Красненков: Я хочу тут, потому что здесь высказано слишком много. Во-первых, здесь чем занималась сторона ответчика? Она фильсифицировала даже имеющиеся доказательства, представленные ими! Обращаю внимание. Давидис говорит, что в своем интервью газете "Завтра" Кадыров называет Эстемирову врагом Чечни и врагом России. Давайте-ка найдем. Ну, вот: "Ей нужны были только разговоры, а не решения вопросов, поставленных перед комиссией. Ей сказали: "Вы не справляетесь, вы не способны работать". Она ожесточилась, стала писать разные статьи с небылицами не под своим именем, собиралась с другими противниками стабильности в Чечне и говорила: "Что мы будем делать? Чечня уходит из-под нас. Мы теряем Чечню". Враги Чечни и России ничего не могли придумать, только остается одно – убить женщину". То есть это он говорить тем, кто убил, и он их называет врагами. Это очевидно. Вот. И здесь не надо передергивать.

А то что же касается оспариваемых сведений, как я уже говорил на первом заседании, эти сведения почему подлежат опровержению в таком виде, потому что эти сведения взаимосвязаны и взаимозависимы, имеют единую содержательно-смысловую направленность. Это очевидно.

Кадырова действительно так же вот… ну, вот, представитель Давидис ссылался на фрагменты 2, 3, 4, но я после четвертого фрагмента ушел, когда оказалось, что там выдернуты наиболее важные цитаты, что это скомпилированный материал, потому что рядом стояли чеченцы и это отмечали. Итак, согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ №3 от 24 февраля 2005 года "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц", итак, не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели место в реальности во времени, к которому относятся оспариваемые сведения, когда сторона ответчика не предоставила ни одного доказательства. Как я уже говорил на первом заседании, что отмечается? Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, но Кадыров не нарушал закон, он не призывал к убийствам, он не нарушал, поэтому… так а вы же утверждаете, что он нарушал, что он виновен! Он не оскорблял, он не вел себя неправильно, неэтично в общественной или политической жизни. Он, наоборот, создавал правозащитникам всяческие условия, и вот свидетель у нас Джумалиев что указал, если я не ошибаюсь, на 451 указ Президента "О взаимодействии должностных лиц Чеченской республики с правозащитниками и ответственности за уход от этого взаимодействия"<…> Смейтесь-смейтесь. Так же вот раньше, как вот предписывается "GQ", "я убивал и буду убивать". Несколько лет Рамзан Ахматович терпел подобные выходки, скажем так, журналистов и нечистоплотных журналистов, которые обижались, что, например, на столе, в частности, как "GQ", что там не оказалось спиртного, но рано или поздно действительно надо подавать на них в суд. Вот он и решил, как тут говорили, делают в том же Азербайджане – призывают к ответственности. Вот и все. Потому что иначе, когда тебя откровенно на тебя клевещут, а ты молчишь из года в год, то, естественно, у российской, и не только у российской, но и у мировой общественности может сложиться однозначное впечатление, что ты такой и есть, ты виновен.

А потом опять же они говорили, представитель ответчика об Исраилове. Но иск не только самого убитого Умара Исраилова, но всех Исраиловых отклонен. Отклонен Европейским судом, понимаете? Опять-таки разговор идет вокруг нескольких сомнительных, в общем-то, историй, еще не доказанных. Да, заведено уголовное дело, ну, конечно, родственники обратились, но этого ничего нет. Тут же, так же Орлов хочет добиться права вольно… Орлов и его коллеги-правозащитники добиться права вольно обращаться со словом, со словами, так сказать, такого обвинительно-уголовного характера. Вот чего они добиваются. И это, так сказать, естественно, поэтому если суд не удовлетворит наш иск, тут нетрудно представить, что из этого выйдет. Это просто каждый начнет обвинять всех региональных начальников, а если же конкретно подходить, то, получается, за каждое преступление надо вообще… вот случилось убийство, при каких бы обстоятельствах ни случилось, каждого губернатора, получается, надо снимать, потому что он виноват: он в этом месте не выставил часового, а желательно еще нескольких. Вы в этом пытаетесь обвинить. Тем более что это явно было, как показывает драматургия, заказное преступление. Что же касается свидетелей Мальсаговой Аминат Алиевны и Кагировой Тамары Ахмедовны, нет, они как раз и занимаются не только прошлыми, но прежде всего текущей своей работой. Недаром Кагирова Тамара, она является членом общественной палаты Чеченской республики, на которых как раз и обсуждаются текущие вопросы, состояние дел с правами человека в Чеченской республике. Также это и сказала Мальсагова Аминат Алиевна. Также они обе подтвердили, что им неизвестно, что не было таких случаев о содержании каких-то тюрем. И вообще, если вы считаете, что такие тюрьмы есть, вот почему вы их никак не найдете? Ну, я не знаю, съездите наконец в Японию, возьмите в руки ниндзю-тцу (ну, уроки ниндзя, нужно знать), которые так учат перевоплощаться… ты видишь землю, стань землей, река – стань рекой, и проберись, прокопай, найдите же вы, найдите. Поэтому я считаю, что иск Рамзана Ахматовича подан с полным соответствием действующему законодательству и подлежит удовлетворению. По крайней мере, мы очень на это надеемся.

Ставицкая: Я буквально выскажу небольшую реплику. Я был просила суд оценивать показания свидетелей со стороны истца с точки зрения цитаты, или я даже не знаю, как это назвать, мнения, высказанного представителем истца по поводу того, что в том случае, если правозащитники не сотрудничают с властью в Чечне, то они должны за это нести ответственность. В связи с этим сторона ответчиков полагает, исходя из тех показаний, которые были даны свидетелями в судебном заседании, что они сотрудничают с властью Чечни, а посему не могут давать определению достоверные показания, так как в том случае, если они дадут достоверные показания, то за этим сразу же наступит ответственность, о которой нам только что поведал представитель истца, сославшись на Приказ Президента Чечни.

Красненков: Извините, они опять перевирают, потому что Приказ Президента Чечни о чем говорит? Он обязывает начальников взаимодействовать, не отказывать взаимодействовать от руководителей… вот этих правозащитников… Он их, чтобы они несли за это ответственность… что они не будут. Не правозащитники, а руководство, региональное, так сказать, руководство Чечни, вот кого он – чиновников, а не правозащитников. Это разные

А потом, о чем мы говорим ведь… Сокирянская свидетель, сами ответчики сказали, чем они занимаются, в частности, в Чечне. Документированием. Правильно. Только документированием. Они ничего реально не делают. А что Кадыров им предлагал? "Хотите помогать? Пожалуйста! Мы вам создадим все условия и будем даже финансирование выделять на решение социально-экономических вопросов". Но вам это не нужно. Это как раз и сказали свидетели, что вы не захотели сотрудничать. И прежде всего Эстемирова. Вот вы даже видите как, вы даже вести себя не умеете. Это точно так же, как и ваши коллеги чуть не набросились на меня в истерике, что я не поддержал их позицию, что у меня неправильное представление о их правозащитной деятельности. У меня все.