ПРАВОЗАЩИТНЫЙ ЦЕНТР "МЕМОРИАЛ"
MEMORIAL HUMAN RIGHTS CENTER
127051, Россия, Москва, Малый Каретный пер., д. 12
Тел. +7 (495) 225-3118
Факс +7 (495) 624-2025
E-mail:
memhrc@memo.ru
Web-site:
http://www.memo.ru

                  

Механизмы безнаказанности на Северном Кавказе (2009-2010 гг.) – как они работают?


Похищения и исчезновения людей на Северном Кавказе в 2009 году,
Саботаж расследования уголовных дел в 2009 – 2010 годах.


Москва

2010

Оглавление

 

 

 

Введение

I. Похищения, незаконные задержания, исчезновения жителей Республики Ингушетия

Описание общей ситуации

Похищение и исчезновение Танкиева Гапура Абоевича

Похищение и исчезновение Цидзоева Идриса Макшариповича

Похищение и исчезновение Озиева Магомеда Борисовича

Похищение и исчезновение Махлоева Масхуда Хамутхановича

Похищение и исчезновение Плиева Алисхана Борисовича

Похищение в Санкт-Петербурге и исчезновение Добриева Юсупа Магомедовича, Добриева Юнуса Магомедовича, Аджиева Магомеда Адымовича и Джаниева Али Махмудовича

Задержание в Минеральных Водах и исчезновение Иналова Рашида Макшариповича

II. Похищения и  исчезновения жителей Республики Дагестан

Описание общей ситуации

Похищение и исчезновение Дакаева Белала Хаджиевича

Похищение и исчезновение Шафиева Сиражудина Минатулаевича

Похищение и исчезновение Гасанова Рашида Абдуллаевича

Похищение и исчезновение Рашидова Магомеда Абдулрашидовича

III. Похищение и исчезновение в Кабардино-Балкарской Республике

Похищение и исчезновение Накани Георгия Шотаевича

IV. Похищения, незаконные задержания и исчезновения жителей Чеченской Республики

Описание общей ситуации

Похищение и исчезновение Кагирова Рустама Дениевича

Похищение и исчезновение трёх членов семьи Дудуевых

Незаконные задержания и исчезновение Джабихаджиева Нажи Нажмуддиновича,  Эльдарова Аслана Алхазуровича и  Закриева Джабира Хусейновича

Исчезновение, тайное содержание в больнице и похищение оттуда Зайналова Апти Рамзановича

Похищение и исчезновение Асхабова Абдул-Езита Данильбековича

Похищение и исчезновение Гайсановой Заремы Исмаиловны

Похищение и исчезновение Азиева Ризвана Лечиевича

Задержание и исчезновение Ибрагимова Сайд-Салеха Абдулганиевича

IV (a). Примеры случаев освобождения похищенных жителей Чеченской Республики

Похищение и освобождение Шамсаева Апти Халидович

Похищение и освобождение Тельхигова Расамбека Алхазуровича

Похищение и освобождение Габарова Зелимхана

Похищение и освобождение Умарпашаева Ислама Ирисбаевича

V. Безвестные исчезновения жителей республик Северного Кавказа

Исчезновение  Колоева Ислама Курейшовича

Исчезновение Цечоева Магомеда Абдурахмановича

Исчезновение Нагоева А.Т., Шогенова И.Б. и Бегидова Т.В.

Исчезновение Жангуразова Ислама Салыховича

Исчезновение Саадуева Сааду Гусейновича

VI. Рекомендации

Список Сокращений

 

 

Введение

Похищения и насильственные исчезновения людей, по-прежнему, остаются одной из распространенных форм грубейших нарушений прав человека на Северном Кавказе.  В настоящее время «Мемориал» занимается документацией похищений и исчезновений людей в  зоне вооруженного конфликта в пяти республиках - Чечне, Ингушетии, Северной Осетии-Алании, Дагестане и Кабардино-Балкарии. Обстоятельства подавляющей части похищений, происходящих на Северном Кавказе в течение последних десяти лет, ясно указывают на причастность к их совершению сотрудников государственных силовых ведомств. За эти годы сложилась целая система незаконного насилия, включающая в себя как неотъемлемые элементы –  практики похищений людей, содержания их в незаконных секретных тюрьмах и осуществление внесудебных казней части похищенных. Таким образом – при помощи государственного террора – силовые ведомства (ФСБ, различные структуры МВД, ГРУ, другие армейские структуры) с молчаливого одобрения Кремля пытаются бороться с  сепаратизмом, терроризмом, незаконными вооруженными формированиями. Часто в конкретных случаях мы не знаем, представители какого именно из этих ведомств похитили человека. В таком случае мы употребляем слово силовики, имея в виду сотрудников неустановленного силового ведомства.

 

Похищенным мы называем человека, насильственно уведенного или увезенного, чаще всего – вооружёнными людьми в камуфляже, нередко в масках. Похитителями мы считаем тех, кто не предъявляют документы о своей принадлежности к официальным структурам, равно как и документы, на основании которых человека задерживают – ни ему, ни его родственникам. Они не говорят, куда он будет доставлен, и, как правило, не ставят в известность о своих действиях местные органы внутренних дел. Похищенного, как правило, помещают в места, не предназначенные для содержания задержанных, или не оформляют в соответствии с законом. Налицо все признаки преступления, подпадающего под статью 126 Уголовного кодекса РФ – «похищение человека». Когда похищенный отсутствует длительное время, или же исчезает бесследно – в таком случае мы говорим о нём как об исчезнувшем или пропавшем без вести.

 

По абсолютному большинству зафиксированных нами случаев похищений «Мемориал» ведет переписку с органами прокуратуры, в случае необходимости, помогает родственникам добиваться возбуждения уголовных дел, а затем их расследования. По многим многим случаям похищений, юристы «Мемориала» при содействии юристов Европейского центра защиты прав человека помогают потерпевшим направить жалобы в Европейский суд по правам человека.

С середины 2009 года  мы изменили практику подачи жалоб в ЕСПЧ по поводу похищений людей на Северном Кавказе. Когда велика вероятность, что похищенный еще жив, жалоба направляется в первые дни после похищения человека. Заявитель просит о применении срочных мер в рамках Правил 39-41 Регламента ЕСПЧ:

1)      срочно информировать власти России о факте подачи жалобы и ее содержании;

2)      рассмотреть жалобу в приоритетном порядке;

3)      предложить властям РФ предпринять быстрые и эффективные меры для обеспечения похищенному человеку гарантий от риска бесследного исчезновения.

 

Если ЕСПЧ полностью или частично удовлетворяет подобные просьбы по конкретной жалобе, то он направляет правительству РФ вопросы о том, какие меры были приняты для установления местонахождения похищенного и были ли о них проинформированы заявители. Европейский суд также может предложить властям России предоставить копии всех документов, относящихся к мерам, принятым для установления местонахождения похищенного.После получения ответов и документов Суд рассматривает вопрос о срочном или внеочередном рассмотрении жалобы.

Подобный интерес Европейского Суда к конкретному случаю похищения человека иногда имеет решающее значение для судьбы похищенного.

 

Следует отметить, что официальные органы не включают в свои статистические сводки часть случаев, которые мы относим к похищениям.  Например, те случаи, когда похитители сами освобождают похищенных, или похищенные через некоторое время «обнаруживаются» в следственном изоляторе, как правило не включаются в подобные сводки.

 

Этот доклад – попытка собрать в одном документе материалы по случаям похищения с последующим безвестным исчезновением жителей Северного Кавказа в один период времени в разных республиках. Не все случаи похищений изложены подробно, однако доклад позволяет выявить основные тенденции, связанные с проблемой похищений людей в регионе. В докладе описаны все задокументированные «Мемориалом» случаи похищений с последующим исчезновением жителей Ингушетии, Дагестана и Кабардино-Балкарии. В Чечне в 2009 году произошло слишком много исчезновений, чтобы мы могли все из них подробно описать в докладе. Поэтому из Чечни подробно рассмотрены лишь несколько наиболее показательных  примеров. Во многих случаях родные похищенных не были готовы давать подробную информацию и не пытались добиться правосудия. Тем не менее, такие случаи включены в статистику зарегистрированных нами дел.

В водных разделах по отдельным республикам мы описываем отдельные случаи бессудных казней похищенных людей.

В разделе по Чеченской Республике в отдельном разделе мы останавливаемся на нескольких случаях, когда похищенные были освобождены в результате того, что их родственниками при помощи правозащитников были направлены жалобы в Европейский суд по правам человека.

 

Наши сведения о похищениях и насильственных исчезновениях заведомо неполны, так как «Мемориал» не имеет возможности проводить мониторинг на всей территории указанных выше республик. Кроме того, в некоторых регионах документация всех подобных преступлений просто невозможна из-за царящей там атмосферы страха. Поэтому можно полагать, что мы фиксируем лишь «надводную часть айсберга»  общего количества похищений.

 

Проблема похищений людей наиболее остро стоит в Чеченской Республике, где в 2009 году «Мемориал» зафиксировал 93 случая похищений человека, из которых 10 были позже найдены убитыми, а 19 пропали без вести[1]. Здесь же и наиболее неблагоприятный климат для работы правозащитников и наименьшая защищенность у потерпевших, в  связи с чем родственники похищенных часто не отваживаются придать факты совершенных преступлений огласке. Наименьшее количество похищений зафиксировано нами в Кабардино-Балкарии, а в Северной Осетии, в отличие от предыдущих лет, в 2009 году «Мемориал» не зафиксировал насильственных исчезновений.  В Ингушетии власти проявляют политическую волю к решению проблемы похищений людей и предпринимают конкретные меры по поиску пропавших, но, к сожалению, результаты этих мер пока очень ограничены.

 

Как становится очевидным из приведенных в докладе материалов, жителей Северного Кавказа похищают не только в самом регионе их проживания. Тенденция похищений за пределами республик стала устойчивой.

Часто объектом похищений становятся люди, исповедующие фундаменталистское направление ислама (салафизм), приверженцы которых уже вполне открыто преследуются государством. Людей, исповедующих это религиозное направление, силовики обычно подозревают в пособничестве или причастности к вооруженному подполью. В Дагестане, Чечне и Ингушетии, где большинство мусульман традиционно исповедуют суфизм, более остро проявляется фактор такого внутриконфессионального противостояния; особенно оно чувствуется Дагестане. Это придаёт здесь дополнительную мотивацию местным силовикам в их незаконных действиях.

Впрочем, среди похищенных есть люди, не принадлежащие к салафитскому течению.

Вероятно, что силовики похищают подозреваемых в причастности к НВФ, либо предполагаемых обладателей информации об НВФ, либо родственников членов НВФ. Мы не утверждаем, что все похищенные люди не имеют отношения к вооруженному подполью. Однако их вина не доказана, более того, им вообще не предъявлялось официальное обвинение. Таким образом, государство вместо законных методов борьбы с преступностью использует методы  государственного террора, становясь на один уровень с теми, против кого оно борется.

Похищения совершают сотрудники как местных, так и федеральных силовых структур. Ряд похищений проходят по классическому «чеченскому сценарию», когда вооруженные люди в масках заскакивают в дом и уводят  нужного им человека. Однако многие похищения производятся очень «профессионально», человек выходит из дома и не возвращается, или потом его обнаруживают убитым.

Расследование государством похищений и безвестных исчезновений жителей Северного Кавказа крайне неэффективно. В Чечне и Дагестане у родственников похищенных в первые дни часто даже не принимают заявления о преступлении,  а затем следственные органы откровенно саботируют расследование. Надо отметить, что и в других регионах России, где в 2009 году похищали людей, следствие было  также неэффективно, как и на Кавказе.

На Северном Кавказе с 2007 года действует «Комплексная программа по борьбе с похищениями людей и розыску пропавших без вести на 2007 – 2010 годы». Согласно этой программе по делам о похищении людей, «имеющим общественный резонанс, представляющим особую сложность в расследовании» прокурорам субъектов Южного Федерального округа следует «рассматривать вопрос о создании межведомственных следственных групп из числа следователей территориальных и ведомственных прокуратур, оперативных сотрудников УФС РФ по субъектам, ГУ МВД по ЮФО и органов внутренних дел субъектов Южного Федерального округа». Ни по одному (!) из описанных в этом докладе дел такая межведомственная следственная группа создана не была.

 

Во многих случаях, когда правозащитники, потерпевшие или их представители получают доступ к материалам уголовных дел, возбуждённым по фактам таких похищений и исчезновений, очевидным образом открывается картина имитации расследования вместо реальной работы следственных органов.

Почему это происходит?

По-видимому, существует негласная, никак документально не оформленная соответствующая установка, и в случае, если следователь начнёт предпринимать слишком большие усилия по раскрытию такого преступления, начальство сверху укажет ему на неуместность подобного рвения. 

Кроме того, в тех случаях, когда появляются серьёзные основания полагать, что в похищении замешаны сотрудники ФСБ или военные, то в отношении них проводить следственные действия могут только органы военной юстиции. Однако, как правило, эти органы отказываются принимать к своему производству подобные дела, ссылаясь  на «отсутствие бесспорных доказательств причастности военнослужащих к совершению преступления». Но найти такие «бесспорные доказательства» без допросов военных или сотрудников ФСБ практически невозможно. Получается замкнутый круг.

В конце-концов для тех, кто «не понял» и начал слишком активно пытаться противостоять практике похищений, есть и другие «возможности объяснить». Так в Ингушетии в 2004 году был похищен и бесследно исчез заметитель прокурора РИ Рашид Оздоев,  который за несколько дней до этого подал рапорт на имя Генерального прокурора РФ, директора ФСБ и начальника УФСБ по РИ о случаях нарушения прав человека, включая и похищения людей, в которых есть основания полагать участие представителей государства.

В Чечне же сотрудники Следственного Комитета при прокуратуре РФ изначально поставлены в условия, когда они не могут полноценно расследовать подобные преступления – органы МВД по Чеченской Республике с ними абсолютно не считаются, их поручения злостно не выполняются. Следователи, подчас, прямо говорят потерпевшим, что не будут даже пытаться допрашивать предполагаемых участников похищений, так как это может им грозить тяжкими последствиями, вплоть до угрозы жизни и здоровью.

Очевидно, что расследовать массовые и систематические преступления, совершаемые представителями силовых органов, следственные органы могут лишь при условии наличия на то политической воли у руководства государства.  Факты показывают, то такой воли нет.

 

Удивительно, но эти наши оценки и выводы подтвердил 25 мая 2010 года прокурор ЧР Михаил Савчин. На совещании в Грозном, отвечая на вопрос Р.Кадырова почему совершенные военными похищения остаются не расследованными, он заявил:

«Основные причины тех проблем, о которых Вы сказали, можно назвать коротко: это отсутствие политической воли на самом верху. Сигнала четкого нет: военно-следственный комитет должен принять все дела, по которым есть оперативная информация и расследовать их. Будет такой сигнал – примем дела, не будет – не примем. Потому что формально, по закону, очень сложно нам эти дела передать. Оперативная информация есть, что это преступление совершено военными, а юридически значимые доказательства в самих уголовных делах отсутствуют. А чтобы их получить, нужно запросить архив Минобороны. В Министерстве обороны говорят: "Информация закрыта. Совершенно секретно. Не дадим". Я пишу в генпрокуратуру. Мне генпрокуратура то же самое говорит: "Совершенно секретная информация. Государственная тайна". Замкнутый круг получается».

 По его словам, необходимо принятие политического решения: создание, например, межведомственной комиссии на федеральном уровне, в которую входили бы представители генпрокуратуры, Минобороны, МВД. По мнению М.Савчина, такая комиссия могла бы определить порядок рассекречивания информации.

«Тогда мы получили бы реальные уголовные дела. А так мы будем топтаться на месте. Вот следственный комитет. Там тоже знают об этих делах, знают, что преступление совершено военными, допустим. <…> Но расследовать сами мы не можем, потому что никакого отношения к военным не имеем: мы - гражданская прокуратура. Понимаете, в чем дело? Поэтому и рады бы, но без этого, фактически, ничего сделать не можем» - сказал прокурор.[2]

 

 Безнаказанность ведёт к новым преступлениям. Похищения и насильственные исчезновения, функционирование секретных тюрем, пытки, внесудебные казни отторгают общество от власти и расширяют мобилизационную базу вооруженного подполья. Преследования по религиозному признаку позволяют приверженцам фундаментального течения в исламе говорить о правомочности джихада. Круг насилия замыкается, вооруженный конфликт все глубже укореняется в северокавказских обществах. 

Мы не ставим под сомнение необходимость борьбы с незаконными вооруженными формированиями и терроризмом, однако эту борьбу следует вести в соответствии с законодательством Российской Федерации и принятыми ею международными обязательствами по соблюдению прав человека.

ПЦ «Мемориал» год из года повторяет, что для изменения ситуации на Северном Кавказе к лучшему необходимо признать, что требование соблюдения прав человека не только не противоречит целям обеспечения безопасности, но является необходимым условием ее достижения. Непременной основой стабильности является законность, для обеспечения которой необходима системная работа по соблюдению прав человека в регионах Северного Кавказа, пресечение безнаказанности силовиков.

 

 

 

                    

I. Похищения, незаконные задержания, исчезновения жителей Республики Ингушетия

 

Описание общей ситуации

В период между первой и второй чеченскими войнами, в 1997-98 годах, на территории этой республики начали происходить похищения людей. Связано это было, в первую очередь, с резким ухудшением криминальной обстановки на территории тогда фактически независимой Чеченской Республики Ичкерия, граничащей с Ингушетией. Целью похитителей, как правило, было получение выкупа.

С началом «контртеррористической операции» на Северном Кавказе (октябрь 1999 года) подобные похищения прекратились. Однако, в 2002 году, после отставки первого президента Ингушетии Руслана Аушева, «Мемориал» начал фиксировать здесь новую волну похищений. Эти преступления очевидным образом отличались от похищений в предыдущие годы. Похитители не требовали выкупа, а похищенный чаще всего бесследно исчезал.  Обстоятельства совершения этих преступлений (используемая похитителями военная техника, их беспрепятственный проезд через все блок посты и т.п.) указывали на причастность к их совершению военных или сотрудников МВД и ФСБ. Мы отнюдь не утверждаем, что все похищенные таким образом люди не имели отношения к вооруженным формированиям, противостоящим российскому государству. Однако в любом цивилизованном государстве подозреваемые могут быть задержаны или арестованы лишь на законных основаниях, следствие должно вестись в рамках процессуальных норм, а вину обвиняемых может установить лишь суд. В противном случае место правосудия занимает произвол и расправа, от которых страдают в первую очередь невинные люди

Вначале жертвами похищений становились беженцы из Чечни, проживавшие в лагерях  в Ингушетии. Тела некоторых из них со следами пыток впоследствии были обнаружены на территории Чеченской Республики. Из 28 человек, похищенных в 2002 году на территории Ингушетии, лишь один был коренным жителем Республики. 22 октября  в горной местности у границы с Чечнёй был похищен семидесятисемилетний старик-пасечник из ингушского села Галашки Сайнароев Султан Хасанович. Его военные насильно усадили в БМП, после чего он исчез. Видимо, таким образом силовики, как в последствии выяснилось, представители РОШ ФСБ РФ по Северо-Кавказскому региону[3] пытались получить информацию о проходившем незадолго до этого через горы Ингушетии отряде боевиков под командованием Руслана Гелаева.

В тот год из числа похищенных четверо были убиты, двое отпущены похитителями после допроса и избиений, шестнадцать пропали без вести. Шестерых похищенных через некоторое время «легализовали» в СИЗО или ИВС, их обвиняли в пособничестве НВФ.  Из них впоследствии  четверо были оправданы судами.

В 2003 году «Мемориал» зафиксировал уже 52 случая похищения людей в республике, из них 38 жителей Чечни, 12 жителей Ингушетии и 2 гражданина Армении. Впоследствии был обнаружен труп одного из похищенных, тридцать два человека пропали без вести, девятнадцать человек отпустили после длительных допросов, сопровождавшихся избиениями.

В 2004 году в результате спецопераций все больше начали «исчезать» постоянные жители Ингушетии. Всего в 2004 году «Мемориал» задокументировал похищения 48 человек: 19 жителей Чечни и 28 жителей Ингушетии. Впоследствии были обнаружены трупы троих из похищенных, 19 человека пропали без вести, 20 –  были выкуплены родственниками или освобождены похитителями после длительных допросов, как правило, сопровождающимися пытками. При этом среди убитых, пропавших без вести и освобождённых – жителей Ингушетии и жителей Чечни было примерно одинаково. Шестеро похищенных (все жители Ингушетии) позже «обнаружились» в местах предварительного заключения.

В эти же годы в Ингушетии набирала рост активность местного подполья. Жестокость и беззаконие, творимые представителями государства, лишь расширяли мобилизационную базу для боевиков.

Именно в 2004 году произошло беспрецедентное для республики событие – нападение боевиков в ночь с 21 на 22 июня 2004 года. Тогда большой отряд боевиков, в составе которого было много этнических ингушей, вторгся в Ингушетию и временно взял под свой контроль ряд населенных пунктов, включая города Назрань и Карабулак. Отпор боевикам оказали лишь сотрудники МВД РИ, в результате чего многие из них были убиты или ранены. В ходе этой операции боевики бессудно казнили ряд захваченных ими сотрудников силовых ведомств. Всего в результате нападения погибли 79 человек, в том числе 43 сотрудника правоохранительных органов. 

В 2004 году участие ингушей в нападениях на ингушских же милиционеров вызывало удивление и недоумение у жителей республики. В последующие годы это, к сожалению, уже перестало кого-либо удивлять. Несмотря на жестокость контртеррористических операций и введение в республику дополнительных сил (а может быть, именно благодаря этому) вооруженному подполью в Ингушетии удалось создать эффективную сеть полуавтономных групп. Они развернули охоту на сотрудников силовых структур, правоохранительных органов, федеральных военнослужащих и чиновников. Активность вооруженного подполья беспрецедентна для столь маленькой республики,  порой потери среди военнослужащих и сотрудников силовых структур здесь сопоставимы с потерями в Чечне. В свою очередь сотрудники силовых структур грубейшим образом нарушают права человека, подрывая доверие населения к государству.

В следующем, 2005 году, по сведениям ПЦ «Мемориал», на территории Ингушетии было  похищено меньше людей (32 человека) но при этом из них только трое были жителями Чечни. Таким образом, по-прежнему наблюдался рост похищений именно жителей Ингушетии. Похитители освободили десятерых (в том числе двоих жителей Чечни), пятеро были убиты, шестеро пропали без вести. И опять, среди тех, кто после похищения «обнаружились» в местах предварительного заключения почти все – жители РИ.

 Со второй половины 2004 года в Ингушетии был запущен конвейер фабрикаций уголовных дел, когда подозреваемых в причастности к вооруженным формированиям вывозили в соседнюю Республику Северная Осетия-Алания, где подвергали  пыткам, принуждая сознаться в преступлениях, при этом ему предоставляли адвоката, назначенного государством, а не нанятого родственниками. В некоторых случаях подозреваемого практически похищали, и его родственники в течение ряда дней или недель не имели о его судьбе никакой информации. Затем похищенный, после того, как становился готовым сознаться в чём угодно, «обнаруживался» в следственном изоляторе. В дальнейшем против такого человека выдвигали обвинения, часто основанные лишь на показаниях, данных им под пытками в первые дни после задержания.

 В 2006 году количество похищенных и пропавших без вести жителей Ингушетии, по данным ПЦ «Мемориал» заметно уменьшилось. Возможно, это объясняется тем, что в республике получили распространение другие формы незаконного насилия, например, внесудебные казни людей, подозреваемых в причастности  подполью (их расстреливали на месте, якобы при их попытке оказать сопротивление задержанию)[4]. 

2007-2008 годы характеризовались резкой дальнейшей эскалацией насилия в республике, что отразилось и на числе случаев похищений. При этом в 2007 году интенсифицировалось практика фабрикаций уголовных дел. Большинство их похищенных, пройдя через издевательства, пытки, незаконное давление, затем «обнаруживались» в официальных местах содержания задержанных или арестованных. 

Осенью 2008 г. президент Медведев, решился на шаг, который ранее упорно не желал делать Путин – на смену руководства республики. Новый Президент РИ Юнус-Бек Евкуров заявил о смене курса руководства республики. В частности, он декларировал своё намерение добиваться того, чтобы борьба с подпольем и незаконными вооруженными формированиями проводилась строго в рамках закона. Возможно, поэтому в 2009 году  резко снизилось количество похищений в республике.  И тем не менее, общее количество пропавших без вести, убитых или «обнаруженных» после похищения  людей осталось на уровне прошлого года.  Таким образом, решительно переломить ситуацию к лучшему новым властям Ингушетии не удалось.

 

Табл. 1. Число похищений, зафиксированных в ходе проводимого ПЦ «Мемориал» мониторинга на территории Ингушетии

Год

Похищены, человек/ из них жителей Чечни

Из них:

Освобождены похитителями или выкуплены

Найдены убитыми

исчезли

"обнаружены" в следственном изоляторе

2002

28/27

2/2

4/4

16/15

6/6

2003

56/50

31/27

1/1

19/17

5/5

2004

48/19

20/9

3/1

19/9[5]

6/0

2005

32/3

10/2

5/0

6/0

11/1

2006

16/2[6]

4/1

1/0

2/0

9/1

2007

30/2[7]

8/0

1/0

4/0

17/2

2008

31/1

20/0

1/0

7/0

3/1

2009

13/0

1/0

4/0

5/0

3/0

Более того, в 2009 году проявилась новая тенденция – жителей Ингушетии похищают за пределами республики. Так, четверо дальних родственников известного ингушского оппозиционера Макшарипа Аушева были похищены и пропали без вести в Санкт-Петербурге, один житель Ингушетии был «снят» с поезда на станции «Минеральные воды», один человек исчез в Новочеркасске, еще один –  в Краснодаре. Есть основание подозревать, что, по крайней мере, некоторые из этих похищения совершили представители государственных силовых структур.

Похищения жителей Ингушетии за пределами республики случались и в предыдущие годы – на  территории соседней  Северной Осетии-Алания. Там в 2006 году были похищены и пропали без вести двое, а в 2007 году трое мужчин-жителей Ингушетии.  Однако тогда не было оснований утверждать, что в этих похищениях замешаны представители государства. По общему мнению, эти преступления были совершены на почве межэтнической розни. Тем более, что в 2005-2006 годах на территории РСО-А пропали без вести 12 бывших беженцев ингушей, вернувшихся к местам своего проживания в Пригородном районе; а тело ещё одного похищенного со следами насильственной смерти было найдено (http://www.memo.ru/2007/07/16/1607072.html; http://www.memo.ru/2007/07/16/1607071.html).

 

Ситуация с похищениями людей в Ингушетии в 2009 году имела ряд характерных особенностей.

Во-первых, в Ингушетии похищают, в основном, не сотрудники республиканского МВД, а сотрудники ФСБ или силовики, направленные сюда из других регионов. Это кардинально отличает ситуацию в Ингушетии от того, что происходит в Чечне и Дагестане, где в настоящее время подавляющую часть похищений совершают  местные силовые структуры.  В 2009 году был зафиксирован ряд случаев, когда похищенных людей, по всей видимости, вывезли в Чечню. Так было при похищении Идриса Циздоева и Магомеда Озиева. Батыр Албаков, похищенный на глазах у родственников вооруженными людьми  10 июля в станице Орджоникидзевская (Слепцовская), был впоследствии объявлен убитым чеченскими силовиками в ходе спецоперации в Сунженском районе РИ. При этом на трупе Батыра Албакова кроме огнестрельных ран имеются очевидные следы пыток и ножевые ранения.

Во-вторых, Президент РИ придает большое значение борьбе с похищениями людей, прикладывает серьезные усилия  для предотвращения таких фактов. Ни в одной республике Северного Кавказа власти так быстро не реагируют на сигналы о похищениях, никто из руководителей регионов не проявляет такой открытости родственникам похищенных,  не проводит совещания по фактам похищений, не участвует лично в вызволении задержанных «неустановленными вооруженными лицами». При своевременном поступлении сигналов о похищениях от родственников в Ингушетии вводится план-перехват, в 2009 году ингушские милиционеры задерживали похитителей, однако были вынуждены отпустить их вместе с жертвами после предъявления спецталонов, позволяющих свободно передвигаться через посты.

В-третьих, Президент Ингушетии ставит перед руководством России проблему похищений людей.  Так, 9 июня 2009 года на заседании Совета безопасности РФ в Махачкале Евкуров обсудил с Дмитрием Медведевым и министром внутренних дел РФ Рашидом Нургалиевым случай похищения двух жителей Ингушетии – Цидзоева и Танкиева, произошедший весной 2009 года. Евкуров проводит регулярные встречи с общественниками, в том числе по проблеме похищений людей, ведущие правозащитники республики имеют его личный номер мобильного телефона, которым пользуются в случае необходимости.  В отличие от руководства Чечни, которое ставит перед руководством России проблему поиска людей, пропавших без вести после задержания федеральными силовыми структурами в начале военных действий, отрицая текущие преступлениях собственных силовиков,  Президент Евкуров говорит о  похищениях людей, происходящих в Ингушетии сегодня.

