеченской республики и ответственности его за то, как эти органы функционируют и выполняют свои задачи, а о том, что представленные суду доказательства показывают, что в результате этой деятельности в Чеченской республике систематически и грубо нарушаются права человека. Это подтверждается и перепиской Правозащитного центра "Мемориал" с прокуратурой Чеченской республики и другими органами прокуратуры, которая обозревалась судом на судебном заседании; показаниями свидетелей Локшиной, Ганнушкиной, Черкасова, Сокирянской; представленным суду текстом "Комиссар Совета Европы определил момент истины для России" с сайта радиостанции "Немецкая волна"; фрагментом видеозаписи из программы "Специальный репортаж" телеканала "Грозный от 24 мая 2009 года, это фрагмент № 2 на диске, представленном суду; и программа "Новости" того же телеканала "Грозный" от 16 июня 2009 года, это фрагмент №4 на представленном суду диске; видеозаписью фрагмента программы "Итоги" телеканала "Грозный" от 23 мая 2009 года, это фрагмент №3, содержащийся на представленном суду диске. Эти сведения в частности подтверждают официальную практику возложения коллективной ответственности на жителей республики за действия родных и близких в составе вооруженных незаконных формирований.

Систематическое грубейшее нарушение прав человека в результате руководства Рамзаном Кадыровым правоохранительными органами в Чеченской республике также подтверждается представленными суду докладами международных организаций Amnesty International, Хьюман Райтс Вотч, копиями жалоб в Страсбургский суд и другими исследованными судом материалами.

Эти обстоятельства усиливают степень ответственности Рамзана Кадырова… моральную и политическую ответственность Рамзана Кадырова за произошедшее – за убийство Натальи Эстемировой; за то, что органы, на которые возложена задача охранять права граждан, допустили такое вопиющее нарушение прав человека.

Таким образом, даже если рассматривать вышеуказанный фрагмент как утверждение, как сведения, которые были распространены, то они не являются не соответствующими действительности. Они в полной мере соответствуют действительности. Однако постановление пленума Верховного Суда РФ объясняет, что не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели место в реальности в то время, к которому относятся оспариваемые сведения. Совершенно очевидно, что фраза, которая начинается со слов "я знаю, я уверен", характеризует позицию, мнение, умозаключение, суждение, но никак не высказывание о фактах. Таким образом, данный фрагмент вообще не является теми сведениями, которые могут быть опровергнуты в судебном порядке и преследоваться, как нанесшие моральный вред.

Следующий фрагмент той же первой части высказывания ответчика, опровержения которого требует истец, а именно – "Рамзан уже угрожал Наталье, оскорблял, считал ее своим личным врагом" – в той части, в которой речь идет о том, что Рамзан Кадыров считал Наталью Эстемирову своим личным врагом, является мнением ответчика об отношении Кадырова к Эстемировой. Право на мнение он имеет как в силу российской Конституции, так и в силу Европейской конвенции по правам человека. Оно не является утверждением о факте и опровержению не подлежит.

В остальной же части это утверждение не является не соответствующим действительности. В судебном заседании факты угроз со стороны Кадырова в адрес Эстемировой были подтверждены свидетелями, которым об этом рассказывала сама Наталья Эстемирова, в частности, ответчиком Орловым, свидетелями Мнацаканяном, Ганнушкиной, Сокирянской, Локшиной и Черкасовым. Из показаний свидетелей Мнацаканяна и Ганнушкиной также вытекает утверждение вообще враждебного отношения Кадырова и подчиненных ему официальных лиц Чеченской республики к Эстемировой. В судебном заседании они показали, что о таком враждебном отношении им сообщали должностные лица Чеченской республики. Также слова о том, что Рамзан уже угрожал Наталье и оскорблял ее, подтверждаются представленным суду заявлением Кадырова, приведенным в материале "Их убивают первыми", размещенном на сайте "Ежедневного журнала". Это же заявление содержится в видеозаписи – фрагмент №5 на диске – передача "Новости" телеканала "Грозный" от 24 июня 2009 года. В этом заявлении Кадырова эксперты, высказывающие оценку ситуации в Чеченской республике после отмены режима КТО, приравниваются к бандитам и террористам. Суду представлен текст передачи "Одним словом" на радиостанции "Эхо Москвы" от 19.09.2009 года с участием Натальи Эстемировой, где она как раз и выступает с экспертным мнением, принципиально отличающимся от мнения руководства республики, в связи с отменой контртеррористической операции. Таким образом, высказывание Кадырова иначе как оскорблением и угрозой, в частности, в адрес Эстемировой, расценивать, разумеется, нельзя.

Также в письменных показаниях Шахмана Акбулатова, представленных суду и содержащихся в материале "Кто был недоволен публикациями Натальи Эстемировой и Анны Политковской", размещенном на сайте "Права человека в России", текст которого был также представлен суду, указывается на предупреждения со стороны уполномоченного по правам человека в Чеченской республике, высказанное Шахману Акбулатову о том, что Анна Политковская, если бы проявляла осторожность и гибкость, была бы жива. Это предупреждение было высказано одновременно с сообщением о негативном восприятии Рамзаном Кадыровым текстов, публиковавшихся Натальей Эстемировой, что также невозможно оценивать иначе, как угрозу.