Таким образом, в Ингушетии, в отличие от Дагестана, Кабардино-Балкарии и Чечни есть политическая воля бороться с похищениями людей. Но этого оказывается недостаточно для кардинального изменения ситуации. Проблема состоит в том, что Президент Евкуров может частично контролировать лишь МВД РИ, но не другие силовые структуры, действующие на территории РИ. Федерализм в России фактически отменен, и у руководителя  Республики Ингушетия практически нет механизмов влияния на федеральные ведомства, а также на силовиков из Чеченской Республики, которым даны особые полномочия при проведении «контртеррористических»  мероприятий.

 

Случай похищения и убийства Батыра Албакова наглядно иллюстрирует, что распространённая в Чечне и Дагестане практика похищений, а затем проведения бессудных казней под прикрытием имитируемых боестолкновений «импортируется» в Ингушетию.

Рано утром 10 июня 2009 года Б.Албакова на глазах у родственников увели из собственной квартиры вооруженные люди, представившиеся сотрудниками Назрановского РОВД. Один из них был ингуш, двое других – чеченец и русский. Перед тем, как прийти к Албаковым, эти вооруженные люди проверяли документы в соседних квартирах. Албаков исчез; все силовые ведомства, в которые обращались родственники исчезнувшего, отрицали свою причастность к его задержанию. Однако при этом в представительстве ОРБ-2[8] в Ингушетии родственники заметили человека, похожего на того, кто приходил к ним домой за Батыром.  

По факту похищения сотрудниками следственного отдела по Cунженскому району Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по РИ проводилась проверка. Впрочем, в течение десяти дней правоохранительные органы каких-либо реальных действий по поиску похищенного и установлению похитивших его лиц не предпринимали.

21 июля депутат Государственной Думы РФ от Чеченской Республики Адам Делимханов[9], под чьим руководством проходит операция в Сунженском районе РИ, сообщил информационному агентству «Интерфакс», что Батыр Албаков был убит в перестрелке. Яко бы он в составе группы боевиков обстрелял военнослужащих и милиционеров, прибывших туда из Чечни.

Позже МВД РИ сообщило, что убитый Албаков находился в розыске, как боевик. Однако это полностью противоречит фактам, т.к. Албаков вплоть до похищения открыто проживал дома и работал в аэропорту «Магас».

22 июля 2009 г. родственникам выдали труп Батыра Албакова, на котором, кроме огнестрельных ран, - ножевые ранения и следы пыток (у «Мемориала» имеются фотографии тела).

Родственники продолжали настаивать, что Батыр не мог быть убит в перестрелке, поскольку ранее был похищен сотрудниками силовых ведомств.

1 декабря следователь по ОВД следственного отдела по Сунженскому району СУ СКП РФ по РИ юрист 2 класса Бахарчиев М,С-А. вынес постановление  об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам преступления предусмотренного ст. 126 УК РФ по факту похищения Албакова Б.М «за отсутствием состава преступления».

В постановлении следователь однозначно и бездоказательно утверждает, что Албаков был убит в ходе перестрелки. Им даже не рассматривалась и не исследовалась версия, согласно которой Албаков был похищен, подвергнут пыткам и убит, а перестрелка была инсценировкой. Имеющиеся на трупе явные следы пыток и резаные раны следователь называет «ссадинами, образовавшимися незадолго до наступления смерти». Сведения о похищении Албакова следователь в постановлении не опровергает, но утверждает, что «лица, совершившие похищение Албакова Б.М. добровольно освободили его». На каком же основании следователь делает такой вывод? На том основали,  что Албаков якобы был убит в ходе перестрелки. То, что требовалось  подвергнуть сомнению и проверить, следователь принимает как аксиому. Круг замыкается.

Подобное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела нельзя назвать иначе, чем насмешкой над законом и правосудием. Это постановление было обжаловано в порядке ст. 125 УПК РФ матерью Б.Албакова, Пятимат Албаковой,  в Сунженском районном суде РИ.  Постановлением от 29 марта 2010 г. суд оставил без удовлетворения эту жалобу. В постановлении суд практически повторяет «доводы» следователя. При этом судья  А.Ю.Чаниев утверждает, что «при рассмотрении материалов дела установлено, что по делу выполнены все необходимые мероприятия, направленные на раскрытие дела», каких-либо нарушений конституционных прав заявительницы суд не усмотрел.

Пятимат Албакова направила в Судебную коллегию Верховного суда РИ  кассационную жалобу. Впрочем, с большой долей вероятности можно заранее предвидеть итоги её рассмотрения.

 

Таким образом, мы сталкиваемся со своеобразной спайкой силовиков-похитителей со следственными органами и судами. Для того, чтобы  разрушить этот наработанный за долгие годы механизм покрывания преступников нужно наличие политической воли в Кремле.

 

Похищение и исчезновение Танкиева Гапура Абоевича

3 апреля 2009 года около 18:30, в городе Малгобек Республики Ингушетия был похищен местный житель, учитель  средней общеобразовательной школеы № 20 г. Малгобек Гапур Абоевич Танкиев, 1985 г.р., проживающий по адресу: ул. Базоркина,56/4.

Гапура Танкиева похитили недалеко от здания отдела ФСБ по Малгобекскому району, на пересечение улиц Этуша и Базоркина. Неизвестные, одетые в черную форму, подъехали к нему на двух автомашинах (ВАЗ-2110 и «Лада-Приора»). Из них выбежали около восьми человек, вооруженных пистолетами. Они схватили Танкиева, затолкали его в машину ВАЗ-2110 и увезли в неизвестном направлении. Как утверждают свидетели похищения, еще одна машина («Шевроле-Нива», регистрационный номер «с 962 ом», 6-й регион) стояла недалеко от дома Танкиева. Родственники предполагают, что в ней сидели люди, которые вели наблюдение за Гапуром. В тот момент, когда он подходил к дому, они дали команду по рации другой группе силовиков на его задержание. На месте похищения остался мобильный телефон Танкиева.

4 апреля, около 13:00, к месту похищения Танкиева подъехала та же «Шевроле-Нива». Родственники Гапура хотели выяснить, кто находится в машине, однако она резко сорвалась с места и стала удаляться. Танкиевы организовали преследование и сообщили о подозрительной машине в Малгобекский РОВД. «Шевроле-Нива» остановилась около здания миграционной службы. Сюда же подъехали Танкиевы и сотрудники милиции. Оказалось, что в подозрительной машине находились три сотрудника ФСБ: Алим Аликович Болов, Дмитрий Андрееевич Андреев и Александр Юрьевич Чернявский. Их доставили в Малгобекский РОВД. Родственники Г.Танкиева утверждают, что двух из задержанных сотрудников ФСБ, очевидцы опознали как участников похищения Гапура. У Танкиевых есть запись на мобильном телефоне, где зафиксирован момент задержания сотрудников ФСБ. Они также утверждают, что в салоне машины имелись еще два разных номерных знака.

Пресс-служба МВД по РИ опровергла причастность задержанных сотрудников ФСБ к похищению Танкиева. Согласно её информации, сотрудники спецслужбы прибыли по служебным делам в отделение ФМС по городу Малгобек.

Следователем Малгобекского городского следственного отдела Следственного управления Следственного Комитета (СО СУ СКП) при прокуратуре РФ по РИ по факту похищения Г.А.Танкиева было возбуждено уголовное дело № 09540018 по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.126 УК РФ (похищение человека группой лиц по предварительному сговору).

6 апреля Президент Ингушетии Ю.-Б.Евкуров. встретился с родственниками похищенного Гапура Танкиева. На этой встречи президент пообещал Танкиевым что возьмет расследование этого дела под собственный контроль.

В отношении Гапура Тонкиева и его родственников уголовные дела не возбуждались, в розыск нкто из них не объявлялся. Правоохранительные органы к этой семье претензий не выдвигали.

По состоянию на июнь 2010 года судьба и местонахождение Танкиева не установлены.

 

 

Похищение и исчезновение Цидзоева Идриса Макшариповича

26 мая2009 года около 4:00 в городе Малгобек предположительно сотрудниками ОРБ-2[10] был похищен местный житель Идрис Макшарипович Циздоев, 1981 г.р., проживающий по адресу: ул.Гоголя,12.

Примерно 10-12 вооруженных человек, одетых камуфляжную форму,  ворвались во двор Циздоевых. Перед этим один из них перелез через забор и открыл калитку для остальных.

В это время Идрис Циздоев и его брат Адам Циздоев находились во дворе и совершали омовения, готовясь к утренней молитве. Силовики, не объясняя своих действий и не представляясь, схватили Идриса и вывели его со двора. Адам попытался вступиться за брата, но вооруженные люди блокировали его, направив на него автоматы. Один из них крикнул: «Стой, где стоишь. Мы поговорим с твоим братом минут десять, после чего отпустим». Адам слышал, как избивали Идриса, его крики о помощи, но ничем не мог ему помочь. Через 10 минут похитители уехали на белом микроавтобусе «Газель». Идриса они забрали с собой. На том месте, где его избивали, осталось лужа крови.

Позже стало известно, что другая группа силовиков проникали в это же время в соседний дом № 14, принадлежащий Магомеду Циздоеву. Держа под дулами автоматов двух несовершеннолетних мальчиков и их старшего брата, они похитили из дома все золотые украшения, мобильные телефоны и охотничье ружье «Вепрь».

Сразу после похищения, Адам Циздоев позвонил в дежурную часть ОВД по Малгобекскому району и заявил о похищении Идриса. Информация о похищения незамедлительно была передана на милицейские посты. В результате на посту «Маяк-12» сотрудниками ингушской милиции была задержана белая «Газель», в которой находились вооруженные люди, похитившие Циздоева. До приезда ответственного по ОВД Малгобекского района капитана милиции Ахмеда Цурова похитителей удерживали на посту. Приехавший вскоре капитан Цуров опознал в одном из силовиков, находившихся в «Газели», знакомого ему полковника ОРБ-2 Адлана Ахмадова. Ранее А.Ахмадов некоторое время работал в межрайонный отдел ОРБ-2 и часто по работе приезжал в Малгобекский РОВД в отдел уголовного розыска, где его знали очень многие местные сотрудники, в том числе и Цуров. Полковник потребовал пропустить его группу, так как им необходимо доставить задержанного жителя Малгобека Циздоева в город Магас.

В это время Цурову позвонили из дежурной части ОВД Малгобекского района и дали указание отпустить сотрудников ОРБ. Похитители уехали по дороге, ведущей в сторону г. Назрань.

В тот же день родственники похищенного с письменными заявлениями обратились в Малгобекский СО СУ СКП РФ по РИ, в ОВД Малгобекского района и в МВД РИ. Но в одном силовом ведомстве им не могли сказать, по какой причине был задержан Идрис Циздоев и, где он находится.

Адвокат А.Албогачиев, представляющий интересы Циздоевых, в тот же день, 26 мая, позвонил в ОРБ-2 в Грозный и попросил дать объяснение о причинах задержания Идриса, а так же сообщить о его местонахождении. Сотрудник, дежуривший в это время в ОРБ, заявил, что такого задержанного у них нет.

В последующие дни родственники Идриса Циздоева обращались с письменными заявлениями в органы прокуратуры РИ и ЧР, к Генеральному прокурору РФ с просьбой установить местонахождение их задержанного родственника. Однако, как выяснилось, все силовые ведомства  отрицали свою причастность к проведению в доме Циздоевых спецоперации. Согласно официальным ответам, полковника Адлана Ахмадова нет в числе сотрудников ОРБ-2.

2 июня 2009 года  по факту похищения Идриса Циздоева следователь Малгобекского городского СО СУ СКП РФ по РИ возбудил уголовное дело № 09540031 по признакам преступлений, предусмотренных п. «а» части 2 статьи 126 (похищение человека группой лиц по предварительному сговору) УК РФ, мать и старший брат похищенного, Абукар Циздоев, признаны потерпевшими.

Родственники Идриса встретились с министром внутренних дел РИ Русланом Мейриевым и сотрудником Совета безопасности РИ Б.Амхадовым. В обоих случаях их заверили в том, что примут все меры по установлению местонахождения Идриса и лиц, причастных к его похищению.

В конце июля 2009 года уголовное дело по факту похищения было передано в Главное следственное управление Следственного Комитета при прокуратуре РФ по ЮФО. Адвокат Циздоевых совместно с Абукаром Циздоевым выезжал в город Владикавказ, где в здании МВД Северной Осетии имел встречу с расследующим дело следователем Оганисяном. Адвокат совместно с потерпевшим  подал следователю ходатайство о допросе ряда лиц в качестве свидетелей, которые возможно могут предоставить определенные сведения, необходимые для сбора доказательств по установлению причастных к похищению лиц.

Насколько нам известно, в ходе следствия были допрошены все сотрудники Млгобекского РОВД, дежурившие в ночь на 27 мая, т.е. те, что давал указания отпустить похитителй вместе с похищенным. Результатов мы не знаем.

Дело осложнилось тем, что главный свидетель, милиционер Ахмед Цуров, опознавший сотрудника ОРБ, был убит 9 апреля с.г. в ходе спец операции в с. Экажево. Согласно официальной информации его убила террористка, которая в момент проведения спецоперации открыто подошла к первому кольцу оцепления. Дальше её не пропустили сотрудники республиканской милиции., женщина вытащила пистолет и выстрелила в начальника РОВД Назрановского района Мовсара Тамбиева, однако промахнулась и попала начальника участковой службы ОВД по Назрановскому району Ахмеда Саварбековича Цурова, который от полученного ранения скончался. Ответным огнем террористка был убита. Однако есть  видеосвидетельство, опровергающее эту версию, размещённое в интернете (http://www.youtube.com/watch?v=XCE6cRdPfI4&feature=player_embedded). Ясно видно, что   стрелявшая женщина стояла к Цурову спиной и вообще она ни в кого не попала.  Он же получил смертельное ранение в момент, когда по женщине был открыт огонь со стороны сотрудников правоохранительных органов. Пока можно только гадать, попала ли в него случайная пуля или выстрел в него кто-то сделал преднамеренно.

 

По состоянию на июнь  2010 года местонахождение и судьба Идриса Циздоева не установлены.

 

Следует добавить, что по сообщению Абукара Циздоева,  спецоперация 26 мая была не первой в доме Циздоевых. Ранее, 3 февраля 2009 года, сотрудники неустановленных силовых структур проводился незаконный обыск (без предъявления каких-либо документов, без понятых) в доме Циздоевых. Ничего незаконного они не обнаружили. После окончания обыска силовики сфотографировали всех молодых мужчин, находившихся в доме, и их документы. Циздоевы тогда решили никуда не жаловаться, тем более, что в тот же день аналогичные операции проводились и в других домах на ул. Гоголя.

 

 

Похищение и исчезновение Озиева Магомеда Борисовича

 

В ночь на 5 сентября 2009 года, около 2:15, в станице Нестеровская сотрудники неустановленной силовой структуры  похитили местного жителя Магомеда Борисовича Озиева, 1986 г.р., проживающего по ул. Мира, 38.

За месяц до похищения М.Озиев получил диплом об окончании Аграрного факультета Ингушского Государственного Университета.

По словам родственников Магомеда, силовики приехали на легковых машинах («Лада-Приора», ВАЗ 21110 и ВАЗ 21112) и микроавтобусе «Газель», они были одеты в камуфляжную форму в касках,  без масок. Соседи Озиевых слышали шум, один из них позже дал показания, что, когда вышел  на улицу, то вооруженные люди заставили его зайти назад во двор.

Около двенадцати вооруженных человек перелезли через забор двора Озиевых, выбили входную дверь и ворвались в дом. Ещё несколько человек остались на улице. Всех, кто находился в доме (самого Магомеда, его отца, мачеху, а также брата, Адама, с женой и маленькими детьми), вывели на улицу,  не дав им одеться.

Бегло осмотрев помещение,  силовики надели наручники на Магомеда Озиева  и посадили в одну из легковых машин. Всё происходящее один из силовиков снимал на цифровую видеокамеру.

Отец Магомеда, Борис Озиев пытался выяснить, кто и по какой причине забирает его сына. Один из вооруженных людей ответили, что они из Оперативно-розыского бюро, приехали сюда по оперативной информации, и что Магомеда  надо искать в РОВД. В каком именно РОВД следует искать Магомеда, они не уточнили. Разговаривали на русском и чеченском языках. Когда силовики уехали, Озиевы сообщили о произошедшем в РОВД Сунженского и Назрановского районов, а так же позвонили в службу спасения. Через 30-40 минут к Озиевым приехали сотрудники Сунженского РОВД. Они ничего не знали о том, кто проводил спецоперацию в станице Нестеровская.

Родственники Магомеда Озиева  с письменными заявлениями обратились во все республиканские силовые ведомства, а также в правозащитные организации. 14 сентября заявления с просьбой оказать содействие в розыске Магомеда были поданы в Общественную комиссию при Президенте РИ по соблюдению прав человека.

По факту похищения М.Озиева Сунженским следственным отделом Следственного управления Следственного Комитета  при прокуратуре РФ по РИ было возбуждено уголовное дело № 09600117 по признакам преступлений, предусмотренных п.п. «а, г» части 2 статьи 126 (похищение человека группой лиц по предварительному сговору с применением оружия) и ч.2 ст.222 УК РФ  (незаконное ношение оружия группой лиц ).

15 декабря 2009 расследование уголовного дела было приостановлено «в связи с невозможностю установить лиц, подлежащих обвинению».Тем не менее, в ходе предварительного следствия был установлен одни важный факт.

Как следует из постановления о приостановлении предварительного следствия от 15 декабря 2009 года. (копия имеется в распоряжении ПЦ «Мемориал») было установлено, что машины, на которых  приезжали похитители, около 2:30 проехали в сторону Чечни. Следователь допросил сотрудников МВД РИ, которые дежурили  той ночью на контрольно-пропускных постах в районе станицы Нестеровская. Милиционеры, дежурившие на посту «Асса», расположенного на дороге, ведущей от Нестеровской в сторону станицы Ассиновская ЧР, сообщили, что колонная автомашин («Лада-Приора», ВАЗ 21110 и ВАЗ 21112 и микроавтобус «Газель») около 2:30 проехала в сторону Чечни. Из автомобиля, едущего во главе колонны, предъявили спецпропуск. Люди, ехавшие в этих машинах, сообщили, что они  едут из села Даттых.[11] Согласно объяснениям ингушских милиционеров, они, согласно инструкциям, не имеют права досматривать и задерживать лиц, предъявляющих спецпропуска. Стекла машин были тонированы, однако в салоне одной из них горел свет, поэтому милиционеры, стоящие на посту, смогли разглядеть в ней сидящих вооруженных людей в специальной камуфляжной форме. Никаких сомнений в том, что эти люди являются сотрудниками правоохранительных органов, у постовых милиционеров не было.

Таким образом, очевидно, что похищенного Магомеда Озиева, увезли в Чеченскую Республику.

Похитили его сотрудники одной из государственных силовых структур, базирующихся в ЧР.

За три с лишним  месяца (5 сентября – 15 декабря 2009 года)  следователь И.М-Б.Берсанов допросил родственников похищенного и его соседей, а также постовых милиционеров. Кроме того, он  через суд провел детализацию телефонных переговоров по мобильной связи, которые велись в районе дома Озиевых в момент похищения М.Озиева (эта мера оказалась безрезультатной). И всё!

После этого он пишет: «Проведёнными следственными и оперативно-розыскными мероприятиями установить лиц, причастных к совершению данного преступления не представляется возможным».  При этом проведение дальнейших оперативно-розыскных мероприятий поручается ОВД Сунженского района Ингушетии. Очевидно, что следствие ведётся чисто формально, осуществляется имитация расследования! Очевидно, что ни ингушский следователь, ни ингушская милиция не могут искать преступников среди силовиков в Чечне.

 

22 декабря 2009 года начальство  следователя Берсанова отменило его постановление о приостановлении предварительного следствия, как необоснованное, так как им не был выполнен ряд необходимых следственных действий. Уголовное дело было передано в производство тому же следователю.

Возможно, что следователь направил поручения в органы прокуратуры ЧР, в следственные органы и МВД ЧР с просьбой об установлении лиц, причастных к похищению М.Озиева. Возможно, что он получил отписки их этих ведомств. Впрочем, не исключено, что ответы ему так и не были направлены.  Последнее весьма вероятно, исходя из того, как органы МВД ЧР относятся к поручениям следственных органов Чеченской Республики (см. ниже дело о похищении З.Гайсановой).

Результат ожидаем – по состоянию на  июнь 2010 года местонахождение и судьба Магомеда Озиева не установлены. 

 

Дело тут не в отдельном нерадивом следователе.

Для эффективного расследования подобного преступления было необходимо создать межведомственную следственную группу, включающую в себя следователей не только территориальных следственных органов, но и военных следственных органов,  оперативных сотрудников УФСБ по Ингушетии и Чечне, Главного Управления    МВД по ЮФО[12], органов внутренних дел Ингушетии и Чечни.

Но этого сделано не было.

Налицо ненацеленность всей следственной системы на расследование подобных преступлений.

 

 

 

Похищение и исчезновение Махлоева Масхуда Хамутхановича

 

29 октября 2009 года около 3:30, в станице. Орджоникидзевская сотрудники неустановленной силовой структуры похители местного жителя Масхуда Хамутхановича Махлоева, 1982 г.р., проживающий по ул. Павлова, 55.

Масхуд Махлоев закончил в 2009 г. заочное отделение юридического факультета Института экономики и права, работал в цехе по производству пластиковых окон в городе Назрань по проспекту Бозоркина.

Силовики подъехали к домовладению Махлоевых (ул. Павлова, 55 и 60) на двух микроавтобусах: «Газель» и УАЗ-«таблетка», бронированном УАЗе и легковом автомобиле ВАЗ. Свидетелями этого были соседи Махлоевых.

Примерно 15-20 вооруженных людей в камуфляжной форме и масках ворвались в дом, не представившись и не предъявив никаких документов. Их вооружение и экипировка указывали на то, что в спецоперации принимала участие штурмовая группа спецназа какого-то из силовых ведомств: каски-сферы, автоматы с прикреплёнными к ним фонарями, пуленепробиваемые щиты. Можно предполагать, что силовики ожидали встретить здесь вооруженное сопротивление.

Глава семьи, Хамутхан Махлоев, и его жена,  Аминат Махлоева, выбежали во двор на шум.   Ворвавшиеся люди направили  на них оружие и поставили к стене, затем они выбили двери комнат, где спали сыновья и дочери хозяев дома, и ворвались туда.

Дочерей вывели на улицу и поставили к стене рядом с родителями. Им угрожали и оскорбляли нецензурной бранью. Ворвавшиеся люди говорили по-русски, без акцента.

В это время двух из сыновей Хамутхана – Масхуда и его младшего брата Ибрагима – избивали внутри дома. Как позже рассказал Ибрагим, один из силовиков скрутил Ибрагиму руки и обмотал их скотчем,  другой завязал ему ноги, третий прижал его голову  к подушке так, что стало невозможно дышать, а четвёртый бил прикладом автомата по голове, туловищу и рёбрам. Рядом избивали Масхуда. Затем Ибрагиму натянули на голову футболку и обмотали её скотчем, после чего бросили Ибрагима на пол.

Родителей и дочерей затолкали в помещение кухни, а в это время Масхуда выволокли на улицу. Несмотря на холодное время года, его увели почти раздетым.

Махлоевы видели, что вооруженные люди, находившиеся в их дворе, постоянно переговаривались по имеющимся у них портативным рациям.

Вскоре последовала команда: «Уходим, уходим!». И все вооруженные люди быстро покинули двор. Машины уехали, увозя Масхуда в неизвестном направлении.

В тот  же день, родственники Масхуда Махлоева подали жалобы о его похищении в органы прокуратуры, Президенту РИ, в правозащитные организации. Однако у республиканских правоохранительных органов не было  никакой информации о том, кто мог  увезти Масхуда. Ни одно из государственных силовых ведомств свою причастность к спецоперации, проведённой  в доме Махлоевых 29 октября, не признало.

В результате медицинского обследования Ибрагима Махлоева, у него были обнаружены сотрясение мозга, перелом ребра, кровоподтёки и ушибы на лице и на спине.

10 ноября 2009 года по факту похищения Махлоева следователь Карабулакского следственного отдела Следственного управления Следственного Комитета при прокуртауре РФ по РИ возбудил уголовное дело № 096000131 по пунктам «а,г» части 2 ст.126 (похищение человека группой лиц по предварительному сговору с применением оружия) и ч.2 ст.222 (незаконный оборот оружия группой лиц по предварительному сговору) УК РФ.

Обстоятельства похищения Масхуда Махлоева очевидным образом указывают на то, что это преступление было совершено представителями какого-то государственного силового ведомства. Ингушетия уже несколько последних лет наводнена представителями правоохранительных органов и спецслужб, в том числе командированных туда из разных регионов России. Сложно представить, чтобы  по дорогам Ингушетии могли спокойно проехать два микроавтобуса и две легковые автомашины, включая и бронированный УАЗ, полные вооруженными людьми, если только эти люди не имели отношения к силовым ведомствам. Боевики не располагают бронированными автомашинами и пуленепробиваемыми щитами.  В этом контексте следует также обратить внимание на то, что правоохранительные органы ранее, в 2006 году уже похищали Масхуда Махлоева (см. ниже).

17 декабря 2009 года  при содействии юристов ПЦ «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека родственники похищенного обратились с жалобой в Европейский Суд по правам человека. Суд  коммуницировал жалобу по правилу 41 регламента (рассмотрение в приоритетном порядке) и предложил Правительству РФ предоставить копии всех документов, относящихся к мерам, принятым для установления местонахождения Масхуда Махлоева. Так в распоряжение ПЦ «Мемориал» попали материалы из уголовного дела, возбужденного по факту его похищения.

Из этих материалов следует, что в ходе доследственной проверки следователь направлял всем начальникам РОВД РИ, командиру мобильного отряда МВД РФ в РИ, начаьнику УФСБ по РИ, начальнику управления уголовного розыска МВД по РИ поручения с просьбой сообщить, проводилась ли сотрудниками указанных учреждений спецоперация в доме Махлоевых в ночь на 29 октября, задерживался ли ими М.Махлоев, известно ли им что-либо об его задержании иными правоохранительными органами? Ответов в присланных материалах нет, но очевидно, что какой-либо содержательной информации следователь не получил. Этим и ограничилась доследственная проверка.

Затем, после возбуждения уголовного дела, следователь допрашивает членов семьи Махлоевых. Сведений об иных допросах нет, хотя соседи Махлоевых могли бы дать важные дополнительные сведения –  например, об автомашинах, на которых приехали похитители. Следователь снова направляет  во все ОВД по РИ и органы ФСБ поручения о производстве оперативно-розыскных мероприятий: «Провести оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление местонахождение Махлоева М.Х.; ориентировать личный состав, общественность и подсобный аппарат на установление лиц, совершивших данное преступление;  предоставить компрометирующий материал на Махлоева М.Х, если таковой имеется; оперативным путём установить свидетелей и очевидцев данного преступления и обеспечить их явку в следственный отдел». Поручения  чисто формальные, практически не обязывающие сотрудников ни к каким конкретным действиям, за которые они должны отчитаться.

Следователь направляет министрам внутренних дел ряда республик (Ингушетия, Дагестан, Чечня, Кабардино-Балкария, Северная Осетия-Алания) поручения с просьбой о проверке М.Махлоева по учётам неопознанных трупов, о проверке медицинских учреждений, ИВС, СИЗО, мест лишения свободы на предмет нахождения там М.Махлоева.

Следователь направляет поручение об установлении сотрудников МВД, которые несли в ту ночь дежурство на блок-постах «Ангара-120» и «Кавказ-1», через которые  могли проезжать машины с похитителями. Он обязывает их явиться на допрос в качестве свидетелей.

По ходатайству следователя проводится детализация всех мобильных телефонных переговоров, которые велись в районе дома Махлоевых в период проведения там спецоперации по похищению Масхуда Махлоева. Подобная мера уместна в случаях, когда преступление совершают обычные преступники, а не группа спецназа. Из показаний свидетелей ясно, что похитители пользовались для переговоров портативными рациями, а не мобильными телефонами.

Наконец, 16 ноября, более чем через две недели после похищения, следователь обращается в военные следственные органы с просьбой  провести осмотр журналов въезда и выезда автотранспорта с территории УФСБ РФ по РИ отдела УФСБ по РИ в Сунженском районе и проверить, выезжали ли в ночь с 28 на 29 октября с территории УФСБ автомобили марки УАЗ, УАЗ («таблетка»)  и «Газель». Если выезжали, то допросить сотрудников и установить, с какой целью и куда они выезжали.