Оскорбление и неприязненное отношение вообще, породившее и угрозы, и оскорбления со стороны истца в адрес Натальи Эстемировой, подтверждаются тем, что и после смерти Натальи Эстемировой он не смог удержаться от оскорблений в ее адрес. Суду представлен текст интервью Рамзана Кадырова радиостанции "Свобода". Также представлен экземпляр газеты "Завтра", №39 за сентябрь 2009 года, где Кадыров называется Эстемирову противником стабильности в Чечне и врагом Чечни и России.

Что касается следующей части первого фрагмента, опровержения которого требует истец, – фрагмента "мы не знаем, сделали ли он это сам или это сделали его ближайшие соратники, чтобы угодить начальству", – то очевидно, что этот фрагмент не является утверждением о фактах и событиях, кроме того факта, что ответчику не известно, имели место упомянутые обстоятельства, то есть отдача приказа об убийстве Эстемировой теми или другими лицами, или не имели. Среди двух возможных вариантов, которые не исчерпывают, очевидно, возможные обстоятельства убийства Эстемировой, ответчиком упоминается возможность того, что приказ был отдан соратниками Рамзана Кадырова, то есть без его ведома и воли, что даже при самом пристрастном и узком толковании данного фрагмента не позволяет утверждать, что он носит порочащий Кадырова характер.

Наконец, в той части первого фрагмента, который состоит из слов "А Президента Медведева, видимо, устраивает убийца в качестве руководителя одного из субъектов РФ", само по себе мнение об отношении Президента Медведева к истцу, очевидно, не является порочащим. Спор может в данном случае вестись только вокруг слова "убийца", о чем и говорил нам истец. Однако суду были представлены многочисленные доказательства собственных признаний Рамзана Кадырова об участии в убийствах, осуществлении убийств, которые подтверждают, что данное высказывание не является ложным, данное сведение не является ложным. А учитывая тот контекст, в котором истец делал эти заявления и как он сам оценивает эти действия, они не являются и порочащими.

Свидетелями Ганнушкиной, Черкасовым, Сокирянской, Локшиной, Мнацаканяном были в судебном заседании подтверждены обстоятельства разговора Рамзана Кадырова и Натальи Эстемировой, о котором сама Наталья Эстемирова говорила, цитируя Кадырова, что он утверждал: "Да, у меня руки по локоть в крови, и я не стыжусь этого. Я убивал и буду убивать плохих людей". Однако убийство остается убийством, и даже человек, который убивал плохих людей, вне сомнения, заслуженно называется убийцей в русском языке.

Те же обстоятельства подтверждаются текстом интервью, взятым Анной Политковской у истца, "Центровой из Центороя", размещенного на сайте novayagazeta.ru, копия которого представлена суду. Те же обстоятельства подтверждаются материалом, размещенным в №10 за 2005 год журнала "GQ", представленный суду, где истец заявляет: "Буду всех убивать до последнего, пока меня самого не убьют или не посадят. Я буду убивать, пока жив. Того, кого я должен был убить, я уже убил". Эти же обстоятельства подтверждаются текстом интервью Рамзана Кадырова "Эху Москвы" (текст передачи интервью от 30 января 2008 года с сайта радиостанции "Эхо Москвы" представлен суду), где истец говорит об уничтожении различных лиц, взявших на себя ответственность за убийство его отца Ахмата Кадырова, и добавляет: "А что прокуратура делает, это вопрос десятый". Таким образом, истец не только ясно и публично признает факты совершенных им убийств, но и по крайне мере о некоторых из них прямо говорит, что они были совершены вне правовой процедуры, вне военной операции, контртеррористической операции или пресечения преступления.

Второй фрагмент, опровержения которого требует истец, начинается со слов "Когда Наташа позволила себе неодобрительно высказаться о том, что девушек почти насильно заставляют носить в публичных местах платки, у нее состоялся разговор с Кадыровым". Очевидно, этот факт ни в коей мере не является порочащим истца. При том, что факт этого разговора подтвержден многочисленными свидетельскими показаниями в ходе судебного заседания, останавливаться на этом нет необходимости, поскольку истец не доказал порочащий характер этого утверждения и его, вне сомнения, там нет.

Утверждение же о том, что она рассказывала, что Кадыров ей угрожал, говорил буквально: "Да, у меня руки по локоть в крови, и я не стыжусь этого. Я убивал и буду убивать плохих людей. Мы боремся с врагами республики", – не является ложным. Это утверждение о факте рассказа Эстемировой. Эти сведения – то, что Эстемирова рассказывала об этом, - подтверждено в судебном заседании ответчиком Орловым, свидетелями Ганнушкиной, Черкасовым, Локшиной, Сокирянской и Мнацаканяном. Сведения, которые были переданы свидетелями со слов Эстемировой, позволяют утверждать, что Эстемирова рассказывала о том, что Кадыров ей угрожал и оскорблял.

Утверждения свидетелей, представленных истцом, о том, что они не знают о встречах Кадырова и Эстемировой, а также об угрозах и оскорблениях в адрес Эстемировой со стороны Кадырова, свидетельствуют только о том, что им не известно об этом, и никоим образом не могут свидетельствовать о том, что эти обстоятельства не имели места в действительности. Наоборот, показания свидетеля Кагировой показали, что, не зная элементарных обстоятельств жизни и деятельности Эстемировой, вряд ли она могла рассчитывать на то, что такие подробные и интимные обстоятельства ее жизни, как угрозы со стороны высшего руководителя республики, были бы ей рассказаны.

Следующий представитель.