В материалах, направленных в ЕСПЧ, отсутствуют ответы на эти поручения следователя, и мы не знаем, были ли они выполнены.

Из характера поручений и вопросов видно, что основной версией следователя являлось похищение М.Махлоева сотрудниками какого-то силового ведомства.

Однако и в этом случае, как и в предыдущих, следственные органы не предпринимают попытку создания межведомственной следственной группы. 

По состоянию на  июнь 2010 года  местонахождение и судьба Масхуда Махлоева не установлены.

 

Следует обратить внимание, что ранее, в 2006 году,  правоохранительные органы похищали Масхуда Махлоева [13]. Его подозревали в причастности к НВФ. 

26 декабря 2006 года  сотрудники неустановленного  силового ведомства в камуфляжной форме и масках ворвались в помещение офиса  частной юридической фирмы «АПЭК» в городе Назрань, где тогда работал М.Махлоев.[14] Никто из ворвавшихся не представлялся и не предъявлял каких-либо документов. В течение часа они допрашивали Махлоева,  а затем, надев на него наручники, увезли в неизвестном направлении на легковой автомашине без номерных знаков.

Примерно в это же время, сотрудники неустановленной силовой структуры в сопровождении сотрудников прокуратуры Сунженского района произвели обыск по месту жительства Мохлоева. Ничего потивозаконного найдено не было.

В течение последующих трех дней родственники похищенного безуспешно пытались найти Масхуда Мохлоева. Они обращались в республиканскую прокуратуру, прокуратуру Сунженского района, в РОВД Сунженского района, но нигде не могли получить ответы на свои вопросы о судьбе Масхуда. Лишь на четвертые сутки из неофициальных источников они узнали, что Масхуд содержится в ИВС Сунженского РОВД. В течение первых суток в ходе допроса Масухад били, принуждая таким образом признаться в причастности к покушению на и.о. начальника Сунженского РОВД Ису Мержоева, произошедшее 31 октября 2006 года в станице Орджоникидзевская.  Адвоката к задержанному не допускали.

Затем, Масхуда Махлоева вывезли на некоторое время из Ингушетии в Чеченю, где он находился в незаконном месте содержания задержанных и арестованных при ОРБ-2 в Грозном.

Дело М.Махлоева находилось в производстве прокуратуры РИ, его обвиняли по ст. 222 (незаконный оборот оружия), ст.209 (бандитизм), 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов).  В конце апреля 2007 года решением следователя по особо важным делам прокуратуры РИ Оздоева уголовное преследование в отношении М.Махлоева было прекращено в связи с его непричастностью к совершению преступления и он был освобождён из-под стражи. [15]

Жаловаться на пытки и беззаконие, требовать компенсации Масхуд Махлоев не решился, опасаясь мести силовиков, тем более, что накануне освобождения ему были сделаны соответствующие предупреждения.

31 октября 2008 года представители правоохранительных органов провели обыск в доме Махлоевых, ничего противозаконного обнаружено не было.

14 августа 2009 года Масхуд Махлоев по дороге на работу получил огнестрельное ранение предплечья –  в него стрелял неизвестный. В связи с ранением Махлоев находился на излечении в Республиканской больнице. Здесь его неоднократно посещали и допрашивали сотрудники ФСБ и МВД.  По словам родственников Масхуда,  сюда также приходили «кадыровцы», которые угрожали Масхуду расправой. Считая его причастным к деятельности НВФ.

Никаких официальных обвинений Масхуду Махлоеву  после его освобождения в мае 2007 года не предъявляли.

 

По состоянию на  июнь 2010 года  местонахождение и судьба Масхуда Махлоева не установлены.

 

 

Похищение и исчезновение Плиева Алисхана Борисовича

 

4 ноября 2009 года около 12:30, в Плиевском муниципальном округе г. Назрань сотрудниками неустановленных силовых структур был похищен местный житель  Алисхан Борисович Плиев, 1979 г.р., проживающий по ул. Осканова, 79.

По словам отца Алисхана, Бориса Плиева, к ним в дом ворвались вооружённые люди в масках, одетые в камуфляжную форму в количестве 20-25 человек. Они не представились, не предъявили документов и не объяснили причины своего визита. Силовики схватили Алисхана Плиева, выхватили у него из рук мобильный телефон, надели ему на голову мешок и вывели из дома. Сестра Алисхана  попыталась узнать, куда его увозят, но ей  грубо ответили, что это «не ваше дело, мы знаем, куда мы его везём». Неизвестные говорили на русском языке. Алисхана посадили  в автомашину ВАЗ-21114, стального цвета, без номерных знаков. Возле дома стояли ещё несколько легковых машин марки ВАЗ-21114, ВАЗ-21112, ВАЗ-21115 и бронированный УАЗ. Все машины были без опознавательных и номерных знаков, с  тонированными стёклами. Алисхана увезли в сторону г. Назрань.

Родственники обращались во все правоохранительные структуры республики, но так и не смогли выяснить, кто забрал Алисхана и куда он был доставлен. Отец  похищенного, Борис Плиев встретился с президентом  Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым и попросил у него помощи в розыске сына. Президент  заверил  отца похищенного, что возьмет это дело под свой личный контроль.

 

6 ноября 2009 года президент Евкуров провёл совещание с руководителями силовых структур республики. Основной темой совещания стала криминогенная ситуация в республике.  Пресс-служба Президента РИ сообщила, что «отдельной темой на совещании были подняты вопросы, касающиеся соблюдения законности при проведении различных спецопераций на территории Ингушетии»[16]. В рамках этой темы поднимался вопрос и о последних похищениях местных жителей, Махсуда Махлоева и Алисхана Плиева. Однако никто из присутствовавших на совещание руководителей и представителей силовых ведомств республики не смог ответить на вопрос, кто может быть причастен к похищению этих людей. Президент обратил внимание руководителей силовых ведомств на недостаточный контроль за соблюдением законности при проведении спецопераций.

По факту похищения Алисхана Плиева Назрановским межрайонным следственным отделом СУ СКП РФ по Республике Ингушетия было возбуждено уголовное дело по пунктам «а,г» части 2 ст.126 (похищение человека группой лиц по предварительному сговору с применением оружия).

Очевидно, что правоохранительные органы и спецслужбы подозревали Алисхана Плиева в том, что он либо причастен к деятельности вооруженного подполья, либо обладает определённой информаицей о нём.

Алисхан Плиев - брат  Илеза Борисовича Плиева, 1982 г.р., который погиб 25 июля 2009 года на окраине  города Карабулак при взрыве автомобиля ВАЗ-2107, в которой находились ещё три жителя Ингушетии. По официальной информации, причиной взрыва машины могла быть самопроизвольная детонация взрывного устройства, перевозимого в этой машине, а люди, находившиеся в машине, имели отношение к бандподполью и занимались подготовкой теракта на территории республики. Родственники погибших Плиева, Досхоева, Чабиева и Иналова считают, что их близких убили сотрудники спецслужб, которые затем сымитировали самоподрыв взрывного устройства.

 

 

Похищение в Санкт-Петербурге и исчезновение Добриева Юсупа Магомедовича, Добриева Юнуса Магомедовича, Аджиева Магомеда Адымовича и Джаниева Али Махмудовича

 

В Санкт-Петербурге пропали без вести жители Ингушетии,  родственники Фатимы Джаниевой – вдовы известного ингушского общественного деятеля, лидера оппозиции Макшарипа Аушева[17].

В ночь на 26 декабря 2009 года исчезли Юсуп Магомедович Добриев, 1968 г.р., и Юнус Магомедович Добриев, 1971 г.р., несовершеннолетний Али Махмудович Джаниев, 1992 г.р., и Магомед Адымович Аджиев, 1989 г.р.

25 декабря, Юнус и Юсуп Добриевы (оба они – дяди Фатимы Джаниевой) вернулись из Ингушетии с похорон родственников. Юнус постоянно проживает в Санкт-Петербурге, а Юсуп – в Архангельске.

С собой в Санкт-Петербург на лечение из Ингушетии они привезли ожидающую ребёнка раненную Фатиму Джаниеву и её младшего брата Али Джаниева. Несовершеннолетний Али – единственный оставшийся В Ингушетии в живых из братьев Джаниевых. Родственники боялись оставлять его одного в Ингушетии.  С ними же сюда приехал и Магомед Аджиев, двоюродный брат Фатимы и Али.

Фатиму  поместили ночевать у родственников. Затем Юсуп и Юнус Добриевы, Али Джаниев и Магомед Аджиев примерно в 00:30 выехали на машине ВАЗ-21099 (регистрационный номер м 273 ос 98-й регион) к другим родственникам, где планировали оставить на ночь Али Джаниева и Магомеда Аджиева. Оттуда Добриевы намеревались вернуться к Юнусу Добриеву,  проживающему в общежитии, расположенном в Приморском районе города, рядом со станцией метро «Пионерская». Ни по одному из этих адресов четверо мужчин так и не появились; примерно через час после того, как они уехали, их мобильные телефоны перестали отвечать.

Утром 26 декабря родственники похищенных подали заявления в 30-е отделение милиции Василеостровского района Санкт-Петербурга, по месту жительства родственников исчезнувших, откуда они выехали в ту ночь.

Однако заявление у жены Юнуса Добриева, Танзилы Добриевой, здесь принимать не хотели, её посылали из отделения в отделение. В результате заявление все-таки было принято 30-м отделением милиции Василеостровского района,  затем передано в 86-е отделение милиции Приморского района, где оно  15 дней пролежало без рассмотрения. Только 9 января 2010 года состоялась встреча Танзилы Добриевой с участковым Приморского района, куда было переправлено дело.

Уголовное дело № 122407 было возбуждено через месяц (в нарушение норм УПК РФ) после совершения преступления – 25 января 2010 года следователем  СО по расследованию  особо важных дел СУ СКП РФ по С-Петербургу Р.А.Барским по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство более двух лиц)

Родственники предполагали, где могло произойти похищение, однако следственные органы не запросили записи камеры наружного наблюдения с предполагаемого места  похищения, и в настоящее время эти записи не сохранились. Записи с расположенных на перекрестках видеокамер из городского мониторингового центра были запрошены только по инициативе и ходатайству самой потерпевшей Танзилы Добриевой 31 декабря 2009 года. Она попросила сохранить записи таких камер по предполагаемому маршруту следования  машины пропавших. Эти записи являются важным материалом для расследования преступления, с помощью которых потерпевшие определили место и время похищения. На мониторинговой съемке четко видно, как, нарушая правила дорожного движения, машину похищенных преследуют два светлых микроавтобуса, а также за ними едет черный джип и другие машины, одна из которых похожа на ту, что на следующее утро после похищения вела слежку за членами семьи похищенных.

 Танзила Добриева и друзья ее похищенного мужа были вынуждены работать за следственные органы. Они сами сделали расшифровку с камер городского мониторингового центра и в результате смогли установить участок, где, вероятнее всего, было совершено похищение. Все результаты своих изысканий они передали следователю. Однако тот очевидным образом саботировал расследование.

Как позже установили друзья похищенных, записи с камер, расположенных рядом с местом  похищения (на зданиях  гостиницы «Сокос» и таможни), сохранялись в течение двух месяцев. Однако за этот период они так и не были запрошены следственными органами. Через два месяца записи были стёрты. Следственные органы не отработали предполагаемый участок совершения преступления, не попытались установить свидетелей происшествия, не истребовали доказательства, в результате бездействия следствия ценные улики и доказательства утрачены.

10 февраля 2010 года следователь сообщил Добриевой, что их машина была обнаружена недалеко от предполагаемого места преступления. Машина была закрыта, в передней её части имелась  вмятина. 6 марта друг Юнуса Добриева и сотрудник ПЦ «Мемориал» по собственной инициативе произвели поквартирный обход в двух домах, расположенных напротив предполагаемого места похищения. Они обнаружили четырех свидетелей похищения, которые подробно рассказали о том, как в ночь на 26 декабря они видели из окон своего дома  операцию по захвату пассажиров автомашины ВАЗ 2109. Нападавшие были вооружены, в масках, в черной форменной одежде без знаков отличия. Все свидетели посчитали происходящее милицейской операцией по задержанию преступников и никуда об увиденным ими не сообщали. До этого никто их не опрашивал.

По рассказам свиделелей, машину похищенных подрезал черный джип (который, видимо, и оставил вмятину на машине) и преградил им дорогу. Затем из двух светлых микроавтобусов вышли сотрудники неустановленной силовой структуры, вытащили из машины нахдившихся там четверых людей, скрутили задержанным руки (при этом одного положили на капот, надели наручники, другого – уложили на землю, нанесли удар ногами по лицу),  затем рассадили в разные транспортные средства и скрылись. Операция продолжалась 2-3 минуты. Один человек из группы нападавших снимал все на камеру, второй регулировал движение проезжавшего мимо автотранспорта. У всех опрошенных свидетелей было однозначное мнение, что они стали свидетелями задержания «как в кино». Со слов очевидцев, операция была проведена очень профессионально.  Трое свидетелей были допрошены адвокатом потерпевших, двое из них по ходатайству потерпевших уже дали показания следователю.

По состоянию на июнь 2010 года ничего о судьбе Юсупа Добриева, Юнуса Добриева, Али Джаниева и Магомеда Аджиева по прежнему ничего не известно.

 

Некоторые из представителей власти, с которыми беседовали сотрудники ПЦ «Мемориал», высказывали сомнение в том, что эти исчезнувшие люди были похищены представителями государственных силовых ведомств. Они выдвигали версию ухода четверых исчезнувших мужчин в подполье под видом их якобы произошедшего похищения.

Подобная версия полностью опровергается фактами, собранными родственниками и друзьями похищенных, сотрудниками ПЦ «Мемориал», адвокатами потерпевших: свидетельствами очевидцев, записями видеокамер и  др. Откровенный саботаж расследования этого преступления с ещё большей очевидностью доказывает, что похищение имело место и совершили его представители государства.

Мы не знаем, были ли до декабря 2009 года у спецслужб в отношении Добриевых и Джаниевых подозрения об их причастности к исламскому экстремистскому подполью. Но после того, как 17 декабря в Ингушетии Батыр Джаниев  оказался за рулём машины, которая взорвалась на трассе при прохождении воинской колонны (http://www.memo.ru/2010/04/01/0104101.htm#ma), у силовиков не могли не появиться подобные подозрения.

На это указывает, в частности, статья[18], появившаяся в апреле 2010 г.в газете «Наша версия на Неве». В ней  со ссылкой на «оперативников центра «Э» отдела по борьбе и противодействию религиозному экстримизму»[19] сообщается, что Юнус Добриев якобы был связан с фундаменталистской организацией «Братья-мусульмане»,  а от задержанного в марта 2010 г. по подозрению в экстремистской деятельности  Е.Рябинина оперативники получили показания на Ю.Добриева. При этом, согласно этой статьи, именно оперативники Центра «Э» занимаются оперативным сопровождением поисков пропавшего Юнуса Добриева и его родственников.

Как именно осуществлялось это «оперативное сопровождение поисков» мы описали выше.

Очевидно, что при наличии подобных подозрений относительно пропавших, оперативники цента «Э» не занимались бы саботажем расследования исчезновения этих людей, если бы оно не было бы результатом действий самих силовиков.

 

Фатима Джаниева через несколько дней после похищения её четверых родственников родила девочку.  В роддом, где она находилась, пришли неизвестные люди и распашивали персонал о том, где именно она лежит и когда её выпишут. После этого друзья семьи Джаниевых немедленно увезли её из роддома и из Санкт-Петербурга.

 

Задержание в Минеральных Водах и исчезновение Иналова Рашида Макшариповича

 

29 декабря 2009 года на ст. Минеральные Воды был задержан и исчез житель Республики Ингушетия Рашид Макшарипович Иналов, 1987 г.р., проживавший в г. Назрань, Плиевский муниципальный округ.

21 декабря 2009 года Рашид Иналов поехал в г. Самара, сдавать сессию в местном университете, где он проходит заочное обучение.

29 декабря Рашид выехал из Самары домой на поезде «Новокузнецк-Кисловодск». Вместе с ним в купе ехал его знакомый. На ж\д станции в г. Минеральные Воды к ним в купе вошли два человека  в гражданской одежде. Они показали удостоверения сотрудников уголовного розыска и попросили предъявить паспорта. Один из них назвался Артемом Сумейко. После того, как они проверили паспорта, сотрудники попросили Рашида проехать вместе с ними в отделение милиции, заявив ему, что у него фальшивый паспорт. Взяв с собой все свои вещи, Рашид проследовал вместе с ними. С тех пор о его местонахождении нет никакой информации.

За помощью в розыске Рашида с письменными заявлениями родственники  обратились в РОВД Назрановского района, Совет безопасности РИ, в прокуратуру РИ,  в правоохранительные органы города Самара и города Минеральные воды.

 

16 февраля 2010 года Минераловодский межрайонный следственный отдел на транспорте и  прокуратура Ставропольского края направили ответы на запросы ПЦ «Мемориал». Из них следует, что  в ходе проверки сведений о задержании и доставлении Иналова Р.М. в период с 29.12.2009 года по настоящее время в правоохранительные органы  края не добыты. Уголовные дела в отношении Иналова Р.М  не возбуждали. Установлено, что Артём Сумейко ни в органах внутренних дел края, ни в органах Северо-авказского УВД на транспорте не числился и не числиться. 

5 февраля 2010 года по факту безвестного исчезновения гр. Иналова Р.М. следователем Минераловодского межрайонного следственного отдела на транспорте СК при прокуратуре РФ было   возбуждено уголовное дело по признакам преступления предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 126 (похищение человека группой лиц по предварительному сговору) УК РФ. Согласно официальной информации, «в настоящее время проводятся оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление места нахождения Иналова Р.М., а  так же лиц причастных к вышеуказанному преступлению».

 

Рашид Иналов – брат Урусхана Макшариповича Иналова, который погиб 25 июля 2009 года на окраине г.Карабулак при взрыве автомобиля ВАЗ-2107, в котором находились еще три жителя Ингушетии. По официальной информации, причиной взрыва могла быть самопроизвольная детонация взрывного устройства, а люди, находившиеся в машине, имели отношение к бандподполью. Родственники погибших считают, что их близких убили сотрудники спецслужб, которые затем сымитировали самоподрыв взрывного устройства. Следует отметить, что 4 ноября 2009 года сотрудниками неустановленных спец служб был похищен и пропал без вести Алисхан Плиев (см. выше), чьей родной брат погиб вместе с братом Рашида Иналова.

По состоянию на  июнь 2010 года  местонахождение и судьба Рашида Иналова не установлены.

 


                   II. Похищения и  исчезновения жителей Республики Дагестан

 

Описание общей ситуации

В связи с высоким уровнем насилия в Чеченской Республике и в сопредельной с ней Ингушетией в последнее десятилетие правозащитники уделяли недостаточно внимания нарушениям прав человека в Республике Дагестан. Между тем, здесь с конца 90-х годов продолжается вооруженное противостояние.

Конфликт в Дагестане имеет ярко выраженный религиозный оттенок. Большинство населения республики исповедуют «традиционный» для этого региона ислам суфийского направления. Между тем, здесь  прочно утвердился также и салафизм (фундаментальный ислам), в отношении которого власти обычно используют термин «ваххабизм». В ряде населенных пунктов Дагестана это религиозное направление оказывает значительное влияние на общественную жизнь местного сообщества.

Исламский фундаментализм является идеологической основой вооруженного подполья. Само по себе фундаменталисткое течение, пока оно не принимает политический характер, и пока его последователи не пытаются диктовать нормы поведения другим, не должно преследоваться государством. Однако в течение последнего десятилетия официальные власти фактически приравнивали фундаментализм к терроризму и бандитизму. Произошло смешение уголовно-правового и религиозного понятий: борьба с терроризмом фактически превратилась в борьбу с приверженцами «ваххабизма» как религиозного течения.

После острой вооруженной фазы в конце лета и осенью 1999 года конфликт в Дагестане редко выливается в прямые вооруженные столкновения. Члены подполья совершают теракты, нападения, подрывы и убийства сотрудников правоохранительных органов, прокуратуры, спецслужб. Нередко в результате этих действий страдает гражданское население. Сотрудники силовых структур борются с подпольем, как и в других республиках Северного Кавказа,  грубейшим образом нарушая права человека.

Когда «силовикам» надо раскрыть преступления, они в первую очередь «отрабатывают» списки «нетрадиционных» мусульман, которых, по определению, воспринимают как подозрительных. Именно представители этой группы в первую очередь становятся жертвами незаконных действий сотрудников правоохранительных органов и спецслужб. Большинство из похищенных мужчин принадлежат к семьям, придерживающихся салафитского направления в исламе.

Важнейшей побудительной причиной ухода в подполье является месть. Похоже на то, что и милиционерами тоже часто двигает именно месть.

Предпринимаемые властями (как федеральными, так и местными) жесткие меры в рамках общей кампании «борьбы с терроризмом» – фабрикация уголовных дел, давление на подозреваемых и их родственников, применение пыток - не согласуются с правовыми нормами российского и международного законодательства. Такая политика не может быть признана эффективной; скорее, напротив, она ведёт к усилению радикальных настроений в обществе.

В 2004-2006 годах в Дагестане происходили случаи похищений и бесследных исчезновений людей.

«Мемориал» начал работать в Дагестане в 2007 году. Тогда весной в Махачкале за короткое время были похищены не менее десяти молодых людей, пятеро из которых после этого бесследно исчезли (http://www.memo.ru/2007/09/09/0909071.htm). Ещё два человека пропали на северо-западе Дагестана (в Хасавюрте и Буйнакске).

В некоторых из этих случаев есть серьезные основания для утверждения о причастности сотрудников силовых ведомств к совершению преступлений.

Тогда на волне протеста против насилия правоохранительных органов возникла организация «Матери Дагестана за права человека», в основном состоявшая из матерей и сестер похищенных людей.

Проблему признали и власти республики. Президент Дагестана Муху Алиев провел совещание, в ходе которого было принято решение о создании Прокуратурой РД совместно со Следственным управлением Следственного Комитета при прокуратуре Российской Федерации по РД  межведомственной следственно-оперативной группы. В состав этой группы, призванной осуществлять текущий контроль за расследованием уголовных дел по похищениям людей, вошли сотрудники центрального аппарата прокуратуры РД и Следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре РФ по РД, а также оперативные работники УФСБ по РД и МВД по РД[20].

Однако, в 2008 году похищения не прекратились. Правозащитный центр «Мемориал» зафиксировал случаи похищений одиннадцати человек. Очевидно, что это далеко не исчерпывающая цифра. Подобных случаев в республике было, по-видимому, значительно больше.

Принципиальное отличие от предыдущих лет – в известных нам случаях никто из похищенных не исчез бесследно, судьбу каждого из похищенных удавалось проследить. Во многом это произошло благодаря  активной позиции правозащитников и своевременных вмешательствах Уполномоченного по правам человека Российской Федерации Владимира Петровича Лукина. Впрочем, вряд ли это можно назвать успехом.

Тела троих из похищенных вскоре были выданы родственникам – сотрудники милиции объявили, что те были убиты при оказании вооруженного сопротивления. Между тем на телах имелись явные следы жестоких избиений и пыток.

Трое из похищенных после пыток были освобождены похитителями. Остальные пятеро  «обнаружились» в ИВС или СИЗО. К этому моменту временно исчезнувший человек в результате пыток уже успевал «признаться» в совершении преступлений террористического характера. Доказательства его «вины» грубо фальсифицировались. Вмешательство адвокатов позволяло лишь добиться прекращения пыток и снятия наиболее тяжелых и бездоказательных обвинений. Четверо были осуждены на небольшие срока лишения свободы. Ещё в одном случае, по обвинению  Наримана Мамедярова в хранении оружия и посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов, мера пресечения была изменена на подписку о невыезде, дело шло к прекращению его уголовного   преследования в связи с непричастностью к совершению преступления. Однако вместо этого Мамедяров в 2009 году пропал при невыясненных обстоятельствах, а затем он был убит «при оказании вооруженного сопротивления милиции».

(см. http://www.memo.ru/2009/02/04/0402094.htm

http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/index.htm

http://www.memo.ru/2008/10/17/1710081.htm

http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2008/12/m156114.htm

http://www.memo.ru/2008/11/25/2511082.html)

 

При этом следует отметить, что Президент Муху Алиев также отметил в 2008 году «ужесточение позиции» СМИ, правозащитников и всего дагестанского общества по поводу похищений людей «лицами в камуфляжной форме» (РИА Дагестан, 15.2.2008).

 

В следующем, 2009 году, согласно официальным данным,  в правоохранительные органы Республики Дагестан поступили обращения по 29 пропавшим лицам, в которых граждане утверждали, что их близкие похищены сотрудниками силовых структур  По результатам рассмотрения обращений градан возбуждено 11 уголовных дел, местонахождение 11 человек не установлено, 18 – установлено[21]..

 

ПЦ «Мемориал» ведет мониторинг нарушений прав человека в Республике Дагестан на крайне ограниченной территории, поэтому наши сотрудники задокументировали лишь часть преступлений. В 2009 году ПЦ «Мемориал» зафиксировал в Дагестане похищение 22 человек.  При этом за первые  полгода были похищены семь человек. Пик похищений пришелся на период август-октябрь – 13 человек. Можно думать, что это было связано с резким обострением ситуации в республике и стало реакцией силовиков на активизацию подполья. Ещё одного человека похитили в декабре.

Девять человек из числа похищенных были убиты. Шесть человек были освобождены похитителями, двое сумели убежать, четверо исчезли. Весьма вероятно, что реальное количество подобных преступлений значительно больше

 

Табл. 2. Число похищений, зафиксированных в ходе проводимого ПЦ «Мемориал» мониторинга на территории Дагестана

 

Год

Похищены, человек

Из них:

Освобождены похитителями/ бежали

Найдены убитыми

исчезли

"обнаружены" в следственном изоляторе или ИВС

2007

12

5

0

7

0

2008

11

3

3

0

5

2009

22

8

9

4

1

 

 

Кроме того, нами зафиксированы случаи, когда люди пропадали без вести при невыясненных обстоятельствах, без свидетелей затем они исчезали или были найдены убитыми.

В августе 2009 года появилась свидетельства очевидцев  о том, как происходят такие внесудебные казни после похищения люде силовиками.

23 августа в 15:00 в г. Махачкала возле своего дома был похищен Ислам Аскеров, 1988 г.р. Неизвестные люди в штатском ударили его по затылку и, надев мешок на голову, увезли. В тот же день в 22:00 были похищены Арсен Бутаев, 1986 г.р., и Артур Бутаев, 1987 г.р. Обстоятельства похищения схожи: люди в штатской одежде перекрыли дорогу, не представляясь и не показывая документов, приказали молодым людям выйти из машины и лечь на землю, надели им на головы мешки. Молодых людей привезли в здание, опознать которое они не могли. Здесь их подвергли избиениям и пыткам, заставляя признаться в том, что они причастны к незаконным вооруженным формированиям и проходили военное обучение в лесу. Все это время мешки с их голов не снимали. Похитители говорили без дагестанского акцента. Общаясь между собой, они обращались друг к другу «сокол» или «скорпион». Молодых людей продержали в здании нескольких часов. Затем их снова посадили в «Газель», на которой привезли. В ней оказались Гаджи Гунашев и Амираслан Исламов, обстоятельства похищения которых ПЦ  «Мемориал» неизвестны.

Похищенных отвезли за аэропорт «Махачкала» в сторону пос. Зеленоморск. Здесь их посадили в собственную машину. При этом руки молодых людей были связаны скотчем, на головах были пакеты. В салон машины пустили хлороформ, автомобиль облили бензином, на водительское сидение положили взрывпакет. Затем похитители отъехали. Исламу Аскерову удалось развязаться самому и освободить Арсена Бутаева. Они выбросили взрывпакет из машины и начали убегать. Звук взрыва привлек внимание похитителей, и они стали преследовать беглецов на машине. Был сильный дождь, и машина похитителей проехать по грязи не смогла. Трое других похищенных оставались в машине.

Сбежавшие молодые люди добрались до Каспийска и позвонили родственникам. Те приехали на место, где была оставлена машина, но никого там не обнаружили. Нашли только обрывки скотча, один из телефонов похищенных и воронку от взрывпакета.

Родственники обратились в ПЦ «Мемориал» с просьбой привлечь внимание к этому похищению и оказать содействие в освобождении трех молодых людей. Они опасались, что им выдадут тела Артура Бутаева, Гаджи Гунашева и Амираслана Исламова, объявив их участниками незаконных вооруженных формирований. По их утверждению, никто из молодых людей не являлся салафитом и приверженцем каких-либо экстремистских группировок.

(www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2009/08/m173486.htm).

 26 августа 2009 года в Махачкале состоялся митинг родственников похищенных молодых людей. На площади Ленина собралось около ста человек. Они требовали найти похищенных молодых людей, прекратить похищения и внесудебные казни в Дагестане. Митингующие начали раскачивать решетку, отделяющую здание правительства от площади, завязалась потасовка. Около пятнадцати человек были задержаны.

Через несколько дней троих молодых людей, оставшихся в машине, нашли убитыми и сожженными.

Свидетельства Аскерова и Бутаева наглядно демонстрируют как работают «эскадроны смерти» в Дагестане.

По факту похищения 25 августа было возбуждено уголовное дело № 901643 по, ч.2 п.п. "а", "в", "г", "ж" ст.126 (похищение человека группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, опасного для жизни с применением оружия в отношении двух или более лиц) УК РФ. По факту убийства 27 августа – уголовное дело №901646 по ч.2, п. "а" ст.105 (убийство более двух лиц) УК РФ. В тот же день уголовные дела были соединены в одно производство – уголовное дело №901643. Оно было изъято из производства следственного отдела по Ленинградскому району Махачкалы и передано в отдел по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по РД. Дело находится под контролем республиканской прокуратуры и президента РД.

 

В шести известных нам случаях убийства маскировались под гибель в ходе перестрелки при оказании сопротивления милиции или при самоподрыве боевиков. Правоохранительные и следственные органы заявляют, что в этих случаях похищений не было. Люди, уходя к боевикам, «легализовали» своё исчезновение для окружающих  и имитировали своё похищение.   Подобные утверждения не выдерживают проверки элементарными логическими рассуждениями. Во-первых, на некоторых из тел, выданных  родственникам, ясно видны следы пыток (были зафиксированы на видео- и фотосъемках). Во-вторых, получается, что люди, уходящие к боевикам, почти сразу же гибнут в перестрелках в дальней горно-лесистой местности. Если бы так происходило в реальности, то  подполье давно бы было уничтожено.

 

Например, 2 марта 2009 года  вооруженными людьми был похищен житель села Дейбук Магомедшакир Магомедов. Он открыто придерживался салафитского направления в исламе, не скрывая своих взглядов.

В этот день М.Магомедов поехал село Муги, где проживал ранее, для того, чтобы получить некоторые справки в местных органах власти.

По дороге в село он был задержан местными милиционерами и доставлен в РОВД, где его заставили написать объяснительную записку о цели своего приезда в район. Затем М.Магомедов получил все необходимее ему справки в местной администрации и собирался ехать домой, о чём он сообщил по телефону жене. Однако после этого его на глазах у свидетелей в центре села неизвестные люди затолкнули в машину и куда-то увезли. Магомедов исчез.

Через день родственники Магомедова из СМИ узнали, что он якобы был убит в перестрелке с милиционерами в лесу. Родным убитого не хотели выдавать его тело из морга. Лишь после проявленной семьёй Магомедова настойчивости, им выдали труп. На теле имелись следы пыток, порезы и ожоги.

 

Мурад Абдулмуслимович Салехов, 1985 г.р., исчез 29 октября 2009 года. Салехов придерживался салафитского течения в исламе. Работал он таксистом.

В тот день к его жене, Загре Казимагомедовой, пришел товарищ по работе Салехова. Он сообщил Загре, что когда он разговаривал с ее мужем по телефону, тот неожиданно замолчал, а потом крикнул: «Менты забирают меня!», после чего телефон замолчал.

Получив сообщение о похищении мужа, Загра Казимагомедова сразу же обратилась в Советский РОВД и в районный Советский СО СУ СКП по РД с заявлениями о похищении.

В следственном отделе Следственного Комитета дежурного следователя не оказалось на месте, Казимагомедова стала звонить ему, он обещал прибыть, она  прождала его около двух-трех часов. Затем, на один из звонков, следователь ей ответил, что Салехов задержан и проходит как свидетель по уголовному делу. На вопрос Загры о том, где же именно находится ее муж, следователь ответил, чтобы она поехала домой и там ждала мужа, что тот вернётся ещё до полуночи.  Загра попросила его приехать, взять заявление и выполнить свою работу, на что следователь грубо ответил, что сам знает, что ему делать. Следователь так и не появился на рабочем месте.

Не добившись ничего в следственном отделе, Казимагомедова поехала в Советский РОВД, где с ней отказались говорить. Некоторое время спустя с мобильного телефона Салехова на телефон Загры Казимагомедовой пришло сообщение, в котором от имени Мурада было написано, чтобы она не искала его, что он уехал на пару дней. Загра сразу перезвонила на его номер, но ответа не последовало.

31 октября 2009 года, по сообщению прокуратуры РД, в окрестностях с. Джанга, Карабудахкентского района, был найден взорванный автомобиль Салехова, а в салоне – три обгоревших трупа вооруженных людей: Мурада Салехова и двух братьев Арсланбековых, Набигулы и Рабазана. Версия следствия – боевики по неосторожности подорвались на самодельном безоболочном взрывном устройстве. Однако, по словам жены М.Салехова, несмотря на то, что его тело было сильно обуглено, на нем были видны следы пыток: не было уха, разбиты нос и губы.

«Мемориал» не имеет никакой дополнительной информации о братьях Арсланбековых. Они не учтены в  вышепреведённой таблице. По сообщению газеты «Черновик», они оба  работали строителями, незадолго перед гибелью пропали без вести. По неподтверждённым данным, силовики предлагали им сотрудничество, но те отказались, за что, видимо, и поплатились жизнью.[22]

 

В другом известном нам случае внесудебных казней трёх человек, пропавших в период с 6 по 10 сентября, они, по официальной версии, были  убиты в ходе боестолкновения.

 

6 сентября 2009 года в Дербенте был похищен людьми в штатском Мирза Шахсуварович Касимов, 1976 г.р, владелец магазина хозяйственных товаров. Он придерживался салафитского направления в исламе, бвл отцом четверых детей, очень ценил свою семью.  Тем вечером Мирза закрым свой магазин, забрал выручку и направился домой. Перед этим продавец его магазина слышал, как он заранее созвонился с друзьями и приглашал их к себе домой, чтобы вместе завершить пост. На улице на глазах у многочисленных свидетелей его неоэжиданно с двух сторон блокировали две легковые машины. Оттуда выбежали люди в штатской одежде и в масках, один из них ударил Мирзу по голове. Он упал, после чего нападавшие закинули его в машину, которая уехала в неизвестном направлении.

9 сентября в Дербенте пропал Сиражутдин Раджабович Умаров, 1977 г.р. Он происходил из семьи, придерживающейся салафизма, его дядя был осуждён за участие в НВФ. Вечером он направился на встречу с сотрудником милиции, который «курировал» его, как «неблагонадёжного», и пропал.

10 сентября не вернулся домой с работы житель .Махачкалы Нариман Фейзуллахович Мамедяров, 1975 г.р. Он исповедовал салафитское направление ислама, зарабатывал на жизнь кладкой кафеля. В конце рабочего дня он позвонил жене и сообщил, что скоро будет. Больше от него сведений              не поступало. На следующий день родственники Мамедярова обратились в органы Следственного Комитета при прокуратуре РФ, республиканскую прокуратуру, МВД РД. Однако до 24 сентября никакой информации о судьбе пропавшего не было.

Ранее Наримана Мамедярова уже похищали силовики. Похитители подвергали его пыткам, потом передали в руки правоохранительных органов, которые продолжили его пытать. К нему не допускали адвоката. Мамедярову было предъявлено серьёзное обвинение по ст. 222 (незаконное хранение оружия) и ст. 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) УК РФ. Однако сфальсифицированное дело начало «разваливатьс», 4 февраля 2009 г. Н.Мамедяров был освобожден из-под стражи под подписку о невыезде. Незбежно было прекращение в отношении него уголовного дела в связи с его полной невиновностью.

24 сентября 2009 г.  заместитель прокурора РД Магомед Дибиров сообщил, что 11 сентября 2009 г. недалеко от села Сиртыч Табасаранского района произошло боестолкновение, в ходе которого были убиты боевики. Установлено, что это: Мирза Касимов, Сиражурдин Умаров, Нариман Мамедяров. По сообщению родственников Касимова, на выданном им теле были видны следы пыток.

 

Похищение и исчезновение Дакаева Белала Хаджиевича

 

9 августа 2009 года  около 9 утра, Белал Хаджиевич Дакаев, 1982 г.р., проживающий в поселке Ленинаул Казбековского района Республики Дагестан, как всегда выехал на автомобиле ВАЗ 2106 из дома на работу. Он работал на «Железном рынке» города Хасавюрт, где продавал автомобильные стёкла.

Вместе с Дакаевым в машине находился брат его жены – пятнадцатилетний Исмаил Магомедов. Проехав примерно два километра после поста ГИБДД в зеркале заднего вида Дакаев и Магомедов увидели,  как за ними на большой скорости едет ВАЗ2115 чёрного цвета с затемнёнными стёклами,   с номерными знаками 142мв 05. Этот автомобиль обогнал их, а затем, через открытое окно, сидящий на переднем месте пассажир, махнул жезлом, давая указание  остановится. Дакаев подчинился.

Как позже рассказывал Исмаил Магомедов, из машины ВАЗ 2115 вышли трое, а водитель остался внутри. Эти люди были одеты в камуфляжные брюки и серые футболки, все были коротко пострижены, говорили по-русски, но с дагестанским акцентом. Мужчина, который остановил машину Дакаева, подошел к его автомобилю и попросил документы на машину. Изучив бумаги, он попросил Белала выйти из машины и пройти в их автомобиль. Дакаев, не оказывая сопротивления, сел в этот автомобиль. В тот же момент к машине Дакаева подошел водитель ВАЗ 2115 и велел Исмаилу Магомедову заглушить мотор, что он сделал. Когда водитель ВАЗ2115 отходил, Исмаил Магомедов крикнул ему вслед: «Куда вы его увозите»? Водитель ответил ему: «Через 15-20 минут вернёмся».Исмаил просидел в машине, ожидая Белала три часа, но тот так и не вернулся. После этого Магомедов сам сел за руль, поехал на работу и только к вечеру сообщил родственникам о произошедшем. В тот же вечер те обратились в Хасавюртовский РОВД. Однако там принять заявление о пропаже Белала Дакаева отказались, велели обратиться в городское отдел милиции, где тоже заявление принимать не захотели. После словесной перепалки родственникам Дакаева удалось заставить сотрудников милиции «пробить» по компьютерной базе  номера машины силовиков, похитивших Белала. Оказалось, что эти номера числятся за человеком, проживающем в селе Буртунай, и закреплены  за автомобилем ВАЗ 2106. Очевидно, что похитители передвигались на автомобиле с поддельными номерными знаками. 

В ту же ночь родственникам удалось добиться, чтобы городском отделе милиции г. Хасавюрта всё же было принято заявление о похищении Дакаева.

Тогда же они обратились в прокуратуру города Хасавюрт. В прокуратуре заявление приняли, но через три-четыре дня, когда мать Белала, Лиза Дакаева, пришла справится, о том как продвигается расследование, она с удивлением узнала, что ее обращение еще не было рассмотрено. Дакаевой пришлось оставить заявление вторично. 

Примерно через два месяца Дакаевой пришла бумага, в которой ей сообщали, что 19 августа.2009 года в связи с исчезновением Дакаева Белала Хасавюртовским межрайонным следственным отделом СУ СКП РФ по РД возбуждено уголовное дело, по признакам преступления, предусмотренного по ч.2 ст. 126 УК РФ (похищение человека группой лиц).

По словам матери Дакаева, он является приверженцем салафитского направления в исламе. На его иждивении находятся трое детей. 

По состоянию на июнь 2010 года местонахождение и судьба  Дакаева Белала Хаджиевича не установлены.

 

ПЦ «Мемориал» заключил договор с адвокатом М.А.Суслановым представления им  интересов родственников похищенного, признанных потерпевшими по данному уголовному делу.

На апрель 2010 года уголовное дело по похищению Б.Дакаева находилось у руководителя Хасавюртовского МСО СУ СКП РФ по РД Устара Элифханова и лежало без движения в течении 9 месяцев, без выполнения каких-либо следственных действий.

 При ознакомлении с материалами дела было установлено, что следствие практически не ведётся. В деле имеется постановление об его возбуждении, протоколя объяснений, вызятых у родственников похищенного, письмо следователя на местный телеканал с просьбо дать объявление о безвестном исчезновении Дакаева Б. И все, больше никаких документов нет,  не проведено ни одного допроса.

Адвокату устно сообщили, что предварительное следствие приостановлено, однако, на просьбу выдать для обжалования постановление о приостановлении, отказались ссылаясь, что такого постановления нет.

27 апреля 2010 года адвокат Сусланов М.А. обратился с заявлением на имя  руководителя СУ СКП РФ по РД Амирбекову К.И., прокурору РД Назарову А.И с просьбой отменить постановление о приостановлении предварительного следствия, принять меры к следователю за нарушение норм УПК РФ, взять на контроль расследование данное дело. На май 2010 г. нет никаких ответов на данное заявление.

В Хасавюртовском РОВД имеется розыскное дело по факту похищения Дакаева Б., но никакие меры реально не принимаются. В ходе беседы сотрудники МВД ссылаются на то, что он участник НВФ, зачем его искать.

 

Похищение и исчезновение Шафиева Сиражудина Минатулаевича

Утром 8 сентября 2009 года Сиражудин Минатулаевич Шафиев, 1971 г.р., проживающий по адресу: Республика Дагестан, г.Дербент, ул.Мира, 15, вышел из дома, чтобы отвезти своего ребенка на машине в детский сад. Примерно в восемь часов утра, когда он возвращался домой, в районе южной автостанции Дербента его похитили на глазах у многочисленных свидетелей. Две легковые автомашины без номерных знаков, подрезав автомобиль Сиражудина, блокировали его. Из машин выбежали люди в камуфляжной форме и масках. Они вытащили Сиражудина из автомобиля, ударили его дубинкой по голове, грубо затолкали в одну из своих машин и увезли в неизвестном направлении. В распоряжении ПЦ «Мемориал» имеются фотографии и видеосъемка похищения, сделанные на мобильный телефон одним из случайных очевидцев.

Жена похищенного, Хадижат Шафиева, обратилась с письменным заявлением  в ПЦ «Мемориал», в котором она утверждала, что Сиражудин ни в каких связях с подпольем  не находился.. Возможной причиной произошедшего, по её мнению, могло быть знакомство  её мужа  с Эмирали Магомедовым[23], которого похитили и убили в августе 2009 года. Дом Шафиевых находится недалеко от дома, где жил Э.Магомедов, и Сиражудин  время от времени общался с ним.

Впрочем, причина могла быть и в другом – Сиражудин исповедует салафитское течения в исламе, приверженцы которого в Дагестане подвергаются преследованиям со стороны властей

В тот же день, 8 сентября, около 16 часов родственники Сиражудина Шафиева организовали акцию протеста. Примерно 150 человек попытались перекрыть трассу в районе Cеверного поста. К месту события прибыли сотрудники дагестанского ОМОНа, которые жестоко разогнали собравшихся. Они избивали их дубинками, стреляли поверх голов. Особенно пострадали молодые люди.

Через два дня, 10 сентября,  следователь Тарумовского Межрайонного СО  СУ СКП РФ по РД возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ (похищение человека группой лиц по предварительному сговору).

При содействии юристов ПЦ «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека родственники похищенного обратились в Европейский Суд по правам человека.

Уже 15 сентября 2009 года ЕСПЧ обратился к властям Российской Федерации с запросом о предоставлении до 21 сентября  следующей информации:

1.                  Какие меры были приняты властями для установления местонахождения С. Шафиева? Проинформированы ли об этом его родственники?

2.                  Известно ли властям местонахождение С. Шафиева? Если да, могут ли власти довести эту информацию до родственников похищенного и ЕСПЧ?

3.                  Был ли С. Шафиев задержан сотрудниками силовых структур государства? Если да, то:

- Какие причины и законные основания для его ареста и содержания под стражей?
- Где он содержится, каковы условия содержания?
- Какие меры приняты властями, чтобы обеспечить С. Шафиеву юридическую помощь?

ЕСПЧ также запросил у Правительства России копии всех документов, касающихся мер, которые государство принимает для установления местонахождения С.Шафиева, или места содержания его под стражей, если он задержан государством.

В ответ были присланы скудные материалы, показывающие, что властям не известно местонахождение С.Шафиева, возбуждено уголовное дело, проводились оперативно-розыскные мероприятия.

 

Как следует из присланных документов, сразу после поступления заявлений от родственников похищенного в СУ СКП РФ по РД начало доследственную проверку. 8 сентября  направляется запрос в Дербентский отдел УФСБ по РД о том, не производило ли это ведомство мероприятия по задержанию или аресту Шафиева. Затем туда же и в Дербентский ОВД направляется поручение о производстве оперативно-розыскных мероприятий.  Запросы направляются в морг, службу скорой медицинской помощи, следственный изолятор. Нигде Шафиева не обнаруживают.

На следующий день, 9 сентября, сотрудники милиции ОВД Дербента направили рапорты о проведённой ими «по факту безвестного исчезновения гражданина Шафиева» действиях. Согласно им оперативно-розыскные мероприятия. Включая опросы возможных свидетелей, водителей мршрутных такси, стоящих  в районе похищения и т.п. «информации, представляющей оперативный интерес» не дали.  Между тем, к этому моменту родственники пропавшего сами сумели найти свидетелей преступления и даже получить с их мобильных телефонов фотографии и ведеоматериал, на которых запечатлено само событие похищения.

Как следственные органы воспользовались этими предоставленными им материалами, нам не известно.

По состоянию на июнь 2010 года местонахождение Шафиева не установлено. По факту его похищения возбуждено уголовное дело.

 

Похищение и исчезновение Гасанова Рашида Абдуллаевича

8 сентября 2009 года около 21:13 в г. Махачкала маршрутное такси Рашида Абдуллаевича Гасанова, 1982 г.р. (проживает по адресу: ул .С.Стальского, 79 «в») остановили вооруженные люди в штатской одежде и масках на пересечении улиц Гамида Далгата и ул. Советская. Они вытащили его из маршрутки и, применяя огнестрельное оружие (стреляли под ноги), затолкали его в легковой автомобиль без номеров и увезли в сторону Советского РОВД. Свидетелем этого события стал один из коллег Рашида Гасанова, тоже водитель маршрутки. Он сразу же позвонил в диспетчерскую службу.

Диспечер маршрутной линии позвонил брату жены Гасанова, Рашиду Шуайбову, и тот быстро выехал на место происшествия. Там уже были сотрудники Советского РОВД, они неожиданно для Шуайбова скрутили его и отвезли в Советский РОВД.  Вместе с ним забрали маршрутку похищенного. В Советском РОВД Шуайбова продержали до часа ночи, допрашивая его.  Милиционеры относились к нему, не как к родственнику пропавшего человека, а скорее, как к пособнику НВФ.

 

  Субигат Гасанова, жена Рашида Гасанова, обратилась в ПЦ «Мемориал» с письменным заявлением:

«О произошедшем  я узнала через 15 минут, и сразу же приехала в Советский РОВД г..Махачкалы, чтобы подать заявление о похищении. Во дворе РОВД я увидела маршрутку своего мужа. Я заглянула внутрь салона и увидела обувь моего супруга. Его забрали без обуви! Исчезли его права, все документы на маршрутку, ключи от машины, в кармане были около 1500 рублей.

Наша семья уже неоднократно подвергалась давлению силовых структур. Рашид Гасанов носил бороду и одежду, соответствующую нормам ислама, он делал намаз, но не примыкал ни к каким незаконным вооруженным формированиям. У нас двое маленьких детей и мы живем в стесненных жилищных условиях. У нас нет возможности заниматься чем-то еще кроме как зарабатыванием на хлеб насущный. Объективности ради следует сообщить, что мой муж- Гасанов Рашид приходится младшим братом Гасанову Шамилю, который долгое время находился в федеральном розыске. Из-за старшего брата моего мужа с 2006 года незаконно арестовывали и похищали семь раз! Каждый раз подвергали чудовищным пыткам, продержав 10-15 дней, отпускали за неимением оснований для дальнейшего содержания под арестом. Мой муж не совершал никаких преступлений, он не брал в руки оружия, почему он должен отвечать за поступки и дела своего старшего брата?

Я обратилась с заявлением о похищении в Советский РОВД, прокуратуру РД, к президенту РД, министру ВД РД, президенту РФ. Но, учитывая, как в последнее время развиваются события в Дагестане, нет ни какой надежды, что мне помогут те, к кому я обратилась официально. Я обращаюсь в ваш правозащитный центр с надеждой на то, что вы приложите усилия для спасения моего мужа».

 

Субигат Гасанова самостоятельно получила запись камеры наружного слежения из соседнего магазина, на которой виден захват Гасанова, Однако качество видеоматериала плохое, так как задержание происходило в темное время суток.

По факту похищения Рашида Гасанова СО Советского района Махачкалы СУ СКП РФ по РД возбуждил уголовное дело по  ч. 2 ст. 126 (похищение человека группой лиц).

13 августа 2009 года маршрутку Гасанова отдали его родным. 

По состоянию на июнь 2010 года местонахождение Рашида Гасанова и его судьба остаются неизвестными.

 

Субигат Гасанова при поддержке правозащитной организации «Правовая инициатива по России» подала жалобу в Европейский суд по правам человека с просьбой применить срочные процедуры.  Суд уведомил власти РФ о жалобе и направил вопросы по делу.

 

Похищение и исчезновение Рашидова Магомеда Абдулрашидовича

В ночь с 24 на 25 декабря 2009 года  примерно в 00:30 в дом Рашидовых, по адресу с. Губден, 7-я линия, Карабудакхентский район Республики Дагестан вломились вооруженные люди. В этот момент мужчины уже спали, а женщины только что вернулись от соседей, где помогали готовить угощения к свадьбе. Мать Магомеда Рашидова, Уксум Рашидова, увидела в окно, что у дверей их дома остановились две машины и из них вышли люди с автоматами в чёрной форме и в масках. Отец семейства, Абдулрашид Рашидов, пошел им навстречу. Но вооруженные неизвестные опередили его, взломали двери, скрутили и повалили старика на пол.

Ворвавшиеся в дом люди сразу же закрыли за собой дверь, чтобы не привлекать внимание соседей. Они вывели из комнат и положили рядом с Абдурашидом его жену Умукусум, дочерей Марьям и Айгимик и невестку Барият Рашидову. На вопросы хозяина дома: «Чего вы от нас хотите?», неизвестные не отвечали, только кричали: «Лежать!», «Молчать!». На всех членов семьи были направлены автоматы.

Один из нападавших велел дочерям снять серьги (дочери носили  даргинские фамильные драгоценности).

Когда девушки начали снимать их, то человек с автоматом велел им поторопиться, очевидно, похитители старались уложиться в определённое время. Затем они велели снять серьги и их матери, но та отказалась. Тогда пожилую женщину несколько раз ударили по голове прикладом, у неё пошла кровь. В этот момент лежащая рядом Барият начала кричать. Тогда её тоже ударили так, что она потеряла сознание. Люди привели её в чувство ударами по щекам, а затем потащили в жилые комнаты на второй этаж, где потребовали деньги и золото. Она отдала все, что у неё было, в том числе и старинное фамильное колье.

В это время другая часть нападавших избивала Магомеда Рашидова. Затем, не дав ему одеться, они сбросили Магомеда со второго этажа по лестнице вниз. Раздетого, его затолкали в серебристую машину ВАЗ 2114 без номерных знаков. Вся операция продолжалась не больше десяти минут. Нападавших было 8-10 человек.

После того, как вооруженные неизвестные уехали, Рашидовы обнаружили, что постель  Магомеда была вся в крови. Пропали три сотовых телефона.

Утром Рашидовы подали заявление в милицию, но оно было зарегистрировано там только на следующий день. По их словам, следственные действия практически проводились.

В прокуратуру Карабудакхентский района заявление Рашидовых поступило лишь 28 декабря 2009 года и в тот же день было в Каспийский Межрайонный СО СУ СКП  РФ по РД. 1 января  2010 года руководителем этого отдела было возбуждено уголовное дело по рпизнакам преступлений, предусмотренных  п. «а» ч. 2 ст. 126 (похищение человека группой лиц по предварительному сговору) и ч.2 ст. 162 (разбой группой лиц по предварительному сговору  с применением оружия).

По слова Абдулрашида Рашидова, похитители очень хорошо ориентировались в  его доме. Он не сомневается, что те, кто похитил его сына в ночь с 24 на 25 декабря, бывали рашьше  у него в доме с обыском.

Силовые структуры проявляли внимание к семье Рашидовых и ранее.

Так, 11 декабря 2009 года, примерно в 8:00, пять-шесть силовиков провели в их доме обыск. Один из них, представившийся Русланом, предъявил ордер на обыск, где было указано уголовное дело № 929167. Постановление было подписано старшим участковым уполномоченным милиции Карабудахкентского РОВД С.А. Хатаевым и старшим уполномоченным Центра противодействия экстремизму Р. Муртузалиевым. В качестве понятых пригласили соседей Рашидовых. Обыск продолжался примерно 30 минут, после этого Абдурашиду Рашидову дали подписать документы, в которых было сказано, что обыск проведен с соблюдением всех законодательных мер и у него нет никаких претензий.

По состоянию на июнь 2010 года местонахождение Магомеда Рашидова и его судьба не установлены, никто к уголовной ответственности не привлечён.

 

 

                   III. Похищение и исчезновение в Кабардино-Балкарской Республике

 

Безвестные исчезновения - явление достаточно редкое для Кабардино-Балкарии. В 2009 году Мемориал зафиксировали один случай похищения человека сотрудниками силовых структур. Еще один человек пропал без вести при невыясненных обстоятельствах (этот случай мы приводим в разделе «Исчезновений»).

 

Похищение и исчезновение Накани Георгия Шотаевича

ПЦ "Мемориал" осуществляет мониторинг нарушений прав человека в нескольких республиках Северного Кавказа, в том числе и в Кабардино-Балкарии. В декабре мы зафиксировали два похищения в этой республике.

15 декабря 2009 года, около 23:30, в пос. Нейтрино Эльбрусского района КБР,  неизвестные похитили Георгия Шотаевича Накани, 1988 г.р., проживающего в доме № 6 (улица не имеет названия), кв. 68.  Георгий Накани возвращался домой от двоюродной сестры (проживает примерно в 100 м. от дома Георгия), к которой ходил по просьбе матери за лекарствами для своей сестры.

По словам очевидцев, он вышел из дома двоюродной сестры (дом №9), примерно в 23:20. В этот момент трое или четверо мужчин напали на него. Эти люди приехали на место происшествия на двух автомашинах «Лада-Приора» черного и серебристого цветов, без номеров. Георгия попытались затолкать в одну из машин, но он сумел вырваться и побежал. Тогда неизвестные произвели выстрел, по-видимому, из пистолета. Очевидно, Накани был ранен и упал. Похитители схватили его, посадили в машину и увезли в неизвестном направлении.  Несколько свидетелей видели происходившее с балконов квартирного дома. Один из них опознал среди похитителей начальника уголовного розыска г.Тырныауз Аслана Кауфова.

Родственники похищенного и очевидцы происшествия поехали в г.Тырныауз в ОВД по Элбрусскому району. Там сказали, что Накани к ним не привозили. Родственники подали письменное заявление о похищении, однако, по их словам, сотрудники милиции никаких розыскных мероприятий не проводили, ничего для перехвата похитителей предпринято не было, на место происшествия никто не выехал.  Родственники похищенного простояли около входа в РОВД несколько часов; в здание их не пропустили, зато вызвали дополнительных сотрудников милиции с автоматами и в масках, по всей видимости, для охраны входа.  Как следует из заявления отца Накани, родственники ждали машину с похитителями по дороге в Нальчик, заранее поставив в известность сотрудников ГИБДД.

Около трёх часов ночи в ОВД появился Аслан Кауфов. Оба его ботинка был в крови.  Кауфов объяснил, что это кровь зайца, которого он, яко бы, убил на охоте этой ночью. Мать похищенного, Аминат Накани, при свидетелях сделала мазки с батинок Кауфова и сложила их в целлофановый пакет (через два дня передала этот пакет начальнику ОВД по Эльбрусскому району, Залиханову).

В начале четвертого утра 16 декабря родственники Накани увидели две машины «Лада-Приора» черного и серебристого цветов без номеров, несущиеся на большой скорости со стороны Эльбруса в сторону Нальчика. Следует отметить, что в рядом с РОВД проходит единственная дорога, идущая со стороны Эльбруса, через пос. Нейтрино в сторону г. Нальчик.

Люди стали кричать, что именно на этих машинах похитили Накани. Сотрудники ДПС, стоявшие перед РОВД, подали знак остановиться, но черная машина пронеслась мимо, не снижая скорости. Вторая остановилась. По словам сотрудников ДПС, люди, сидевшие в ней, показали спецталон ФСБ и сразу же уехали. Родственникам похищенного сотрудник ДПС Атмурзаев сказал, что не имеет права задерживать и досматривать машины со спецталоном.

Родные Накани на «Газели» поехали следом за подозрительными машинами. Они увидели, как похитители беспрепятственно проехали пост ДПС   «Азау», на выезде из Тырныауза (1 км от города),    сотрудники ДПС даже не стали их останавливать. Родственники Накани остановились на посту. Им сказали, что через пост «Лады-Приоры» не проезжали. Понимая, что на машине «Газель» догнать «Лады-Приоры» не получится, родственники вернулись обратно в РОВД Тырныауза. Туда же к пяти утра подъехал начальник РОВД. Он сказал, что меры по поиску Накани принимаются.

По факту похищения Георгия Накани 17 декабря 2009 года следственным отделом по Эльбрусскому району СУ СКП РФ было возбуждено уголовное дело № 76/60-09 по признакам преступления, предусмотренного пп. «а» «г» ч. 2 ст. 126 (похищение человека группой лиц по предварительному сговору с применением оружия). Свидетель, опознавший начальника уголовного розыска, отказался давать официальные показания, так как боится за свою жизнь. Но устно он подтвердил родственникам похищенного, что именно Аслан Кауфов был среди похищавших.

В ходе доследственной проверки при осмотре места происществия сотрудники милиции обнаружили следы крови на земле, следы о пули, вязаная шапка и рассыпанные яблоки. Шапку родственники похищенного опознали, как принадлежащую Накани. Согласно заключениею судмедэкспертизы, кровь принадлежит человеку и олтносится к гуппе Ba, а следовательно «может принадлежать гражданину Накани».

После похищения Накани в селе Эльбрус состоялся сход местных жителей, на котором присутствовали официальные лица, в том числе глава сельской администрации с. Эльбрус, начальник милиции Эльбрусского района. Они все признали, что в розыске Накани не числится и обещали приложить все усилия, чтобы разыскать его.

Тем,  не менее, поведение сотрудников правоохранительных органов с момента подачи заявления о похищения Георгия Накани не оставляло у родственников сомнений, что они не ищут ни похищенного, ни похитителей. В связи с этим, при содействии юристов ПЦ «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека Аминат Накани обратилась с жалобой в Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ)с просьбо о принятии по этой жалобе срочных мер. ЕСПЧ обратился к властям Российской Федерации с запросом о предоставлении  следующей информации:

1.             Какие меры были приняты властями для установления местонахождения Г.Накани?

2.             Известно ли властям местонахождение Г.Накани?

3.             Был ли Г.Накани задержан сотрудниками силовых структур государства? Если да, то:

- Какие причины и законные основания для его ареста и содержания под стражей?
- Где он содержится, каковы условия содержания?
- Какие меры приняты властями, чтобы обеспечить С. Шафиеву юридическую помощь?

ЕСПЧ также запросил у Правительства России копии документов, касающихся мер, которые государство принимает для установления местонахождения С.Шафиева, или места содержания его под стражей, если он задержан государством.

16 марта 2010 года  Россия направила Европейскому Суду ответ и некоторые документы. Из них следует, что с момента поступления заявления о похищении Накани для задержания преступников был введён план «Перехват», Впрочем, это утверждение властей опровергается многочисленными свидетелями, утверждающими, что сотрудники милиции ничего не предпринимали для реального задержания похитителей.

Согласно ответам РФ в Европейский суд, а также ответам из органов МВД и Следственного комитета при прокуратуре РФ родственникам похищенного, «создана  оперативно-следственная группа из числа наиболее опытных сотрудников», «в ходе расследования  уголовного дела направлялисьзапросы и отдельные  поручения в подразделения МВД по Кабардино-балкарской Республике, в УФСБ по КБР,  в правоохранительные органы ближайших регионов. В поступивших ответах, сведений, интересующих следствие, не содержится.», «по уголовному делу проводится комплекс следственных и оперативно-розыскных мероприятий…», «в ходе следствия не установлено, что Г.Накани находится в местах. Предназначенных для содержания лиц, задержанных по подозрению в совершении преступлений, для которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, а также задержанных и арестованных в административном порядке». «До настоящего времени установить местонахождение Г.Накани не предоставилось возможным».

Особо издевательски выглядят слова из ответа министра внутренних дел КБР Ю.И.Томчака родственникам похищенного[24]:  «Организована проверка владельцев автомашин «Лада-Приора» серебристого цвета и «Лада-Приора» чёрного цвета, по информации, возможно причастных к преступлению». Ведь речь идет о тех автомашинах, одна из которых беспрепятственно скрылась от милиционеров, а другую сотрудники милиции сами, без досмотра отпустили! А затем эти машины, несмотря на якобы объявленный план «Перехват», спокойно проезжали через посты. Очевидно, что никаких серьезных шагов к установлению владельцев этих автомаших, имеющах спецталоны ФСБ, не предпрнимается. Как выяснилось, не был составлен «по горячим следам» фоторобот водителя одной из этих машин, с которым общались милиционеры.

 На здании РОВД (вблизи которого милиционеры остановили одну из машин), других зданиях, мимо которых они проезжали, расположены камеры наружного наблюдения. Родственники похищенного в первый же день потребовали изъять видеозаписи, поскольку на них были зафиксированы машины вероятных похитителей и, по крайней мере, шофёр одной из них. Начальник угрозыска эльбрусского РОВД А.Кауфов заявил, что записи отправлены в Нальчик для исследования. После возбуждения уголовного дела, следователь неоднократно говорил родственникам Г.Накани то же самое. Однако через месяц он сообщил, что записи не были изъяты, а автоматически были стёрты через три дня после событий.

Неоднократные жалобы родственников похищенного на неудовлетворительное расследование уголовного дела остаются без ответов по существу.

 

Отметим, что ранее родственники Накани уже подвергались преследованию со стороны силовых структур. Так, в октябре 2009 года были задержаны Муртаза Накани, старший брат Георгия, и Владимир Накани, двоюродный брат Георгия. Их привезли в РОВД Тырныауза и, продержав около пяти часов, отпустили. По словам родственников, на их телах были видны следы  избиений, но жаловаться куда-либо избитые не стали.

Примерно через десять дней после первого задержания около в 8:00 сотрудники милиции забрали из дома Муртазу Накани вместе с его женой Халимат Занибековой. При задержании обоим на головы надели чёрные целлофановые пакеты. Целый день их продержали в РОВД Тырныауза, а вечером увезли в так называемый шестой отдел милиции (Центр «Э», занимающийся делами, связанными с религиозным экстремизмом) в г.Нальчик. Ближе к полуночи того же дня они были освобождены. По словам родственников, их били, но они опять решили никуда не обращаться.

В 2008 году были осуждены двое сотрудников милиции, которые в 2005 году задержали и пытали Юсупа Накани, 1990 г.р., учащегося 10-го класса, младшего брата Георгия Накани.

 

По состоянию на июнь 2010 года местонахождение и судьба Георгия Накани остаются неизвестными.

 

 

 

                   IV. Похищения, незаконные задержания и исчезновения жителей Чеченской Республики

 

Описание общей ситуации

Похищения людей и часто бесследное исчезновение похищенных являются одним из самых страшных нарушений прав человека в ЧР.

С 2002 года «Мемориал» ведёт ежемесячный мониторинг случаев похищений на территории ЧР. Результаты представлены в таблице 3. Этой работой была охвачена лишь чаcть территории республики (25-30 %). Да и по охваченным мониторингом районам информация была не исчерпывающая. Для получения реальной картины наши цифры нужно умножить, по разным оценкам, в два-четыре раза.

Экстраполируя полученные сведения,  «Мемориал»  неоднократно утверждал, что всего за весь период второй чеченской войны в результате похищений, незаконных арестов и задержаний исчезли заведомо больше трех тысяч, возможно до пяти тысяч человек.

В настоящее время «Мемориал» продолжает работу над созданием подробной и исчерпывающей базы данных на людей, исчезнувших без вести с. осени 1999 года по настоящее время. Сейчас в ней более трёх тысяч человек. Обстоятельства абсолютного большинства похищений указывают на причастность к совершению преступления представителей государства или сотрудничающих с ним вооруженных формирований. Свыше 95 % уголовных дел, возбужденных по фактам похищений людей, остаются не раскрытыми.

Официальные данные крайне противоречивы.

По мнению Уполномоченного по правам человека в ЧР Н.Нухажиева, количество пропавших без вести в Чечне составляет около пяти тысяч человек.[25]

Впрочем, четыре года назад, в декабре 2005 года Н.Нухажиев, тогда работавший начальником Управления Президента ЧР по соблюдению конституционных прав граждан, говорил о 2500 пропавших[26].

Председатель Народного собрания ЧР (нижней палаты парламента) Дукваха Абдурахманов, выступая в феврале 2006 года в Москве на пресс-конференции, сообщил журналистам, что в Чечне «пропало и было похищено более 2 тысяч 700 человек» не с 2000 года, а с 1991 года[27].

В апреле 2010 года пресс-служба парламента Чеченской Республики сообщила, что по данным парламентского Комитета по поиску лиц, без вести пропавших в период проведения конттеррористической операции на территории Чеченской Республики, «в списке пропавших без вести числится 2169 человек. Но есть и другие данные, в которых указаны совсем иные цифры».[28]

В октябре 2006 года  на встрече с журналистами Рамзан Кадыров, тогда Председатель Правительства ЧР,  заявил, что всего в Чеченской Республике зарегистрировано свыше 2700 фактов насильственных похищений[29]. В марте же 2009 года он же, уже будучи Президентом ЧР, заявил, что «у нас более четырех тысяч человек считаются без вести пропавшими».[30]

В январе 2006 года прокурор ЧР Валерий Кузнецов сообщил корреспонденту «Кавказского узла»: «Всего с 2000 по 2005 годы органами прокуратуры Республики возбуждено 1934 уголовных дела о похищениях 2715 лиц. В суд направлено 83 уголовных дела.»[31].

Через три года, в апреле 2009 года Уполномоченный по правам человека в ЧР Н.Нухажиев на встрече с Президентом ЧР Р.Кадыровым сообщил, что «из возбужденных органами прокуратуры республики 1949 уголовных дел по фактам похищения людей приостановлено за неустановлением лиц, причастных к их совершению, 1679 дел. И это притом, что во многих случаях имеются даты задержания и номера блокпостов, номера военной техники, фамилии, имена, отчества и радиопозывные военнослужащих, участвовавших в задержании, наименования подразделений, проводивших спецмероприятия».[32] Получается, что за три с лишним года по фактам похищений было возбуждено лишь15 новых уголовных дел? Однако по данным ПЦ «Мемориал» за этот период было возбуждено значительно больше уголовных дел.

 

Данные мониторинга «Мемориала», даже с учётом их неполноты, позволяют оценивать динамику изменений числа похищений из года в год. Вплоть до 2008 г. мы констатировали  систематическое снижение числа зафиксированных нами похищений. Особенно заметное снижение количества этих преступлений началось с 2005 года.


Табл. 3. Число похищений, зафиксированных в ходе проводимого ПЦ «Мемориал» мониторинга на территории Чечни

Год

Похищены, человек

из них:

Освобождены или выкуплены

найдены убитыми

исчезли

"обнаружены" в следственных изоляторах

2002

544

91

81

372

-

2003

498

158

52

288

-

2004

450

213

26

203

8

2005

323

155

25

128

15

2006

187

94

11

63

19

2007

35

23

1

9

2

2008

42

21

4

12

5

2009

93

60

10

19

4

Всего

2172

815

210

1096

53

 

Мы полагаем, что такая динамика не в последнюю очередь была связана с «чеченизацией» вооруженного конфликта и передачей «права» на незаконного насилие от федеральных сил местным прокремлёвским формированиям. Мы не можем уверенно утверждать, насколько снизилось тогда общее количество похищений, но методы и тактика действий силовых ведомств определённо изменились. В Чечне постепенно распространялось «латентное насилие», не фиксируемое ни правозащитниками, ни тем более, правоохранительными органами. Основную часть похищений начали осуществлять члены отрядов, подконтрольных Р. Кадырову, и другие местные силовые структуры, которым для достижения поставленных целей не обязательны «исчезновения» и убийства всех похищенных жителей Чечни – необходимые сведения от них, как правило, получают за несколько суток пыток и избиений. С другой стороны, родственники похищенного в этих условиях пытались добиться его освобождения своими средствами, часто с помощью выкупа, а после ни он сам, ни родственники никуда не жаловались.

Снизился и процент людей из числа похищенных, которые исчезли или чьи трупы были обнаружены. В 2002 году, когда наблюдался пик количества массовых «зачисток», более 80% похищенных людей безвозвратно «терялись». Вполне очевидно, что ответственность за основную массу этих преступлений несли федеральные военнослужащие, милиционеры, направленные в Чечню из других регионов, и сотрудники спецслужб. В последующие годы, по мере нарастания процесса «чеченизации» наблюдалось постепенное снижение процента исчезнувших или убитых людей из числа похищенных.

Особенно заметное снижение числа похищений произошло с января 2007 года. Правозащитные организации неоднократно отмечали, что похищение людей в Чеченской Республике  – контролируемый властями процесс. По нашим сведениям, Р.Кадыров на совещании, происходящем в январе 2007 года, дал жесткие указания руководителям подконтрольных ему силовых структур прекратить похищения людей. Большинство зафиксированных нами похищений в 2007 году совершили, по-видимому, не «кадыровцы», а сотрудники ОРБ-2, «ямадаевцы» или сотрудники ФСБ.

С начала 2007 года и до середины 2008 года. республиканские власти, не отказавшись полностью от практики незаконного насилия, тем не менее, стремились снизить его масштабы. Правозащитная риторика активно использовалась Р.Кадыровым в борьбе за власть в ЧР. Следствием этого и стало значительное снижение числа похищений и сведений о применении пыток.

В 2008 году в Чеченской Республике безраздельно установился режим единоличной власти. Одновременно стало очевидно, что республиканские власти не способны выполнить обещание Рамзана Кадырова – полностью уничтожить подполье и боевиков. «Чеченизация» конфликта давала заметный эффект в деле борьбы с вооруженным сопротивлением в прошлые годы. Однако, этот ресурс исчерпан.  Более того, тоталитарный режим, основанный на насилии и страхе, сам порождает новое сопротивление. Часть молодёжи уходит к боевикам в горы. На подобное развитие ситуации республиканская власть реагировала крайне резко, снова сделав ставку на незаконное насилие.

С конца 2008 года количество похищений начало вновь расти. В 2009 году число похищений выросло больше, чем в два раза по сравнению с предыдущим годом. Обстоятельства этих преступлений указывают на причастность к их совершению представителей государственных силовых ведомств, главным образом МВД ЧР.

В большинстве случаев похитители после пыток и угроз освобождают похищенных. Действуя таким образом, представители власти проводят «профилактику» терроризма, собирают информацию, вынуждают людей к негласному сотрудничеству. А главное – в обществе поддерживается атмосфера страха. Меньшую часть похищенных людей преступники либо убивают, либо передают своим коллегам в  МВД для «оформления явки с повинной».

Трудно сказать какую часть случаев похищений людей в Чечне в настоящее время фиксирует ПЦ «Мемориал», но очевидно, что заведомо меньшую часть

Следует учитывать, что с 16 июля по 16 декабря 2009 года мы временно приостанавливали работу наших представительств в ЧР. В этот период  ПЦ «Мемориал» получал информацию только на основании направленных нам письменных обращений родственников пострадавших и сведений, собранных в ходе поездок в ЧР сотрудников «Мемориала» из других регионов России. Эти обстоятельства неизбежно вели к сильному занижению количества полученных нами сведений о похищениях по сравнению с общим количеством произошедших преступлений. Кроме того, в последнее время жертвы похищений и их родственники опасаются жаловаться в официальные структуры или правозащитникам.

Резкий рост числа похищений в 2009 году отметили не только правозащитники, но и Следственное управление СК при прокуратуре РФ по Чечне. 12 августа 2009 г. в своём пресс-релизе это ведомство отмечало: "Количество похищений за первое полугодие по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом выросло на 475% , с четырех до до 23, количество умышленных убийств увеличились на 50% - с 52 до 78».[33]

Однако с такими оценками не согласно республиканское МВД, чьи сотрудники очевидным образом причастны ко многим похищениям.  В апреле 2010 года в пресс-службе МВД ЧР корреспонденту «Интерфакса» сообщили, что «Число похищенных или пропавших без вести людей в Чечне за весь минувший год составило 24 человека. Из этих 24 человек восемь самостоятельно вернулись домой, трое обнаружены мертвыми, один, по оперативным данным, находится в рядах незаконных вооруженных формирований». Источник отметил, что в последнее время СМИ со ссылкой на одну из правозащитных организаций распространяют информацию о том, что якобы в Чеченской Республике в минувшем году были похищены около 100 человек. «Эти сведения не соответствуют действительности. Данные о похищенных и пропавших лицах носят открытый характер, и ни от кого не скрываются», – подчеркнул представитель пресс-службы.[34]

 

В целом, представители республиканских властей много говорят о проблеме без вести пропавших в Чечне, имея в виду, прежде всего период 1999-2006 гг.

На совещании, проходившем 25 мая 2010 года в Грозном, Рамзан Кадыров жестко сформулировал вопросы к прокурору Республики Михаилу Савчину:

"Есть похищенные люди, есть свидетели, которые видели, как их задерживали, забирали. Я вам приведу пример. Был такой генерал Студеникин, командующий спецоперациями. <…> Он забирал людей в Мескер-Юрте, в Цоцин-Юрте, и эти люди пропадали бесследно. По его вине исчезли десятки ни в чем не повинных людей. Просто оцепили село, зашли и забрали мирных граждан. И они исчезли. А потом генерал уехал и словно сквозь землю провалился. И на все совершенные преступления мы до сих пор не можем найти ответа. Или другой вопрос: Иса Ямадаев похитил бизнесмена и вымогал у него деньги. Этот человек давал показания. Было возбуждено уголовное дело. Затем исчезло это дело. Пострадавший прямые показания по телевизору даже давал: "Меня похитили, меня держали в таком-то месте". А виновный и по сегодняшний день не наказан. Почему до сих пор преступника не нашли? Почему ни одного человека похищенного или насильственно увезенного не нашли? В чем причина?"[35]

 

При поддержке Уполномоченного по правам человека ЧР Нурди Нухажиева в Чечне регулярно проводят мероприятия и акции, куда приглашают родственников людей, пропавших в ходе «зачисток», проводимых федеральными силами.  Так, 8 июля 2009 года в Грозном возле памятника погибшим журналистам прошла акция родственников без вести пропавших, приуроченная к отмечаемому в этот день в России Дню семьи. Организатором выступила региональная общественная организация «Поиск без вести пропавших». Главной целью акции стал сбор подписей под обращением Уполномоченного по правам человека в ЧР Н.Нухажиева к Президенту РФ Дмитрию Медведеву. В этом документе он просит о создании специальной межведомственной комиссии по установлению местонахождения похищенных на территории Чеченской Республики во время проведения контртеррористической операции, а также о содействии в учреждении на территории Чеченской Республики лаборатории по идентификации эксгумированных тел. В акции приняли участие члены Парламента и Общественной палаты ЧР, сотрудники Комитета Правительства по делам молодежи, представители политических партий, общественных и религиозных объединений и другие жители республики.

Руководство и омбудсмен Чеченской Республики охотно признают и осуждают грубейшие нарушения прав человека, совершенные военными, милиционерами, присланными в Чечню из других регионов России, «ямадаевцами», но при этом отрицают, замалчивают, а то и оправдывают  те преступления, которые совершили и совершают сотрудники чеченских силовых структур, подконтрольных нынешним республиканским властям.

Нурди Нухажиев справедливо пишет в адрес Следственного Управления СКП по ЧР, что «неэффективность расследования уголовных дел, возбуждённых по похищениям граждан, связана с тем, что во многих случаях военная прокуратура отказывается принимать материалы к производству, требуя от гражданской прокуратуры установления причастности военных к данным преступлениям».[36]

Можно только согласиться с утверждениями о том, что расследование этих преступлений саботировалось следственными органами. При этом в распоряжении следствия подчас имелись сведения о блокпостах, на которых произошли исчезновения людей, о воинских подразделения, проводивших «зачистки», номера бронетехники, на которой увезли похищенного.

При этом отсутствие желания замечать, что и сейчас подобные преступления, хоть и в меньших масштабах,  продолжают совершаться доходит до абсурда.  Так, например, 16 апреля 2009 года пресс-служба Президента и Правительства ЧР распространила сообщение о встрече Р.Кадырова с Н.Нухажиевым, в котором сообщается «при этом Нухажиев отметил, что за последние годы вопрос защиты прав человека в Чеченской Республике утратил актуальность».[37]

 

В настоящее время работа по нарушениям прав человека  в Чеченской Республике, а в особенности по похищениям и внесудебным казням, серьезно осложнена. В Чечне царит атмосфера страха, жесткому давлению подвергаются не только потерпевшие, посмевшие жаловаться, но правозащитники, собирающие информацию о нарушениях. Власти ЧР стремится встроить гражданское общество в систему государственного управления, местные правозащитные организации или не смеют заявлять о текущих нарушениях местных силовиков, или в лучшем случае, по личным связям помогают освободить человека, но расследования совершенных против него преступлений не добиваются.

Ранее, в период борьбы за власть в ЧР между различными прокремлёвскими структурами (в 2006-2007 гг.), совместными действиями органов прокуратуры и ОРБ-2 удалось довести до суда ряд дел об организованных преступных группировках, действующих в рядах «кадыровцев».[38] Так, например, к длительным срокам заключения были приговорены члены так называемой «банды Асуева». Руслан Асуев, лейтенант милиции, создал устойчивую преступную группу из сотрудников МВД ЧР, Антитеррористического центра, бывших сотрудников Службы безопасности президента ЧР. Члены этой группы совершали похищения людей и убийства.  Похищенным, а затем убитым людям подбрасывали оружие и «пояса шахида», объявляя их «уничтоженными террористами». Таким образом эти сотрудники правоохранительных обеспечивали себе успешное продвижение по службе.[39]

Тогда, весной 2007 года, ПЦ «Мемориал» писал: «Обнародование прокуратурой указанных фактов, заочная пикировка между Р.Кадыровым и руководством ОРБ-2, свидетельствует о том, что данные федеральные структуры готовы бороться за свое положение в ЧР. Исход противостояния альянса ОРБ-2 с прокуратурой ЧР и президентской команды неочевиден. Однако нельзя не отметить, что прямым следствием этой борьбы становится реальное снижение числа тяжких преступлений, прежде всего – похищений людей, которые были настоящим бичом республики в последние годы. С этих позиций такую борьбу можно только приветствовать.

Заметим, однако: даже признавая, что участники этих преступных групп были сотрудниками силовых структур, что они совершали преступления, «находясь при исполнении и служебных обязанностей», органы следствия и суд не прослеживают цепочку ответственности выше, и воздерживаются от закономерного вывода: ответственность за распространённую и систематическую практику пыток, похищений и исчезновений людей в Чечне несут государственные структуры.»[40]

Теперь сотрудники Следственного управления по ЧР поставлены в условия, когда они не могут полноценно расследовать подобные преступления – органы МВД по Чеченской Республике с ними абсолютно не считаются, их поручения злостно не выполняются. Следователи, подчас, прямо говорят потерпевшим, что не будут даже пытаться допрашивать предполагаемых участников похищений, так как это может им грозить тяжкими последствиями, вплоть до угрозы жизни и здоровью.

Родственников похищенных запугивают силовые структуры, а сотрудники следственных органов нередко предупреждают, что жалобы могут привести к дальнейшим репрессиям. Так, Раису Турлаеву, пытавшуюся подать заявление о  похищении сына, Ибрагимова Сайд-Салеха, следователь Ачхой-Мартановского Межрайонного следственного отдела СУ СКП РФ по ЧР предупредил, что «Если Вы напишете это заявление, вас убьют, и дома всех остальных родственников сожгут». Поэтому женщина в течение почти полутора месяцев боялась обратиться в официальные инстанции с жалобой на похищение сына, хотя точно знала, что он был похищен сотрудниками УВО МВД ЧР (нефтеполк) под руководством командира нефтеполка Шерипа Делимханова, брата Адама Делимханова – депутата государственной Думы РФ от Чечни и «правой руки» Рамзана Кадырова. 

Правоохранительные органы Чечни в первые дни после похищения нередко отказываются принимать заявления по таким фактам. На место происшествия  после поступления заявления о похищении человека, как правило, не выезжают оперативные группы для сбора сведений и улик «по горячим следам», не объявляется план «Перехват».

 

В связи с вышесказанным, многие жертвы похищений в Чеченской Республике в 2009 году не обращались к правозащитникам и в официальные органы. Значительная часть насилия, творимого в Чечне, не регистрируется и не получает огласку.

В связи с этим информацию о многих преступлениях «Мемориалу» удается получать лишь на условиях анонимности.

 

Как мы указывали выше, часть похищенных позже обнаруживают убитыми. Некоторых из них, как это было и раньше (банда Асуева) выдают за боевиков, убитых в перестрелке. Ярким примером подобного преступления может служить история жителя города Аргун Алихана Султановича Маркуева. 27 ноября 2009 г. его труп с огнестрельными ранениями был найден на окраине с. Сержень-Юрт Шалинского района Рядом с убитым лежал автомат. В 2009 г. Маркуев дважды задерживался, а затем был похищен сотрудниками силовых структур.

Два года назад, 1 августа 2007 г., Алихан Маркуев, 1988 г.р., покинул Аргун и вместе с еще тремя молодыми местными жителями вступил в незаконное вооруженное формирование. В сентябре 2008 г., на волне призывов чеченских властей к возвращению боевиков из леса, Алихан Маркуев сдался под личные гарантии со стороны Ибрагима Темирбаева, главы администрации города Аргун. Ему была оформлена «явка с повинной». Факт явки зарегистрирован в книге учета сообщений и преступлений Аргунского ГОВД. Вначале уголовного дела на него заведено не было,  но затем дело всё же было возбуждено по статьям  208 (участие в НВФ), 222 (незаконное ношение оружия) и ст. 317 (посягательство нажизнь сотрудника правоохранительных органов) УК РФ. Однако под стражу он взят не был, а только являлся на «беседы», опознания убитых боевиков и т.п.

После громкого теракта у театрального центра в Грозном
26 июля 2009 г. выяснилось, что террористом-смертником являлся житель г. Аргун Рустам Мухадиев, в 2007 г. ушедший «в лес» вместе с Алиханом Маркуевым.
После этого Маркуева снова задержали, подозревая в пособничестве смертнику, хотя у него было алиби в день теракта.  Его содержали в Аргунском ГОВД, не допуская к нему ни родственников, ни адвокатов. На обращение родственников начальник ГОВД сказал, чтобы они забыли о существовании Алихана, в противном случае у них будут проблемы. После этого родственники обратились в аппарат Уполномоченного по правам человека в ЧР. Но сотрудник аппарата Зелимхан Джабраилов отказался принять заявление.

Родственники Алихана дважды подавали жалобу Шалинскую межрайонную прокуратуру. В результате следователь шалинского следственного отдела СУ СКП РФ по ЧР Руслан Мовлаев, проведя проверку по заявлению, обнаружил в действиях сотрудников Аргунского ГОВД признаки превышения служебных полномочий.

Около 21:30 2 августа Алихан по телефону вызвал своих родителей в Аргунский ГОВД, где начальник уголовного розыска, известный под прозвищем Ричард, публично передал им Алихана, сильно избитого, сказав, что тот ни в чем не виновен, и при этом отдал Алихану его мобильный телефон.

На полпути к дому машину Маркуевых блокировали 6-7 вооруженных людей в маскарадных масках. Они схватили Алихана и увезли его в неизвестном направлении. Ричард заявил родственникам, что Алихан вновь ушел «в лес». Однако, причастность сотрудников аргунского ГОВД к этому похищению доказывает следующий факт: на следующий день Ричард публично демонстрировал группе жителей Аргуна мобильный телефон Маркуева, который он вернул Алихану накануне. Делал он это с целью доказать причастность Алихана Маркуева к вооруженному подполью. По мнению начальника угрозыска, доказательством этого является звук воя волка, установленный на мобильном телефоне А.Маркуева в качестве сигнала вызова.[41]

После похищения Алихана Маркуева о его судьбе не было известно ничего, пока он не стал «убитым боевиком». Труп выдали родственникам  для захоронения.[42]

 

В 2009 году была похищена и убита ведущая сотрудница ПЦ «Мемориал» Наталья Эстемирова, которая на протяжении многих лет постоянно занималась проблемой похищения и исчезновения людей в Чеченской Республике. Группа вооруженных людей захватила её утром 15 июля в Грозном по дороге на работу. Сразу же после похищения её вывезли на территорию Ингушетии и расстреляли. Ряд событий, предшествующих этому убийству, а также обстоятельства совершения самого преступления дают нам серьёзные основания подозревать, что оно было организовано и осуществлено представителями государства.    

11 августа из грозненского офиса неправительственной организации «Спасем поколение» были похищены её руководитель Зарема Садулаева и ее муж Умар (Алик) Джабраилов. Их увезли на автомашине неизвестные вооруженные люди, не скрывавшие своих лиц и заявившие, что они «из органов». Утром тела похищенных со следами пыток и издевательств были найдены в Грозном в багажнике машины. Очевидно, что похищать людей средь бела дня, не скрывая своих лиц, открыто ходить по Грозному с оружием в руках сейчас в Чечне могут только сотрудники органов государственной власти.

 

Похищение и исчезновение Кагирова Рустама Дениевича

17 мая 2009 года около 18:20, в центре с.Закан-Юрт Ачхой-Мартановского района Чеченской Республики, напротив здания местной администрации неизвестными был похищен местный житель Рустам Дениевич Кагиров, 1979 г.р., проживающий по адресу: ул.Советская,28. Р.Кагиров учится в Исламском институте в Грозном. Инвалид – в 1997 году в связи с заболеванием туберкулёзом у него было удалено левое лёгкое.

Рустам находился на улице вместе со своим знакомым Хусейном Хасановым. Они остановились перед зданием местной сельской администрации. Здесь же стоял автомобиль модели «Лада-Приора» черного цвета с государственным номерным знаком «А 720 АТ 95». Из этой автомашины выскочили трое вооруженных мужчин в черной военной форме и беретах с кокардами, без масок. Двое из них схватили Рустама и затолкали его на заднее сиденье своей автомашины. А третий, направив на Хусейна автомат, стал кричать на него на чеченском языке: «Отвернись, а то я выстрелю!». После этого вооруженные люди сразу же сели в автомашину и умчались на большой скорости, увозя Рустама.

Брат похищенного,  Зиявди Дениевич Кагиров, всё это видел, так как находился в это время на улице у своего дома (Советская, 28) примерно в 100 метрах от здания сельской администрации. Он на своей машине вместе с Хусейном начал преследовать  похитителей и увидел, как их автомобиль выехал на автотрассу «Кавказ» и помчался по ней в сторону г. Грозный.

В этот день на трассе  «Кавказ» от Грозного до  села Закан-Юрт на каждом перекрестке стояли сотрудники милиции из Госавтоинспекции. Они не пропускали машины, не проверив документы водителей. Зиявди Кагиров примерно, за час до похищения Рустама вернулся из Грозного. По дороге его три раза останавливали сотрудники милиции и проверяли документы. Это было связано с тем, что здесь ожидался проезд кортежа президента ЧР, Рамзана Кадырова. Между тем, машина похитителей безостановочно неслась по трассе с большой скоростью.

На перекрёстке дороги, ведущий из села Закан-Юрт, и трассы «Кавказ» стоял один из таких милицейских постов. На глазах у З.Кагирова и Хусейна  машина с похитителями Рустама проехала через этот пост. Зиявди по требованию постовых остановил машину и подошел к сотрудникам ГИБДД, мимо которых несколько секунд назад проехали похитители брата. Он спросил, кто был в проехавшей машине, спросили ли они у них документы? Милиционеры ответили,  что этих людей они не остановили и не проверили, так как те «очень спешили». Зиявди Кагиров сообщил, что на этой автомашине находится его похищенный брат. Милиционеры никак не отреагировали на это сообщение. Они, как будто ничего не случилось, продолжали стоять на дороге и дальше проверять все проезжающие автомашины. Милиционеры не стали сообщать о преступлении, не просили своих коллег задержать уехавшую машину, хотя у них были рации и телефоны.

 

Тогда Зиявди Кагиров позвонил участковому милиционеру села Закан-Юрт и сообщил ему о случившемся. Но, как позже выяснилось, и участковый милиционер не предпринял никаких мер.

Несомненно, что лица, похитившие Рустама Кагирова, были сотрудниками милиции или специальных служб так как:

- они открыто действовали в дневное время на территории, подконтрольной государству; их машина стояла перед зданием администрации, которое охраняют сотрудники милиции,

- они были вооружены, одеты в униформу и береты с кокардами,

-  после похищения Р.Кагирова они имели возможность уехать из села Закан-Юрт в восточном, западном и северном направлениях, где не было никаких постов правоохранительных органов, но они направились в единственном направлении, где были посты,

- они беспрепятственно проехали через пост милиции у въезда в село Закан-Юрт,

- они уехали в сторону Грозного по автотрассе «Кавказ», которая в тот день усиленно охранялась сотрудниками милиции,

- после получения сообщения о факте похищения Рустама группой вооруженных людей власти не предприняли никаких мер по задержанию похитителей, пресечению их действий. В тех же случаях, когда власти узнают о появлении в каком то месте Чечни членов противостоящих им вооруженных формирований, власти предпринимают все меры по задержанию или уничтожению членов этой группы.

До 20 мая 2009 года Зиявди Кагиров и его родственники искали Рустама, обращаясь устно в различные органы власти. Они подключили к поискам многих влиятельных людей в Чечне, но найти Рустама не смогли.

20 мая 2009 года Зиявди Кагиров обратился с заявлением в Ачхой-Мартановский РОВД. 21 мая он подал письменное заявление и в прокуратуру Ачхой-Мартановского района.

Вечером 21 мая домой к Кагировым приехали сотрудники Ачхой-Мартановского РОВД. Они осмотрели место, откуда похитили Рустама, опросили членов его семьи и соседей.

В последующие дни родственники похищенного активно продолжили поиски Рустама, обращаясь в органы прокуратуры и различные силовые структуры на территории Чечни, но ни одна из них не признала факт задержание Рустама.

Лишь через месяц после похищения (что является нарушением норм УПК РФ), 19 июня 2009 года, следователь по особо важным делам Ачхой-Мартановского межрайонного следственного отдела СУ СКП РФ по ЧР М.Джабраилов возбудил уголовное дело № 74024 по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст.126 (похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору) УК РФ. На следующий день об этом были извещены Кагировы.

6 июля 2009 года Зиявди Кагиров был признан потерпевшим по этому уголовному делу.

7 июля Зиявди позвонил следователю и поинтересовался ходом расследования. Из разговора выяснилось, что на тот момент (через 21 день после похищения!) не были допрошены милиционеры, которые 17 мая 2009 года стояли на трассе «Кавказ» у въезда в с.Закан-Юрт; не установлено кому принадлежали номерные знаки, которые были на автомашине похитителей.

При содействии юристов ПЦ «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека родственники похищенного обратились с жалобой в Европейский суд по правам человека с просьбой применить срочные процедуры.  Суд уведомил власти РФ о жалобе и направил вопросы по делу.

В своих ответах[43] Уполномоченный РФ при ЕСПЧ утверждал, что:

- «в ходе расследования уголовного дела не получено информации о том, что 17 мая 2009 г. в селе закан-Юрт проводилась какая-либо спецоперация с целью задержания. Рустама Кагирова»;

- «..не установлен факт нарушения права на жизнь Рустама Кагирова. Данных о том, что его нет в живых, не имеется. Его тело не обнаружено»;

- «в материалах уголовного дела не содержится сведений о том, что Рустам Кагиров подвергался административному аресту, задерживался или был заключён под стражу представителями государства. Таким образом, не имеется оснований говорить о том, что власти РФ нарушили в отношении него положение статьи 5 Европейской Конвенции» (право на свободу и личную неприкосновенность).

В Европейский Суд были направлены копии материалов уголовного дела. Из них видно, что расследование уголовного дела велось крайне небрежно. Например, только 6 июля, через полтора месяца после похищения (!), был допрошен важнейший свидетель, очевидец захвата Рустама – Хусейн. А ещё через 12 дней другой непосредственный свидетель похищения – соседка Кагировых. Только 31 июля – через почти 2,5 месяца после исчезновения Рустама, следователь направил запрос в следственный изолятор Грозного о том, не находится ли там исчезнувший человек. Лишь в тот же день был направлен запрос в ГИБДД о том, выставлялись ли 17 мая посты на участке трассы от Закн-Юрта до Грозного (согласно ответу из ГИБДД от 11 августа, посты на этом участке  17 мая не выставлялись).

11 августа следствие получает информацию о том, на кого зарегистрирована машина, имеющая государственный номер  «а729ат95».

6 августа следователь, наконец, удосужился  дать поручение об установлении абонентов  мобильных телефонных, которые вели переговоры в районе Закан-Юрта во время похищения Р.Кагирова.

Наконец, 20 августа в связи с тем, что Европейский суд по правам человека принял к рассмотрению жалобу «Кагирова против России» уголовное дело № 74024  передаётся для дальнейшего расследования в Отдел по расследованию особо важных дел № 2 СУ СКП РФ по ЧР.[44] Следствие начинает вестись более интенсивно, что, впрочем, не означает более эффективно.

27  августа следователем был произведен осмотр места происшествия, а 30 августа – проверка (впервые!) показаний свидетелей на месте происшествия. 10 сентября (почти через четыре месяца после похищения!) происходит допрос хозяина машины с гос. номером  «а729ат95». Тот сообщает, что ещё в 2006 году продал эту машину, но при этом с учёта её не снимал и она числится по-прежнему за ним. О похищении ничего не знает. 12 сентября на допросе нынешний фактический хозяин машин сообщил, что не помнит, где он был 17 мая (прошло много времени), но в районе Закан-Юрта не был. Свою машину и номера от неё никому не передавал; родственников среди сотрудников силовых структур не имеет; о похищении ничего не знает.

Впрочем, неэффективность расследования похищения Р.Кагирова обуславливалась не только небрежностью и волокитой следователей, но и удивительной неисполнительностью сотрудников МВД ЧР. Следователи направляли запросы во все РОВД Чеченской Республики  задерживался ли их сотрудниками Р.Кагиров, есть ли информация о его причатности к НВФ. Первые такие запросы были разосланы ещё в мае, в ходе доследственной проверки. Затем их повторно высылали уже в августе. Безрезультатно – ответов руководители РОВД упорно не присылали. И лишь после третьей рассылки запросов, в октябре, начали поступать ответы, из которых следовало, что Р.Кагирова сотрудники МВД не задерживали.

Только 17 ноября (через 6 месяце после преступления!) на основании показаний свидетелей похищения были составлены фотороботы трёх похитителей. Однако следователь направил изображения предполагаемых преступников только в один РОВД –Ачхой-Мартановский (по месту совершения преступления), хотя очевидно, что здесь действовали сотрудники, приехавшие из какого-то другого района Чечни. Таким образом, налицо чисто формальная работа следователя, явно не заинтересованного в том, чтобы преступников реально искали по всей территории республики.

Предварительно следствие по факту похищения неоднократно приостанавливалось в связи «с неустановлением лиц, подлежащих обвинению». Затем возобновлялось. И каждый раз в постановлении о возобновлении предварительного следствия указывалось на явные недоработки следствия.

Важно отметить, что в таком постановлении от 7 декабря 2009 года возникает поручение: «оперативно-следственным путём принять меры к проверке информации о задержании Кагирова Р.Д. сотрудниками ОВД по Шатойскому району и его доставления в ИВС ОВД по Шатойскому району. Допросить сотрудников ИВС ОВД, дежуривших в период 17-20 мая 2009 г., произвести выемку и осмотреть журнал учёта лиц, помещённых в ИВС в интересующий следствие период времени».  Сами материалы, содержащие такую информацию, российскими властями предствлены не были. В результате невозможно понять, откуда взялась такая информация и была ли проведена её проверка.

Согласно ответу Уполномоченного в РФ при ЕСПЧ и материалам уголовного дела «в ходе расследования установлено, что вечером 17 мая 2009 г. в селе закан-Юрт неустановленные вооруженные лица схватили на улице Рустама Кагирова, посадили в автомобиль ВАЗ «приора» чёрного цвета (государственный регистрационный номер «а729ат95») и увазли в неизвестном направлении»). Однако затем Уполномоченный в противоречии с предыдущим утверждением ссылается на некую оперативную информацию о том, что Рустам Кагиров ранее состоял в НВФ и «в настоящее время может находиться в горно-лесистой местности в составе незаконного вооруженного формирования». В материалах уголовного дела имеется «Справка» без номера и даты, подготовленная начальником ОВД Ачхой-Мартановсокго района ЧР, в которой сообщается, что «в ходе оператино-розыскных мероприятий, установлено, что ранее Кагиров состоял в НВФ под руководством эмира Басаева Рустама». Единственным доказательством этому служит приложенная фотография, на которой Кагиров заснят сидящим рядом с каким-то человеком (оба без оружия). Подпись под фотографией гласит, что это эмир Грозного Рустам Басаев. Почему подобная оперативная информация появилась у правоохранительных органов только после похищения Кагирова, не объясняется. При этом, в материалах этого же дела имеется  письмо из УФСБ по ЧР от 23 ноября 2009 года за № 3/1-18628 о том, что в этом ведомстве «сведениями о причастности Кагирова Р. Д. к деятельности НВФ не располагают».

Брат похищенного, Зиявди Кагиров, в своих комментариях Европейскому Суду  сообщил, что Рустам по состоянию здоровья не способен находиться у боевиков «в горно-лесистой местности». В 2004 году сотрудники 7-й роты полка Патрульно-постовой службы им. А.Кадырова проводили проверку причастности Рустама к НВФ. Тогда Рустама забрали в Ачхой-Мартан в место дислокации этого подразделения, где показывали фотографию, на которой Рустам заснят яко бы с эмиром Р.Басаевым  и требовали сознаться в связях с боевиками.  Его в течение двух суток подвергали пыткам: «Рустама хотели избить, но кто-то из сотрудников сказал, что он болен и не выдержит избиений. Поэтому его пытали только током».  Затем Рустама освободили и ни каких претензий у властей к нему не было.

Если же имелись бы хоть какие-то доказательства нахождения Р.Кагирова у боевиков, то уголовное дело было бы прекращено. Однако этого не произошло вплоть до июня 2010 года.

 

По состоянию на  июнь 2010 года местонахождение и судьба Рустама Кагирова не известны.

 

Похищение и исчезновение трёх членов семьи Дудуевых

Как мы писали выше, часто жертвы родственники похищенных и пропавших людей в Чеченской Республике не обращаются ни к правозащитникам, ни в официальные органы. В связи с этим, подобные случаи не регистрируются и не попадают в статистические сводки.

В качестве яркого примера подобного можно привести случай похищения и исчезновения членов семьи Дудуевых.

24 мая 2009 года около часа ночи  в г. Гудермес  из д.28 на ул.Комсомольская сотрудниками неустановленных силовых структур были похищены три местных жителя: Качак Дудуев, 1956 г.р., его сын 16-летний Висита Дудуев (ученик 9-го класса), и дочь Джамиля Дудуева, 1985 г.р.

По словам жены Качака Дудуева, Зары, ночью в их дом ворвались вооруженные люди в масках, одетые в камуфляжную форму. Не представляясь, они схватили мужа, дочь и сына и грубо вытолкали на улицу. Зару завели в отдельную комнату, сказав, что будут ее допрашивать. В комнату так никто и не зашел: когда Зара вышла на улицу она увидела отъезжающие машины.

Утром Зара обратилась в РОВД и рассказала о похищении. Сотрудник милиции, принимавший женщину, убедил ее не торопиться с подачей заявлений в РОВД и прокуратуру. Женщина вернулась домой. У нее была надежда, что родных уже отпустили. Дома никого не было. От пережитого стресса, у Зары отказали ноги.

Три или четыре года назад Качак Дудуев был задержан сотрудниками Гудермесского РОВД, но через несколько дней освобожден. Ему объяснили, что задержали по ошибке.

По состоянию на  июнь 2010 г., местонахождение и судьба Качака Дудуева и его детей не известны.

Зара Дудуева ни в какие официальные органы не обращалась и до сих пор ждёт возвращения мужа и детей дома. На контакт с правозащитниками она не идёт. Вероятно, что её запугали похитители.

Уголовное дело по факту похищения не возбуждено. На запрос ПЦ «Мемориал» прокуратура Гудермесского района ответила, что «в правоохранительные органы гудермеского района заявления сообщения о похищении членов семьи Дудуевых, не поступали.  Проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ ОВД по гудермесскому району и МСО СУ СК при прокуратуре РФ по ЧР, по данному факту не проводились»[45]. Между тем, для возбуждения уголовного дела по тяжким преступлениям отнюдь не обязательно наличие заявления от родственников и потерпевших. Исчезновение трёх человек не могло пройти незамеченным для местных правоохранительных органов, а само письмо «Мемориала» являлось поводом для проведения проверки. На наш повторный запрос пока ответ не поступал.

По состоянию на июнь 2010 года местонахождение и судьба похищенных членов семьи Дудуевых не установлено.

 

Возможно, что похищение Дудуевых связано с подозрением их в связях с боевиками.

За несколько дней до похищения  к  проживающему по соседству с Дудуевыми мальчику подъезжали неизвестные люди и, показывая фотографию убитого боевика, спрашивали, знает ли он его. После отрицательного ответа, мальчика спросили, где живёт Висита Дудуев. Разговор происходил рядом с домом Дудуевых и мальчик указал на него. После этого незнакомцы уехали.

 

Ранее,  28 марта 2009 года, пресс-служба МВД ЧР сообщала, что в Курчалоевском районе в ходе боестолкновения были убиты два боевика.[46] Личности убитых удалось установить лишь почти два месяца спустя – в мае. Одним из них оказался Саламбек Сайдбекович Байдулаев, 1980 г.р., житель с. Комсомольское Гудермесского р-на. Он уехал из страны несколько лет назад и проживал в одной из Прибалтийских  республик, был приверженцем салафизма,  но в боевых действиях участия не принимал.  До выезда за границу Байдулаева задерживали силовики, однако затем освободили. В ноябре 2008 года Байдулаев приехал домой, чтобы жениться и увезти жену из России.

Узнав о его приезде, сотрудники силовых структур пришли к нему домой, после чего он исчез.   Односельчане гадали,  то ли его забрали силовики, то ли он смог убежать и присоединился к боевикам.

По-видимому, невестой Саламбека Байдулаева, за которой он и вернулся в Чечню, была Джамиля Дудуева.

 

Незаконные задержания и исчезновение Джабихаджиева Нажи Нажмуддиновича,  Эльдарова Аслана Алхазуровича и  Закриева Джабира Хусейновича

4 июня 2009 года в 22 часа к дому Нажмуддина Джабихаджиева, проживающего по адресу с. Курчалой, ул. Молодёжная, подъехали несколько легковых автомашин. Находившиеся в них вооружённые люди, одетые в камуфляжную форму, ворвались во двор и потребовали  вызвать сына хозяина дома, двадцативосьмилетнего Нажу Джабихаджиева. Говорили они по-чеченски, не скрывали, что являются сотрудниками Курчалоевского РОВД. Некоторых из них Джабихаджиевы даже узнали. Когда Нажа вышел из дома, его сразу же схватили, вывели на улицу, запихнули в одну из машин  и увезли в неизвестном направлении. Родственники пытались получить информацию у садящихся в машины вооруженных людей – куда они увозят Нажу.  В ответ, прозвучало: «Куда увозим  – узнаете позже».

В ту же ночь родственники организовали поиски, но не смогли установить местонахождение Нажи. В РОВД отрицали, что незаконно задержанный человек находится там. Тем не менее, из неофициальных источников удалось узнать, что Нажа был задержан по подозрению в пособничестве НВФ. На него указал на допросах другой человек, которого похитили 3 недели назад. На основе показаний того же похищенного, был задержан и другой житель Курчалоевского района, Аслан Эльдаров. Он служил в батальоне ВВ МВД РФ «Юг».[47] Аслана Эльдарова захватили его сослуживцы во дворе собственного дома командира батальона, в селе Гелдаган. Ранее, 18 мая 2009 года,  силовиками из своего дома (Курчалой, ул. Советская) были увезены два брата ЗакриевыДжабир и  Джабраил. Вскоре Джабраила отпустили, а Джабир исчез.

С большим трудом Джабихаджиевым и родственникам двух других похищенных удалось узнать, что они находятся в селе Бачи-Юрт в секретной тюрьме на территории бывшего территориального отделения милиции.

Джабихаджиевы пытались жаловаться в прокуратуру, однако в результате угроз и шантажа со стороны курчалоевких милиционеров были вынуждены забрать жалобу назад.

Запуганные родственники похищенных не хотят говорить о подробностях похищения и не идут на контакт с журналистами и правозащитниками.

Известно лишь, что вечером 5 июля 2009 года нескольких родственников похищенных А.Эльдарова и Д.Закриева, которые служат во внутренних войсках или правоохранительных органах, привезли в село Центорой. Туда же, по некоторым сведениям. Привезли и похищенных. Утром 6 июля родственники похищенных вернулись в свои дома.

 

По состоянию на июнь 2010 года местонахождение и судьба Нажи Джабихаджиева, Аслана Эльдарова и Джабира Закриева не установлены. Уголовные дела по факту их похищения не возбуждены. 

 

Дело о похищении Джабихаджиеа было одним из последних, по которому работала Наталья Эстемирова. Она помогла корреспонденту «Новой газеты» собрать сведения об этом похищении. 

Поскольку от членов семьи Джабихаджиевых ПЦ «Мемориал» не может получить какую-либо дополнительную информацию, ниже мы пересказываем сведения, изложенные в статье Елены Милашиной  «Эстемирова продолжает спасать людей», опубликованной в июле прошлого года  [48].

 

 4 июня в дом Джабихаджиевых ворвались сотрудники Курчалоевского РОВД, так называемой спецроты. Подобные подразделения созданы при всех местных РОВД для выполнения «особых» поручений..Захваченного Нажу  увезли в село Бачи-Юрт, держали там, в здании бывшего территориального отделение милиции, сейчас там размещены кадетская школа и известная по рассказам жителей незаконная тюрьма. .

На следующий день отец похищенного, Нажмуддин, обратился в Курчалоевский РОВД. Султан Билалов, начальник милиции общественной безопасности, сказал ему: «Мы забрали твоего сына, он у нас. Где он находится, тебе знать не обязательно». Тогда отец пошел прямо в прокуратуру Курчалоевского района, прокурор направил его к следователю Анатолию Киму. Тот не стал опрашивать заявителя, тем более не составлял протокол. Просто попросил на бумажке написать имя и фамилию сына и подождать в коридоре. Через тридцать минут Нажмуддину позвонили родственники, сообщившие, что к ним в дом приехали милиционеры. Он срочно вернулся  домой, где застал тех самых людей, которые накануне забрали  его сына. Пришедшие  спросили Нажмуддина, где он только-что был?  Тот ответил, что ходил в прокуратуру жаловаться. Тогда присутствующий здесь командир спецроты Курчалоевского РОВД Муса Салманиев  заявил: «Если в течение часа не заберешь заявление обратно, через два часа труп сына тебе во двор бросим. Сегодня тут начальник милиции — я, ФСБ — это я, прокурор — это я. Мы — спецрота, и нам все можно, нас за это не накажут, я здесь царь и бог!». На это отец похищеннго ответил: «Делайте что хотите. Мне главное, что я знаю, кто моего сына забрал». Салманиев начал угрожать Нажмуддину тем, что его сейчас заберут. Однако, столкнувшись твёрдой позицией Нажмуддина, отвёл его в сторону и перешел к уговорам: «Не делай нам и себе проблем, забери заявление. Потом позвонишь мне».

   Нажмуддин Джабихаджиев пошел к Киму и забрал у него свою бумагу с именем и фамилией сына. Он сделал вывод, что  Анатолий Ким и Муса Салманиев, скорее всего, договорились между собой. Потом позвонил Мусе и сказал, что забрал заявление. В тот же вечер отцу  позвонил с телефона Мусы  сын и сказал, что с ним все нормально. Это было 5 июня. С тех пор телефон Мусы Салманиева не отвечает, о Наже  нет никаких известий…

О судьбе Джабира Закриева, Аслана Эльдарова и Ножа Джабихаджиева ничего не известно. Кроме одного факта: есть свидетели, которые видели их живыми в селе Центорой.

 

На июнь 2010 года ПЦ «Мемориал» может лишь сообщить, что о местонахождении и судьбе этих людей по-прежнему, ничего не известно.

 

Исчезновение, тайное содержание в больнице и похищение оттуда Зайналова Апти Рамзановича

На примере этого дела ясно видна полная беспомощность органов прокуратуры перед беззаконием, творящимся сотрудниками МВД ЧР. Дело доходит до того, что чеченские милиционеры выгоняют прокурора, угрожая ему оружием. При этом ни Прокуратура и Следственный Комитет при прокуратуре даже и не пытаются восстанавливать законность, саботируют расследование преступлений, совершенных сотрудниками МВД ЧР. Более того, сотрудники прокуратуры идут даже на лжесвидетельство, покрывая преступление милиционеров.

 

26 июня 2009 г. при невыясненных обстоятельствах исчез Апти Рамзанович Зайналов.  

Мать Апти Зайналова, Айма Макаева, проживает в селе Махкеты Введенского района Чеченской Республики.

Апти Зайналов, ранее, в октябре 2005 года, был осужден по обвинению в причастности к незаконным вооруженным формированиям. В июле 2006 он был освобождён, и с тех пор  в основном проживал с городе Саратов, где работал. Регулярно он приезжал к матери в Чечню.

С 26 июня 2009 года мобильный телефон Апти перестал отвечать.

2 июля  в представительство ПЦ  «Мемориал» в Грозном обратился неизвестный мужчина, который сообщил, что в  районной больнице села Ачхой-Мартан  под охраной находиться молодой человек по имени Апти,  который получил серьёзные травмы в результате пыток. Сотрудники представительства «Мемориала» решили проверить эту  информацию, поскольку в тот период было известно об исчезновении Апти  Шамсаева, жителя села Гехи Урус-Мартановского района Чечни. По этой причине в «Мемориале» предположили, что содержащийся в ачхой-мартановской больнице под стражей человека может быть и есть Апти  Шамсаев.

3 июля 2009 года сотрудник «Мемориала» Ахмед Гисаев и родственник Апти Шамсаева посетили больницу в Ачхой-Мартане. В хирургическом отделении они смогли заглянуть через открытую дверь в палату № 1. Там находились два вооруженных охранника в камуфляжной форме, по всей видимости, принадлежащие к органам внутренних дел. На их кепках черного цвета у них были буквы – «К. Р. А.».  На койке возле окна лежал молодой человек, которому медсестра оказывала помощь. Возле двери на койках находились еще два охранника. Сотрудник ПЦ  «Мемориал» отчетливо разглядел молодого человека. На вид ему было около 28-30 лет, на лице были синяки, голова – перевязана. Покрывающая тело простыня была в багрово-красных пятнах (по всей видимости, кровь). 

Позже в коридоре медицинский работник ответил на вопросы Гисаева. Он сообщил, что этого человека привезли из Грозного, зовут его Апти Зайналов, он из села Махкеты, и ему 29 лет. Медицинским работникам не разрешают с ним общаться, в амбулаторной карте не указанны его данные, проходит по документам как «неизвестный». Его уже несколько раз увозили из больницы и, по-видимому, подвергали пыткам.

В тот же день родственникам Апти Зайналова из села Махкеты передали сообщение, что тот находится в тяжелом состоянии в Ачхой-Мартановской районной больнице.

4 июля мать Апти, Айма Макаева, и его брат, Руслан, поехали в грозненский офис  «Мемориала». Они показали фотографии Апти и сотрудник «Мемориала» опознал его как человека, которого он видел в больнице.

На следующий день Руслан Зайналов и сотрудник «Мемориала» посетили больницу в Ачхой-Мартане, но им там ничего не удалось выяснить. Охранники отказались их допустить в палату и что-либо отвечать на вопросы.

7 июля Айма Макаева вместе с сотрудниками «Мемориала» выехала в Ачхой-Мартан, в прокуратуру этого района. Она и сотрудник Правозащитного центра «Мемориал» Наталья Эстемирова были на приеме у и.о. прокурора Ачхой-Мартановского района,  Юрия Викторовича Потанина. Наталья Эстемирова рассказала о цели их визита. Айма Зайналова подала прокурору письменное заявление, в котором указала, что ее сын Апти находится в тяжелом состоянии в Ачхой-Мартановской больнице, и просила прокурора предпринять  меры прокурорского реагирования.

И.о. прокурора тут же направил своего помощника Х.Атаева и своего заместителя  Магомеда Домбаева в больницу, с тем, чтобы те «произвели там осмотр» и «разобрались, что там происходит». Сам же Потанин уехал куда-то «на совещание».

А.Макаева и Н.Эстемирова остались в коридоре прокуратуры. Заместитель и помощник прокурора зашли в кабинет Домбаева, закрылись там и провозились около полутора часов. На вопросы - чего они ждут -  сотрудники прокуратуры отвечали, что ждут начальника Ачхой-Мартановского РОВД. Лишь после настоятельных требований они согласились сами поехать в РОВД.  Приехав к зданию РОВД  Домбаев и Атаев зашли во внутрь, оставив Макаеву и Эстемирову на улице.

Поскольку время шло, и сотрудники прокуратуры явно не желали что-либо предпринимать, Айма Макаева и Наталья Эстемирова были вынуждены поехать назад в прокуратуру Ачхой-Мартановского района. Их туда не пустили, и тогда они сами поехали в Ачхой-Мартановскую районную больницу. Сюда сотрудники прокуратуры так и не приехали.

Н.Эстемирова снова отправилась в прокуратуру, а  Айма Макаева осталась у больницы. Вскоре она увидела как к запасному выходу хирургического отделения  подъехала автомашина марки «Волга»  белого цвета. Минуты через 2-3 из здания больницы двое вооруженных людей в форме вывели Апти. Он с трудом передвигался.  Мать ясно узнала сына. Его подвели к машине и уложили  на заднее сиденье. Охранники сели в машину, которая сразу же уехала.

Вплоть до конца рабочего дня Домбаев и Атаев так и не вышли из здания РОВД.

Таким образом проявилось откровенное нежелание сотрудников прокуратуры Ачхой-Мартановского района выполнять свои обязанности. 

8 июля Айма Макаева обратилась с заявлением к прокурору Чечни М.М.Савчину с просьбой принять меры прокурорского реагирования по фактам противоправных действий, допущенных в отношении её сына.

9 июля Айма Макаева лично подала заявление на имя руководителя Ачхой-Мартановского межрайонного следственного отдела с просьбой возбудить по факту похищения Апти уголовное и принять меря по установлению местонахождения Апти. В тот же день она обратилась с письменных заявлением к руководителю следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по ЧР.

Со следующего дня за сотрудниками ПЦ Мемориал Натальей Эстемировой и Ахмедов Гисаевым, которые занимались этим делом началась слежка. Так 10 июля Гисаева от офиса ПЦ «Мемориал» в Грозном до дома его сопровождал автомобиль ГАЗ-31029 с регистрационным номером В 391му 95 рус (95-й регион - Чеченская Республика) с затемненными стеклами. Эта машина встала перед домом Гисаева. На стекле передней двери автомобиля висела рация – признак того, что в машине находятся сотрудники силовых структур.

Утром 15 июля 2009 года  Наталья Эстемирова была похищена в Грозном по дороге на работу, а уже днем её тело с огнестрельными ранениями было найдено на территории Республики Ингушетия.

В тот же день отделением дознания Ачхой-Мартановского ОВД принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с «отсутствием события преступления».

В последующие после убийства Натальи Эстемировой дни Ахмед Гисаев, оставшийся единственным свидетелем по делу Зайналова, дважды заметил ту же машину ГАЗ-31029 с номерным знаком В 391му 95 рус. Машина подолгу стояла на улице, где живет Гисаев, недалеко от его дома.

17 июля ПЦ «Мемориал» направил в Европейский Суд по правам человека жалобу Аймы Макаевой, матери Апти Зайналова, о нарушении статей 3 (запрещение пыток), 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты)  Европейской Конвенции[49]. В жалобе был запрос о применении срочных процедур. Ключевыми при подготовке жалобы стали свидетельства Натальи Эстемировой и Ахмеда Гисаева.

20 июля ЕСПЧ, прежде чем принять решение о применении срочных мер, запросил информацию у Правительства с целью подтвердить или опровергнуть данные о причастности государственных служащих к похищению Апти Зайналова. Лишь после этого, 28 июля Ачхой-Мартановкий Межрайонный следственный отдел СУ СКП РФ по ЧР возбуди уголовное дело № 74032 по факту исчезновения на территории Ачхой-Мартановской ЦРБ Зайналова А.Р. по признакам преступления, предусмотренного ст. 105 (убийство) УК РФ.

12 августа Уполномоченный РФ при ЕСПЧ направил ответы на вопросы Европейского Суда[50]:

- «… власти Российской Федерации сообщают, что факт нахождения в период с 01.07.2009 года по настоящее время на лечении в Ачхой-Мартановской больнице Зайналова А.Р. либо иного лица под охраной вооруженных лиц подтверждения не нашел»;

- «власти Российской Федерации заявляют, что в показаниях и заявлениях заявительницы и свидетелей, а также в материалах уголовного дела № 74032  отсутствуют сведения о том, что Зайналов Р.А. был задержан представителями государства»;

- «…властями Российской федерации предпринимаются все необходимые меры, направление на установление местонахождения сына заявительницы»;

- «несмотря на предпринятые в ходе доследственной проверки и предварительного следствия меры, которые изложены выше, в настоящее время установить местонахождение Зайналова Р.А. не представлялось возможным».

 

На каком же основании власти РФ делают эти выводы?

Ответ на этот вопрос дают материалы уголовного дела, направленные позже в ЕСПЧ.

Чем занималось следственные органы на этапах доследственной проверки и в ходе предварительного следствия?

Значительное место в материалах уголовного дела занимают бессмысленные запросы, направленные в различные ОВД и следственные отделы СКП о том, не обращался ли к ним А.Р.Зайналов с жалобами и заявлениями и не возбуждалось ли уголовное дело в отношении него. Судя по присланным материалам, большинство этих запросов так и остались без ответов.

Были опрошены врачи и медсёстры Ачхой-Мартановской больницы. Все они утверждали, что Р.А.Зайналова в больницу не доставляли, более того, в больнице вообще никого не содержали под вооруженной охраной. В случае же поступления в больницу пациента с огнестрельными ранениями, каких-либо противоправных действий на территории больницы, тем более, похищения или насильственного увода пациента, медперсонал обязан сообщить об этом в дежурную часть районного ОВД. Однако в указанный период ничего подобного не происходило.

Был взяты объяснения от  заместителя Ачхой-Мартановского межрайонного прокурора М.Х.Домбаева и помощника Х.А.Атаева. Оба  утверждали, что сразу же после поступления к ним заявления Аймы Макаевой они выехали в больницу вместе с начальником районного ОВД Х.К.Айдамировым и начальником отдела уголовного розыска Т.Мамакаевым. Ими якобы были обследованы все отделения больницы, проведен опрос медперсонала, проверен журнал учёта.  В результате «доводы заявительницы о том, что её сын находился в хирургическом отделении ЦРБ с телесными повреждениями не нашел своего объективного подтверждения на момент прокурорской проверки».

Кроме того, берутся объяснения от Айны Макаевой и сотрудника ПЦ «Мемориал А.Гисаева. Затем, после возбуждения уголовного дела проводятся их допросы.

Однако, как видно из ответов властей России в Европейский Суд по правам человека, их сообщения и показания «не находят объективного подтверждения в ходе следствия». Следователи целиком доверяют показаниям сотрудников прокуратуры и медперсонала.

Один из свидетелей по этому делу, Наташа Эстемирова, была убита, второй – Ахмед Гисаев подвергался демонстративным угрозам со стороны сотрудников силовых структур и был вывезен Правозащитным центром «Мемориал» за пределы Чечни.[51] 

Вероятно, на этой «мёртвой точке» уголовное дело и должно было бы застыть на годы.

Однако 23 сентября 2009 года произошло неожиданное для представителей власти событие.

В этот день в Следственный Комитет при прокуратуре РФ  и Следственное управление СКП РФ по ЧР было направлено заявление за подписью председателя Совета ПЦ «Мемориал» О.Орлова. К заявлению прилагались свидетельские показания А.Гисаева, диск с видеозаписью и её расшифровкой.

Ахмед Гисаев сообщал, что 8 августа 2009 года, ему позвонил следователь СУ СКП РФ по ЧР, который расследует уголовное дело № 74032, и попросил его приехать в Следственное управление для выезда в Ачхой-Мартановскую районную больницу, где необходимо проверить  показания Гисаева на месте. Затем он вместе со следователем выехал в Ачхой-Мартан. По прибытию на место А. Гисаев обнаружили, что в первой палате хирургического отделения, где ранее находился на излечении Апти,  обстановка была изменена. Внутри палаты было шесть коек (ранее их было три). Койки, тумбочки и другие предметы были переставлены.  А.Гисаев сообщил об этом следователю. Последний сказал, что необходимо воссоздать первоначальную обстановку в палате. Для этого следователь и А. Гисаев зашли к заместителю главного врача этой больницы.

Далее произошел очень важный разговор с зам. главного врача.

Следователь задал ему вопрос, на который ранее врачи уже неоднократно отрицательно отвечали под протокол: содержался ли Апти Зайналов в больнице? Однако на этот раз заместитель главного врача начал говорить правду. Врач разволновался и принялся негодовать, что власти своевременно не предприняли мер по освобождению молодого человека, который, действительно, в их больнице содержался в первой палате хирургического отделения  под охранной. У Гисаева была  с собой портативная видеокамера. Когда он понял ценность для следствия разговора следователя с заместителем главного врача, он включил видеокамеру.

 

Вот выдержки из заснятого на видеокамеру разговора следователя и врача:

 

Зам. главного врача:

«Ну, я не знаю его фамилии и имени, но, у нас в больнице действительно хирургического отделения лечился парень.<…> Мы его здесь лечили, операцию ему сделали. Через две недели его забрали. Когда его забирали, меня здесь не было. Прокуратуру и следственный отдел здесь были, даже устроили здесь разборки! Но, причем здесь я! Мы же оказали ему помощь! Если бы не оказали ему помощь…. Говорю же Вам приезжали прокуратура и даже следственный комитет но, почему мы врачи должны быть крайними сейчас! Если они так сейчас заинтересовались то, почему прокуратура его не забрала отсюда?!

Они ведь приезжали сюда, и парень был здесь. Тут была, и прокуратура была и милиция».

 

Вопрос следователя: «Здесь, что,  была и прокуратура?».

Ответ зам. глав. врача «Да была! Почему они не освободили его! Мы для этого парня сделали все, что могли. Полечили его здесь конкретно, оказали ему всю необходимую медицинскую помощь.

<…>Почему я в данном случаи,  должен быть крайним или другие доктора?! Меня возмущает, почему прокуратура и милиция его не освободили! Раз они так за него сейчас спохватились! ».

 

Заместитель глав врача заявил, что в один их дней пребывания этого молодого человека в больнице, в хирургическое отделение приехал прокурор района Потанин в сопровождении сотрудников ФСБ.[52] В ходе разговора с силовиками, охранявшими молодого человека, у прибывших на место прокурора и сотрудников ФСБ с одной стороны и чеченских силовиков с другой стороны, возникла сора из-за нежелания освобождать похищенного. По словам заместителя главного врача, чеченские силовики наставили оружие на прокурора района и его сопровождающих лиц, которые были вынуждены уехать ни с чем. Замглавврача также заметил, что охранявшие А.Зайналова силовики чувствовали себя уверенно и вели себя вольготно. Они также имели всю атрибутику официальных, государственных правоохранительных структур.

 

Данные материалы были приобщены к материалам уголовного дела.

С этого момента стало невозможным более отрицать тот факт, что А.Зайналов содержался под охраной в больнице и был увезён в неизвестном направлении. Очевидным стало также, что и медперсонал больницы, и сотрудники прокуратуры лжесвидетельствовали, о чём «Мемориал» информировал Европейский суд по правам человека.

 

7 октября 2009 года ЕСПЧ, взвесив все аргументы и доказательства по делу, принял решение не применять срочные меры (правила 39 и 40 Регламента Суда), но рассмотреть дело в  приоритетном порядке, согласно Правилу 41. С тех пор, данная жалоба «дожидается» своего рассмотрения в приоритетном порядке.

 

С  ноября 2009 года представлять интересы Айны Макаевой, признанной потерпевшей по уголовному делу, стали юристы Сводных Мобильных групп (СМГ) правозащитных организаций, которые, с этого времени развернули свою работу в Чеченской Республике.[53] Их активная работа также способствовала тому, что ситуация по данному уголовному делу изменилась – следствие не может отрицать очевидное.

Теперь, согласно документам СУ СКП РФ по ЧР,  «в ходе следствия установлено, что 28.06.2009 Зайналов А.Р. был похищен неустановленными лицами в неустановленном месте и с огнестрельными ранениями помещен на лечение в Ачхой-Мартановскую районную больницу, где пролежал на излечении 10 дней, и был вывезен неизвестными лицами в камуфлированной одежде. <…> Медицинский персонал ЦРБ в нарушение Инструкции (название) не сообщил в Ачхой-Мартановский ОВД о поступлении  А.Р.Зайналова в больницу. <…>

В период нахождения А.Р. Зайналова в Ачхой-Мартановской больнице, туда по заявлению Макаевой А.А. выезжал с проверкой бывший и.о. Мчхой-мартановского и.о. прокурора Потанин Ю.В., который встречался в больнице с главным врачом больницы Хатаевым Р.Л., установил факт нахождения Зайналова А.Р. в больнице под охраной вооруженных лиц, но дальнейших мер по  надлежащему разбирательству не принял.

По данному факту также имеется заключение служебной проверки <…>»[54].

 

Факт незаконного содержания похищенного человека под вооруженной охраной в больнице, наконец, признан. Но, как мы видим, похищен Зайналов «неустановленными лицами в неустановленном месте», вывезен «неизвестными лицами в камуфлированной одежде».

Членам СМГ с трудом, но удалось добиться приобщения к материалам уголовного дела вышеупомянутого заключения служебной проверки по поводу отсутствия надлежащего реагирования и.о. прокурора на явное и вопиющее нарушение закона. Вначале прокуратура отказывала в этом под абсурдным обоснованием: «поскольку прокурор не является фигурантом данного уголовного дела».

Ознакомиться с текстом этого заключения пока представителям правозащитных организаций не удалось.

Что же касается «неустановленно места похищения»,  то оно известно, в том числе и следствию: станция технического обслуживания автомобилей «Жанета» у Жуковского моста в Грозном.  Именно здесь 28 июня 2009 года были захвачены вооруженными людьми Апти Зайналов и  Зелимхан Хаджиев.

О том, что эти два человека были вместе похищены вооруженными людьми ПЦ «Мемориал» писал ещё 8 июля 2009 года.[55] Зайналов, приехавший по неизвестным нам обстоятельствам в Чечню, ехал на машине, за рулём которой находился Хаджиев.

Очевидно, что следствие проверяло эту информацию. В материалах дела есть даже допрос сотрудника СТО «Жанета», который рассказывает об обстоятельствах захвата 28 июня 2009 года   двух его клиентов, ремонтирующих колесо легковой автомашины. Неизвестны вооруженные люди на глазах у находившихся на улице постовых милиционеров захватили эти двух людей, при этом они стреляли по одному из них (очевидно – Зайналову). Допрос был проведён в августе 2009 года. Однако, как установили члены СМГ,  в течение восьми месяцев с момента похищения следователи не осмотрели место происшествия. Лишь в результате настойчивости СМГ в феврале 2010 года следователь, наконец, сделал это и даже изъял из стены застрявшую там пулю. Однако к этому моменту ржавчина сделала это вещественное доказательство не пригодным для проведения баллистической экспертизы.

Что касается «неустановленных лиц», то очевидно, что беспрепятственно применять оружие на улицах Грозного, недалеко от места дислокации подразделений так называемого «нефтяного полка», на глазах у сотрудником милиции могут лишь представители государственных силовых ведомств. И опять, у следствия ещё в июле 2009 года были возможности найти этих «неустановленных лиц». ПЦ «Мемориал» тогда сообщал, что начальник ОВД Заводского района г.Грозный Асланбек Саказов и его заместители  Зелимхан Абухаджиев и Абу Дидиев обладают  информацией о похитителях. В частности, А.Саказов указывал сотруднице ПЦ «Мемориал» Н.Эстемировой на сотрудников ОВД Шатойского района ЧР.  Кроме того, просто невозможно себе представить, чтобы вооруженные люди, расположившиеся в центральной районной больнице на протяжении десяти дней,  оставались «неизвестными» для местного ОВД.

Члены СМГ в качестве представителей потерпевшей ходатайствовали в выделении в отдельное производство материалов о пособничестве медперсонала больницы похитителям. Однако это ходатайство было не удовлетворено СУ СКП РФ по ЧР. В настоящее время СМГ обжалуют это решение в суде.

 

Таким образом, несмотря на очевидность факта, что А.Зайналов находился в Ачхой-Мартановской центральной районной больнице под охраной сотрудников правоохранительных органов, для следствия они остаются «неизвестными лицами в камуфлированной одежде». Следствие ведётся не эффективно.

Через год после похищения, на июнь 2010 года судьба и местонахождение Апти Зайналова остаются не известными.

 

Похищение и исчезновение Асхабова Абдул-Езита Данильбековича

5 августа 2009 года из своего дома в г. Шали был похищен Абдул-Езит Асхабов.

Семья Асхабовых проживает в Шали в домовладении № 64 по  ул. Ивановская. У хозяина дома, Денильбека Асхабова  и его жены Тамары Асхабовой было четыре сына. Один из них, Юсуп, 1980 г.р., в был участником вооруженного сопротивления российским войскам в Чечне 1999-2000 годах. Согласно официальным сведениям, он и дальше оставался членом вооруженного подполья и был даже «эмиром бандгруппы». Родственники же утверждают, что после окончания активных военных действий в Чечне он не примыкал к боевикам, но боялся жить открыто, так как в Чечне для людей, порвавших с боевиками, остаются только два пути – либо в «кадыровцы», либо раньше или позднее бесследно исчезнуть.

28 мая 2009 года в центре города Шали Юсуп был убит сотрудниками ОВД Шалинского района.

Пресс-служба Президента и Правительства ЧР так описала это событие:

«Сегодня в Шали сотрудниками милиции проведена операция по блокированию и задержанию участников незаконно вооруженных формирований. На предложение сложить оружие и сдаться боевики открыли стрельбу по милиционерам. Ответным огнем два боевика уничтожены.

Как сообщил начальник Шалинского РОВД Тимур Даудов, личности боевиков установлены.

«Один из них - житель города Шали Юсуп Асхабов, второй - Анзор Мусаев - проживал в Грозном. Из салона машины, в которой передвигались боевики, изъяты стрелковое оружие, взрывчатые вещества, боеприпасы, средства связи. От полученных ранений скончался начальник УГРО Шалинского РОВД Тимур Мусаев. Пострадал еще один милиционер. Он доставлен в больницу», - сказал Т. Даудов.

Прибывший на место Президент ЧР Рамзан Кадыров дал высокую оценку мужеству и героизму, проявленным участниками операции. Он сообщил, что подпишет указ о награждении Тимура Мусаева, а также раненого милиционера орденами Кадырова. Их семьям окажут всю необходимую помощь»[56] (позже раненный милиционер скончался – ПЦ «Мемориал»)

 

На  место происшествия для опознания убитого был вызван его отец, Денильбек Асхабов.  Вот как он сам описывает дальнейшее:

«Меня отвезли в центр Шали. Там в центре села лежали два трупа, один из которых был мой сын. Когда я увидел убитого сына, то на чеченском языке сказал «Пусть Аллах примет его». Услышав эти слова, Лорд[57], подошел и ударил меня по лицу. В этот момент налетели другие сотрудники и стали избивать ногами и прикладами автоматов. Избили до невозможности, до полусмерти. Я-то почти сразу потерял сознание, ничего не помню. Незнакомые люди подобрали меня, потом отвезли в больницу. В результате я получил два инфаркта.

Из больницы меня привезли домой. Потом я лечился в республиканской городской больнице, а потом мне сделали операцию на сердце в Москве.

28 мая труп Юсупа привезли к нам во двор и таскали по двору, издевались над трупом. Избили прикладами двух моих дочерей Айшат и Нуржат, яс трудом попытался выйти, но меня снова ударили прикладом автомата. Потом тело Юсупа погрузили и увезли, так до сих пор нам не отдали для захоронения. Не знаем, что они с ним сделали.»[58]

 

Приблизительно, через 3-4 дня после гибели Юсупа во двор Асхабовых пришли начальник уголовного розыска и помощник начальника Шалинского РОВД и потребовали, чтобы остальные братья Юсупа пришли в милицию, в противном случае  их будут считать «ушедшими в горы» к боевикам.

 30 июня 2009 года родители повели в Шалинское РОВД трех оставшихся  сыновей: Абдул-Езита, Джабраила и Абдул-Хамида. Сотрудники РОВД, зарегистрировав и опросив, их отпустили домой. При этом их обязали в конце каждого месяца  приходить в РОВД и отмечаться.

Через месяц, 30 июля, они снова побывали в РОВД Шалинского района, где у них сняли отпечатки пальцев.

4 августа в домовладение Асхабовых пришел участковый милиционер, якобы, проверить все ли три брата дома. Все трое были здесь и занимались домашними делами. Домовладение Асхабовых состоит из нескольких зданий. Участковый стал расспрашивать про Абдул-Езита, где он живет, где спит, чем занимается.

 В ночь с 4 на 5 августа 2009 года около 3:00 в дом Абдул-Езита ворвались трое вооруженных людей в масках и в камуфлированной военной форме. На вопрос кто они такие и что им нужно, отвечали только: «ФСБ».

Вооруженные люди, угрожая оружием, выволокли Абдул-Езита на улицу и без каких-либо объяснений увезли в неизвестном направлении. Выбежавшая вслед за ними Тамара Асхабова увидела отъезжающую от ворот автомашину марки «Лада-Приора» без номеров. Как позже рассказали соседи Асхабовых, к их дому похитители приехали на трех автомашинах «Лада-Приора». Две из этих автомашин стояли поодаль, и поэтому Т. Асхабова их не увидела.

Сразу же после того, как вооруженные люди уехали, Асхабовы сразу же позвонили в милицию и главе администрации района. Однако на место похищения не была направлена опергруппа, не был объявлен план «Перехват». Практически за заявление  о похищении человека со стороны правоохранительных органов не было никакой реакции.

 

Утром 5 августа 2009 года родственники похищенного подали письменные заявления в ОВД, прокуратуру и отдел ФСБ  Шалинского района.

В последующие дни они постоянно дежурили у здания Шалинского РОВД, ожидая хоть какой-то информации о местонахождении Абдул-Езита.

7 августа  Тамара Асхабова с несколькими родственниками отправились в Грозный к Уполномоченному по правам человека в ЧР Нурди Нухажиеву. Там их принял сотрудник аппарата Уполномоченного Умарпаша Хакимов. Посетительницы рассказали ему о похищении Абдул-Езита. По рассказу Тамары Асхабовой и её родных, прямо при них Умарпаша позвонил в РОВД Шалинского района. Они слышали, как сотрудник аппарата Уполномоченного говорил с кем-то, настаивая, что задержанного нужно отпустить. Затем он сказал буквально следующее: «Даже если он брат эмира, вы не имеете право держать его больше положенного по закону срока». Закончив разговор по телефону, Умарпаша сказал, что он будет делать все зависящее от него для оказания им содействия. Из этого разговора Тамара Асхабова поняла, что Абдул-Езит находится в Шалинском РОВД.

В ночь с 16 на 17 августа 2009 года около 23 часов в дом Заявительницы снова ворвались вооруженные люди в камуфлированной военной форме, но без масок. Непосредственно в дом вошли 3-4 человека, остальные остались во дворе и на улице. Приехали они на автомашине марки «Мерседес». Все они были чеченцами. Заявительница и ее родственники запомнили и часть номерного знака машины – «а 511». На вопрос – кто они, вооруженные люди отвечали, что приехали из Ханкалы[59]. Но на самом деле они были сотрудниками МВД ЧР, поскольку одного из них, сотрудника 8-ой роты ППСМ № 2 им. А.Кадырова[60], опознала жена одного из братьев Асхабовых. Милиционеры потребовали сказать, где у них ванная комната.  Заявительница хотела показать им комнату во дворе, но они сами пошли в ту ванную комнату в доме. Там был расположен тайник, где раньше при посещениях родного дома прятался Юсуп. О том, что именно там находится тайник, сотрудникам милиции мог сказать только Абдул-Езит. Ничего там не обнаружив, милиционеры уехали.

В последующие дни родственники похищенного продолжали обращаться в различные государственные инстанции, однако ни одна из силовых структур не признавала факт задержания Абдул-Езита, он исчез.

19 августа 2009 года следователь Шалинского межрайонного следственного отдела СУ СКП РФ по ЧР А-Х.В.Байтаев  возбудил по факту похищения Абдул-Езита Асхабова уголовное дело № 72028 по признакам преступления, предусмотренного пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ (похищение человека группой лиц по предварительному сговору с применением оружия). 1 сентября следователь А-Х. В. Байтаев признал Тамару Асхабову потерпевшей по уголовному делу.

 

В конце сентября Тамара Асхабова с письменным заявлением обратилась в ПЦ «Мемориал». В нем она просила оказать содействие в поиске ее похищенного сына. По ее словам, Абдул-Езит никогда не держал в руках оружие. Он инвалид 2-й группы по зрению с детства, и с таким зрением никогда не мог бы прицельно выстрелить.

14 октября 2009 года ПЦ «Мемориал» направил в Европейский Суд по правам человека жалобу Тамары Асхабовой о нарушении статей 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты)  Европейской Конвенции[61]. В жалобе был запрос о применении срочных процедур.

15 октября ЕСПЧ, прежде чем принять решение о применении срочных мер, запросил информацию у Правительства с целью подтвердить или опровергнуть данные о причастности государственных служащих к похищению Абдул-Езита Асхабова.

Суд попросил предоставить ему также копии материалов уголовного дела.

Правозащитный центр «Мемориал» ознакомился с ними.

 

Из материалов уголовного дела очевидно, что его расследование велось «для галочки», чисто формально. Следователь И.М.Сербиев явно не спешил, ряд очевидных действий, которые могли бы помочь получить информацию, важную для раскрытия преступления, им сделаны не были.

В материалах дела никак не отражена деятельность милиционеров «по горячим следам», сразу после поступления информации о похищении человека.  Есть все основания предполагать, что никаких мер по перехвату похитителей органы внутренних дел не предпринимали.

В ходе доследственной проверки был проведён осмотр домовладения Асхабовых, направлен на экспертизу изъятый врезной замок с повреждениями. Проведённое исследование показало, что на замке есть повреждение в результате применения силы. Ничего ценного для расследования преступления это не дало.

Следователь рассылает в органы, в ФСБ, в батальоны внутренних войск «Юг» и «Север», во все РОВД, в полки патрульно-постовой службы и в «нефтяной» полк вневедомственной охраны запросы о предоставлении сведений – проводили ли сотрудники милиции или военнослужащие мероприятия по задержанию Асхабова Абдул-Езита? В предоставленных ЕСПЧ материалах уголовного дела имеются ответы от ряда адресатов – мероприятия по задержании А-Е. Асхабова не проводились. Однако ОВД Шалинского района, чьё  здание расположено в нескольких минутах ходьбы от рабочего места следователя, никакого ответа не присылает.

Затем следователь рассылает запросы во все межрайонные следственные отделы СКП РФ по ЧР –  возбуждались ли уголовные дела либо проводилась проверка в отношении А-Е.Асхабова? И в течение сентября и октября получает отовсюду отрицательные ответы.

Сентябрь и октябрь уходит на допросы потерпевших, свидетелей преступления, соседей Асхабовых, милиционеров, посещавших их домовладение накануне похищения.

Никаких поручений о проведении оперативно-розыскных мероприятий по установлению похитителей и местонахождения похищенного сотрудникам шалинского ОВД следователь не направлял.

И только после того, как  дело было передано новому следователю, Х.Бакаеву, тот в октябре 2009 года (через два месяца после похищения), направляет начальнику шалинского ОВД М.Даудову («Лорд» - см. выше рассказ Д.Асхабова и сноску  № 56) «Поручение о производстве отдельных оперативно-розыскных, розыскных меропириятий». Он просит: установить дополнительных свидетелей преступления, для чего провсти подворный обход ул. Ивановская и  прилегающих к ней улиц, собрать материал, характеризующий личность Асхабова,  оперативным путём установить, не являлся ил А-Е. Асхабов свидетелем какого-либо преступления, и т.п. Затем он направляет тому же адресату «Поручение», в котором  просит создать оперативную группу из наиболее опытных, квалифицированных и ответственных сотрудников ОВД шалинского района для раскрытия этого преступления.

В присланных Европейскому суду материалах нет никаких ответов на эти поручения. Исходя их этого, можно сделать вывод, что в шалинском ОВД соответствующая оперативная группа не была создана.

Очевидно, что в связи с этим в деле появляется «Представление о принятии мер по устранению обстоятельств, способствующих совершению преступления», направленное из  СО СУ СКП РФ по ЧР на имя начальника шалинского ОВД. В нём обращается внимание на то, что «поручения следователя об активизации оперативно-розыскной деятельности не испоняются <…>, в результате чего спланировать и провести следственные действия по данному уголовному делу не представляется возможным. Указанный факт стал возможным в силу неудовлетворительной работы должностных лиц ОДВ по Шалинскому району с личным составом, со стороны которых отсутствовал  надлежащий контроль над подчинёнными сотрудниками <…>»[62]

Видимо именно в силу таких деловых качеств начальник Шалинского ОВД Магомед Даудов в марте 2010 года был назначен президентом ЧР Рамзаном Кадыровым первым заместителем председателя Правительства ЧР по силовому блоку.

 

С ноября 2009 года интересы потерпевших, по уголовному делу о похищении А.Е.Асхабова стали представлять юристы члены Сводных мобильных групп правозащитных организаций.

Ознакомившись с материалами уголовного дела, Тамара Асхабова пришла к выводу о том, что власти не предприняли все меры, имеющиеся в их распоряжении, для расследования совершенного преступления. В частности, следователи не отразили в протоколах допросов всю информацию, которая была им сообщена потерпевшими и свидетелями, не были произведены важные процессуальные действия. В связи с этим 16 ноября 2009 года Т.Асхабова обратилась в следственные органы с ходатайством, в котором просила о производстве следующих процессуальных действий:

- произвести дополнительный допрос ее и свидетелей по обстоятельствам посещения ею и Майрбеком Асхабовым аппарата Уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике, а также по поводу посещения ее жилища 16-17 августа 2009 года сотрудниками милиции;

- установить и допросить сотрудника аппарата Уполномоченного, который звонил в РОВД г. Шали по поводу похищения Абдул-Язита Асхабова;

- установить номера телефонов, имеющихся в пользовании аппарата Уполномоченного, запросить распечатки телефонных звонков с телефонов, имеющихся в аппарате Уполномоченного;

- установить номера телефонов, имеющихся в пользовании РОВД г. Шали, запросить распечатку телефонных звонков с телефонов, имеющихся в пользовании РОВД по г. Шали;

- установить и допросить сотрудников РОВД г. Шали, в чьем пользовании находится номер телефона, на который поступил звонок с телефонов из аппарата Уполномоченного;

-  установить сотрудников милиции, которые в период с 16 на 17 августа 2009 года приезжали к дому Заявительницы на автомашине марки «Мерседес», на государственном регистрационном номере которого имелись  «а 511…»;

-  в случая наличия противоречий в показаниях указанных выше лиц, провести между ними очные ставки.

Насколько известно Правозащитному центру «Мемориал», следствие  ло сих пор не осуществило вышеуказанные процессуальные действия.

 

В феврале 2010 года представители СМГ получили от Асхабовых письменно объяснение о факте невыезда к ним оперативной группы после их заявления о похищении А-Е.Асхабова. Эти материалы были направлены следователю по данному уголовному делу. В результате следствие было вынужденно исследовать вопрос о неудовлетворительном реагировании правоохранительных органов на сообщение о похищении.

В марте 2010 года представители потерпевших, юристы СМГ, заявили ходатайство о запросе фотографий всех сотрудников 8-й роты ППСМ № 2 для опозниния тех людей, которые производили в ночь с 16 на 17 августа 2009 года незаконный обыск в доме Асхабовых. При этом выяснилось, что следовать сам ранее уже направлял такие запросы. Однако ему на них даже не отвечали. На июнь 2010 года фотографии следствию не представлены, ответа из ППСМ № 2 по-прежнему нет.

 

На момент выхода данного доклада расследование уголовного дела приостановлено «в связи с невозможностью установить лиц, подлежащих обвинению».

ЕСПЧ принял решение не применять срочные меры (правила 39 и 40 Регламента Суда), но рассмотреть дело в  приоритетном порядке, согласно Правилу 41. Жалоба «дожидается» своего рассмотрения в приоритетном порядке

Местонахождение и судьба Абдул-Езита Асхабова не установлены.

 

Похищение и исчезновение Гайсановой Заремы Исмаиловны

Это дело является яркой иллюстраций того, как органы МВД и СКП РФ по Чеченской Республике саботируют расследование преступлений, к совершению которых причастны  представители государства, идут на подлог и покрывают тех, кто совершает подлоги.

31 октября 2009 года после проведения спецоперации в Ленинском районе Грозного бесследно исчезла Зарема Гайсанова, сотрудницы гуманитарной организации «Датский совет по беженцам». Спецоперацией руководил президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров.

Мать Заремы, Лида Гайсанова, жила вместе с дочерью в Ингушетии. Их дом в Грозном (2-й пер. Дарвина, 7) был разрушен во время боевых действий, и осенью 2009 года в нем продолжались ремонтно-восстановительные работы. Во дворе стоял еще один маленький домик, уцелевший во время войны; именно в нем останавливались члены семьи, когда возвращались домой в Чечню. По своим рабочим делам Зарема была вынуждена часто оставаться ночевать в Грозном, и 31 октября она также была дома.

Вечером этого дня Лиде Гайсановой позвонил ее сосед из Грозного и сообщил, что вооруженные люди окружили и обстреляли ее дом, который в результате полностью сгорел. Зарему Гайсанову, которая в это время находилась во дворе дома, вывели на улицу, посадили в машину марки «УАЗ» и увезли в неизвестном направлении. После того как приехавшие пожарные погасили пламя, из-под развалин дома силовики извлекли обгоревший труп мужчины.

В тот же вечер информация о проведении спецоперации сообщалась по местному телевидению. Лида Гайсанова узнала в показанном сюжете свой разрушенный дом.

Одновременно на сайте МВД Чеченской Республики было помещено сообщение о том, что «в одном из частных домовладений сотрудниками МВД ЧР был обнаружен и блокирован участник незаконных вооруженных формирований. На требование милиционеров сложить оружие, преступник оказал вооруженное сопротивление,  во время завязавшегося боестолкновения дом, в котором находился преступник, загорелся. В ходе проведения спецоперации преступник был уничтожен» (http://www.mvdchr.ru/page.php?r=10&id=1372). Далее сообщалось, что убитый – Али Хасанов, житель с. Гойты, «эмир г. Аргун и равнинной части республики», приближенный Докку Умарова. Руководил операцией, согласно этому сообщению, Рамзан Кадыров, прибывший на место события.

О задержании Заремы Гайсановой ничего не сообщалось.

Вечером 31 октября Лида Гайсанова поехала в Грозный и обратилась в Ленинский ОВД по месту жительства. Однако ничего о судьбе дочери ей там не смогли или не захотели сообщить. В последующие дни Лида Гайсанова обращалась с письменными заявлениями в правоохранительные органы и в прокуратуру. Она просила принять меры к установлению места содержания её дочери и прояснить её судьбу. Однако нигде ничего вразумительного ей не сообщали. Зарема Гайсанова бесследно исчезла.

Лишь 16 ноября 2009 года по факту похищения Заремы Гайсановой было возбуждено уголовное дело. Однако это не привело к установлению судьбы похищенной.

Отчаявшаяся мать обратилась в офис ПЦ «Мемориал» в Назрани с просьбой помочь ей найти дочь.

Мы не знаем, была Зарема Гайсанова связана с вооруженным подпольем или нет. Мы не знаем, как и почему в доме Гайсановых оказался боевик. Нельзя исключить, что он прятался там с согласия Заремы. Возможно, он неожиданно для женщины забежал туда, спасаясь от преследования. Может быть, он представлялся рабочим, ремонтирующим дом Гайсановых. Все эти предположения должны были бы проверяться в ходе законного следствия. Однако, подчеркнем, что в отношении Заремы Гайсановой уголовное дело по статье о пособничестве боевикам или по другой статье возбуждено не было, официально никаких обвинений ей не предъявляли, она не была официально задержана или арестована – она «исчезла».

Юристы «Мемориала» из Москвы при содействии юристов Европейского центра защиты прав человека направили от имени Лиды Гайсановой жалобу в Европейский суд по правам человека с просьбой применить по данному делу срочные меры, предусмотренные регламентом Суда.

ЕСПЧ направил Правительству РФ уведомление о жалобе и попросил предоставить копии всех документов, относящихся к мерам, принятым для установления местонахождения Заремы Гайсановой.

Таким образом в распоряжение ПЦ «Мемориал» попали материалы уголовного дела, возбужденного по факту похищения Заремы Гайсановой. Оказалось, что государственные органы фальсифицировали факты и саботировали расследование.

 

Из материалов уголовного дела следует, что 31 октября 2009 года около 15:00 правоохранительные органы Чеченской Республики начали спецоперацию в доме, принадлежащем семье Гайсановых. Как сообщается в документах, 31 октября «в доме 7 по 2-му пер. Дарвина был установлен участник незаконного вооруженного формирования Али (Тимур) Хасанов», который оказал сопротивление и был убит. Кем и как в доме Гайсановых был «установлен» боевик, находился ли он там до начала спецоперации или забежал туда случайно, не сообщается.

В 16:00 следователь Ленинского Межрайонного СО СУ СКП РФ по ЧР А.М. Абаев при участии двух понятых и эксперта начал осмотр места происшествия – дома Гайсановых. Осмотр закончился в 18:45. В течение этого времени следователь подробно описал место происшествия, сфотографировал его. Он  получил от лиц, проводивших спецоперацию, труп убитого Хасанова и направил его в Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы Чеченской Республики. По результатам осмотра был составлен соответствующий протокол с указанием времени начала и окончания осмотра. Таким образом, 31 октября 2009 года дом Гайсановых находился под полным контролем силовых структур как минимум с 15:00 до 18:45. Следователь Абаев находился в доме Гайсановых с 16:00 до 18:45.

Лида Гайсанова, ссылаясь на своих соседей, утверждает, что примерно в 17:30 сотрудники правоохранительных органов вывели Зарему Гайсанову из дома, посадили в машину «УАЗ» и увезли. Следовательно, если судить по времени, в этот момент в доме Гайсановых находился следователь Абаев, и он должен был видеть, как обнаружили и задержали Зарему Гайсанову.

1 ноября Лида Гайсанова обратилась с письменным заявлением на имя начальника ОВД по Ленинскому району г. Грозного: 

 

 

 

 

 Оперуполномоченный уголовного розыска криминальной милиции ОВД по Ленинскому району капитан милиции А. Дакаев взял у Лиды Гайсановой следующее «Объяснение» (ниже приводим первую страницу этого документа):

 

Однако в отделе внутренних дел по Ленинскому району г. Грозного не спешили проводить проверку по заявлению Лиды Гайсановой о задержании дочери и ее исчезновении. Заявление и объяснение от 1 ноября даже не зарегистрировали, а положили под сукно до 9 ноября. Затем в документах сфальсифицировали дату их составления: это ясно видно даже невооруженным взглядом –  цифры исправлены с «1» на «9» ноября (см. в верхнем правом углу). Только 9 ноября документы, наконец, были зарегистрированы, и им дали ход. 10 ноября материал по заявлению Лиды Гайсановой сотрудники милиции направили в МСО СУ СКП РФ по ЧР.

Таким образом, из материалов дела видно, что в течение девяти дней с момента совершения преступления сотрудники Ленинского ОВД никаких мер по заявлению не принимали. Чтобы скрыть свое бездействие, милиционеры сфальсифицировали даты регистрации заявления и опроса заявительницы. Они саботировали расследование и в дальнейшем.

Межу тем, Лида Гайсанова уже 1 ноября обратилась с заявлением об исчезновении дочери, увезенной в неизвестном направлении в ходе спецоперации, не только в милицию, но и в прокуратуру Ленинского района Грозного. 2 ноября заявление было зарегистрировано, на следующий день – направлено в тот же Ленинский МСО СУ СКП РФ по ЧР, следователь которого – Абаев - производил осмотр дома Гайсановых сразу после окончания спецоперации 31 октября.

Проверка заявления Лиды Гайсановой была поручена следователю Ленинского МСО СУ СКП РФ по ЧР М.Ф. Тамаеву. В датировке документов о проведении доследственной проверки налицо явная путаница – либо преднамеренная, либо возникшая в силу общего беспорядка. По крайней мере в одном документе – протоколе объяснения, взятого следователем у Лиды Гайсановой, – явно видно, что дату составления документа исправляли.

Следователь явно не торопился проводить расследование. Тем не менее, он приобщил к делу документы, свидетельствующие о том, что 31 октября в доме Гайсановых правоохранительные органы проводили спецоперацию. Что странно, следователь Томаев даже не попытался получить у своего коллеги Абаева сведения о том, с кем именно из сотрудников милиции, проводивших спецоперацию, тот общался 31 октября, кто именно передал ему труп убитого боевика для судмедэкспертизы.

Лишь 16 ноября Тамаев наконец возбудил уголовное дело № 66094 по факту похищения Заремы Гайсановой. В течение ноября-декабря следователь направлял запросы и поручения в районные отделы внутренних дел, межрайонные следственные отделы, а также медицинские и другие учреждения на территории Чеченской Республики для получения различного рода сведений о Зареме Гайсановой.

Поскольку Гайсанова была похищена на территории Ленинского района  Грозного, следователь направлял 18, 20, 27 ноября и 6 декабря поручения в ОВД по этому району. Однако там ни одно из поручений исполнено не было, хотя нормы УПК РФ предписывают исполнять поручение следователя не позднее десяти суток с момента его получения. Приведем последнее из этих поручений – от 6 декабря 2009 года:

 

Из этого документа следует, что выполнение ключевых следственных действий по уголовному делу, возбужденному по факту похищения Заремы Гайсановой, во многом зависело от работы ОВД Ленинского района Грозного. Саботаж исполнения этих поручений со стороны сотрудников милиции серьезно мешал расследованию преступления. Свое последнее поручение в Ленинский ОВД от 6 декабря следователь предварил «Представлением о принятии мер по устранению обстоятельств, способствующих совершению преступления», направленным на имя начальника ОВД. Приведем цитаты из этого документа:

 

«Указанные поручения по настоящее время не исполнены. <…>

При таком отношении к своей служебной деятельности сотрудников ОВД, следственные органы лишены возможности в полной мере осуществлять меры по установлению событий преступления, изобличению лиц, виновных в совершении преступления. <…>

Предлагаю.

1. Рассмотреть настоящее представление на совещании начальников подразделений ОВД по Ленинскому району г. Грозного.

2. Сделать соответствующие организационные выводы и принять меры по профилактике выявления, пресечения и раскрытия преступлений.

3. По вышеуказанным фактам нарушения требований уголовно-процессуального законодательства, а также ненадлежащего использования своих должностных обязанностей рассмотреть вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности должностных лиц.

Представление подлежит рассмотрению с обязательным уведомлением о принятых мерах не позднее одного месяца со дня его вынесения».

 

По-видимому, следователь Тамаев не очень надеялся на действенность своего грозного обращения к начальнику Ленинского ОВД и в тот же день направил рапорт своему руководителю:

 

С тех пор прошло более полугода. Насколько известно «Мемориалу», Ленинский ОВД так и не выполнил поручения следователя.

Впрочем, из материалов уголовного дела видно, что вряд ли всю вину за провал расследования можно возложить на сотрудников Ленинского ОВД. Складывается впечатление, что сам следователь Тамаев был озабочен отнюдь не раскрытием преступления, а документацией того, почему его не удается раскрыть, и возложением вины за это на других.

Из материалов дела видно, что следователь не проявлял желание найти и допросить свидетелей по делу. Так, коллега следователя Тамаева Абаев должен был видеть момент похищения Заремы Гайсановой, поскольку 31 октября в 17:30 он осматривал дом Гайсановых. Тем не менее, ни он, ни присутствующие в тот момент в доме понятые допрошены не были.

Поскольку сотрудники Ленинского ОВД саботировали установление лиц, проводивших спецоперацию в доме Гайсановых, следователь был обязан самостоятельно предпринять шаги в этом направлении. В частности, он должен был направить запрос руководству МВД Чечни. На сайте МВД ЧР глава этого ведомства сообщил, что спецоперация 31 октября 2009 года в Грозном, в ходе которой был убит Хасанов, проводилась под руководством президента Чечни Рамана Кадырова.

Однако вплоть до апреля 2010 года не было проведено ни  одного допроса должностных лиц. Было ли это сделано позже, нам не известно. 

Следователь допросил ряд свидетелей. Но только двое из них проживали в октябре 2009 года на улице, где было совершено преступление. Оба свидетеля сообщили, что со слов соседей им известно о похищении Заремы Гайсановой, то есть они подтвердили, что  очевидцы преступления есть. И, судя по всему, следователь нашел этих очевидцев. Они проживали в шести домах на той улице в Грозном, где 31 октября была проведена спецоперация.

Но следователь изобрел способ не допросить их. По нормам российского Уголовно-процессуального кодекса, свидетель не вправе отказываться от дачи показаний (пункт 2 части 6 статьи 56 УПК РФ). При этом Уголовный кодекс РФ устанавливает  ответственность свидетеля за отказ от дачи показаний (статья 308 УК РФ). Следователь обязан был разъяснить свидетелям их права, сказать о возможном привлечении их к ответственности и допросить их. Однако следователь Ленинского МСО СУ СКП РФ по ЧР незаконно отказался от выполнения своих прямых обязанностей. Нарушая нормы российского законодательства, он пригласил понятых, чтобы те засвидетельствовали факт отказа соседей Гайсановых не только давать какие-либо показания, но даже предоставлять свои анкетные данные. Очевидно, следователь был крайне не заинтересован получить свидетельства, указывающие на причастность сотрудников МВД ЧР к похищению Гайсановой. Но вместе с тем, он желал показать начальству, что не совсем бездельничает, и направил на имя руководителя следственного отдела следующий удивительный документ:


Как известно ПЦ «Мемориал», за свое «изобретение» следователь Тамаев не понес никакой ответственности.

В последующие месяцы расследование уголовного дела передавалось в ведение  другим следователям. Они его расследовали и продолжают расследовать с такой же «эффективностью».

С конца ноября 2009 г. представлять интересы Лиды Гайсановой, признанной потерпевшей по уголовному делу, стали юристы Сводных Мобильных групп правозащитных организаций.

17 февраля 2010 года по инициативе президента ЧР Р.Кадырова произошла его встреча с руководителем СМГ Игорем Каляпиным. В ходе этой встречи, наряду со многими другими вопросами, Каляпиным был поднят вопрос о безвестном исчезновении З.Гайсановой и о том, что судя по сообщениям официальных источников, операцией в этом районе руководил Р.Кадыров. Президент ЧР подтвердил этот факт. Что же касается Заремы Гайсановой, то Р.Кадыров сообщил, что в ходе той спецоперации она была задержана, но тут же освобождена.

24 февраля 2010 года ими следователю было заявлено ходатайство о допросе должностного лица, руководившего спецоперацией в ее домовладении. Ходатайство было частично удовлетворено – «Допросить необходимо, но пока следствие не может установить это лицо». В тот же день представителями Л. Гайсановой было заявлено ходатайство приобщении объяснения И.Каляпина, о допросе И.Каляпина И.А., о допросе Рамзана Кадырова в качестве руководителя операции. Через два дня следователь М.Исрапилов  данное ходатайство было удовлетворено полностью. Следователем был допрошен И.Каляпин, который указал, что Кадыров Р.А. в беседе с ним сказал, что именно он руководил спецоперацией.

Однако прошел месяц, другой, а Р.Кадырова не допрашивали.

В конце-концов, новый по этому делу следователь прямо заявил, что допрашивать Кадырова он не будет, что он сам таких ходатайств не удовлетворял, и кто руководил спецоперацией – ему не известно.

22 апреля 2010 года представитель потерпевшей, юрист СМГ, подал жалобу в СУ СКП по ЧР на бездействие следователей М.Исропилова и Т.Тасуханова, которые в течение 55 дней не проводят необходимого следственного действия.

В результате, 26 апреля появилось «Постановление об отказе в удовлетворении жалобы». В нём и.о.руководитель 2-го отдела по расследованию особо важных дел СУ СКП РФ по ЧР Е.С.Аникеева «установила»:

«Допросить Кадырова Р.А. не представлялось возможным в связи с его загруженностью по работе <…>В ходе следствия допрошены свидетели (перечень фамилий без указания места их жительства, работы, должностей), являющиеся непосредственными свидетелями проведения спецоперации по уничтожению члена НВФ Хасанова А., из которых следует, что Кадырова Р.А. при проведении спецоперации в домовладении Гайсановой З.И. не было. Следовательно основания для допроса Кадырова Р.А. в качестве свидетеля отсутствуют <…>»

Налицо очередная подтасовка. Никто не утверждал, что Р.Кадыров непосредственно находился в домовладении Гайсановой, возможно, его там и не было. Согласно официальным сообщениям, он был на месте событий, вблизи от её дома. Главное же состоит сомсем в другом – он руководил операцией. Но об этом в «Поставнолении» ничего не говориться.

На май 2010 года (т.е. семь месяцев спустя после проведения спецоперации) следствие «не установило» лицо, руководившее спецоперацией.

Следователи за многие месяцы не предпринимали самые очевидные действия, необходимые для раскрытия дела.  Их должны постоянно подталкивать к этому правозащитники, представляющие интересы потерпевшей Лиды Гайсановой.

Например, 30 марта 2010 года представители СМГ заявили ходатайство об изъятии видеозаписи, размещённой  на сайте МВД ЧР, на которой запечатлена спецоперацияоперация в домовладении Гайсановых, люди её осуществлявшие, прибывший на место событий министр внутренних дел ЧР Р.Алханов. 

22 апреля они же заявили ходатайства о допросе Р.Алханова, пожарных которые тушили пожар в доме Гайсановых, об установлении и допросе всех водителей автомашин УАЗ подразделений которые принимали участие в спецоперации по Гайсановой (поскольку Гайсанову увезли именно на УАЗике), об установлении и допросе лиц, проводивших видеосъемку спецоперации, приобщили к материалам дела.

Ходатайства удовлетворены. Нам не известно,  предпринимают ли что-либо в связи с этим следователи или они поступят также, как с ходатайством о допросе Кадырова.

Но главное очевидно – следственные органы ничего не хотят предпринимать никаких реальных шагов, направленных на раскрытие этого дела.

Следственные органы не желают и  возбуждать уголовное дело по факту служебных подлогов, обнаруженных правозащитниками в материалах уголовного дела.  Представитель потерпевшей В.Шулаев направил об этом ходатайство в СУ СКП РФ по ЧР.

8 июня 2010 года стало известно, что проверка по ходатайству завершена. В возбуждении уголовного дела отказано. Обоснование такого решения пока на известно, т.к. копию соответствующего постановления члены СМГ пока не получили.

По состоянию на июнь 2010 года, местонахождение и судьба Заремы Гайсановой не установлены.

 

Похищение и исчезновение Азиева Ризвана Лечиевича

31 октября 2009 года  в Грозном из собственного дома был похищен местный житель Ризван Лечиевич Азиев, 1979 г.р. проживающий по адресу: Ленинский район, пос.Старая Сунжа, ул.Гагарина, 23.

Около 19:00  к дому Азиевых подъехали несколько легковых машин («Лада-Приора», «Нива» и др.), некоторые без государственных регистрационных номеров. Приехавшие на них вооруженные люди в камуфляжной форме блокировали дом, а затем ворвались во двор. Никто из них не представился. Свидетелями происходящего были жители соседних домов по улице Гагарина.

В это время в доме находились: отец Ризвана, Леча Джамашевич Азиев, 1944 г.р., сестра, Хава Лечиевна Азиева, 1983 г.р. и трое малолетних детей. Сам Ризван Азиев отсутствовал.

Один из вооруженных людей принялся расспрашивать Хаву: есть ли в доме посторонние люди, кто к ним приходит в гости, имеются ли у всех членов семьи паспорта? Хава ответила, что паспорта у всех имеются, а из посторонних к ним никто не ходит и в доме чужие люди не живут. После чего, «силовики», не проверив документы у обитателей дома, произвели несанкционированный обыск. Ничего, что могло бы их заинтересовать они не нашли. После обыска, «силовики» стали требовать сообщить им о местонахождении Ризвана Азиева. Его родственники ответили, что Ризван в гостях у друга в 3-м микрорайоне Ленинского района. Тогда Хаву заставили позвонить на мобильный телефон брата и позвать его домой, не сообщая о том, что в здесь его поджидают неизвестные вооруженные люди. После того, как Хава позвонила Ризвану, у нее отобрали телефон. Её и других членов семьи Азиевых завели в дом и держали под охраной вооруженных людей, пока не приехал Ризван. Его схватили на улице, когда он подъехал к дому. Ризвана Азиева посадил в одну из машин, затем вся кавалькальда уехала в неизвестном направлении..

Без сомнения, действовать подобным образом – открыто передвигаться по улицам города ранним вечером с оружием, блокировать домовладение, а затем, не спеша дожидаться там прихода  нужного им человека – в настоящее время могут только представители силовых ведомств.

Сразу после того, как вооруженные люди уехали вместе с похищенным Ризваном Азиевым, его родственники обратились в ОВД и районную прокуратуру. Никаких действий по перехвату похитителй предпринято не было, в дом к Азиевым даже не выехала оперативная группа.

11 ноября 2009 года следователем Ленинского МСО г.Грозного СУ СКП РФ по ЧР было возбуждено уголовное дело № 66093 по признакам преступления, предусмотренного п.   «а» ч.2 ст. 126 ( похищение человека группой лиц по предварительному сговору).

 

По состоянию на  июнь 2010 года местонахождение и судьба Ризвана Азиева не установлены.

 

О причине похищения Ризвана Азиева можно догадываться: он брат осуждённых боевиков, сам отбывал срок аа участие в НВФ. Его могли подозревать в сохранении связей с подпольем, в обладании какой-то информции. А может быть таким образом «силовики» просто «зачищают» свою республику от  потенциально нелояльных людей.

В 2002 году два старших брата Ризвана: Имран, 1973 г.р., и Харон, 1975 г.р., были осуждены соответственно на 19 и 21 лет тюремного заключения за участие в вооруженном противостоянии властям РФ. В числе прочих обвинений каждому из них вменялась и ст. 205 УК РФ (терроризм). После задержания братьев испуганные родители, отправили Ризвана в Иркутск, где он работал стоматологом. В 2005 году по запросу правоохранительных органов ЧР  Ризван был этапирован на родину. Ему предъявляли то же обвинение, что и старшим братьям.

Вот что сообщали о задержании Ризвана Азиева информационные агентства:

«В Иркутске задержан особо опасный преступник Ризван Азиев. Он являлся активным членом вооруженных формирований ЧРИ, действующих в Северокавказском регионе, и находился в федеральном розыске по статье 205 УК РФ "Терроризм". Задержанный был так называемым эмиром - полевым командиром. Ранее Ризван Азиев обучался в одном из учебных центров известного полевого командира арабского происхождения Хаттаба. По имеющимся данным, он причастен к совершению нападений на федеральные силы, подрывам зданий, убийствам сотрудников правоохранительных органов. <…> Ризван Азиев скрывался в Иркутске, используя паспорт на чужое имя. Он проживал у своих близких родственников. Задержание боевика явилось результатом взаимодействия сотрудников Управлений ФСБ России по Иркутской области и Чеченской республике по выявлению и пресечению террористической деятельности.»[63]

 

В том же году Р.Азиев был осужден по ст. 208 (участие в НВФ) УК РФ на 2,5 года лишения свободы общего режима. Срок отбывал на территории Чечни в ИТК в пос.Чернокозово.

Абсолютно очевидно, что если бы Ризван Азиев, действительно, был бы полевым командиром, был причастен к нападению на военных, убийствам милиционеров, то его осудили на длительный срок лишения свободы. Такие же приговоры выносятся обычно тем, относительно кого нет никаких реальных доказательств их вины.

После освобождения Ризван женился, подрабатывал на стройках, поскольку постоянной работы у него не было. По словам родных и соседей, Ризван делал все, чтобы жить нормальной, мирной жизнью и никакого отношения к незаконным вооруженным формированиям не имел.

 

Задержание и исчезновение Ибрагимова Сайд-Салеха Абдулганиевича

На свидетелей  и потерпевших по этому делу представители власти оказывали давление. Следователь настоятельно не рекомендовал матери похищенного давать правдивые показания.

Некоторые обстоятельства этого дела напоминают дело об исчезновении Заремы Гайсановой.

 

21 октября 2009 года во второй половине дня Сайд-Салех Абдулганиевич Ибрагимов, 1990 г.р., был задержан сотрудниками силовых структур ЧР в центре Грозного и доставлен в полк УВО МВД ЧР («Нефтеполк»)[64]. В тот же вечер в расположении полка УВО МВД ЧР в городе Грозный в кабинете командира полка Шарипа Делимханова, Сайд-Салеха Ибрагимова видел его дядя, Ибрагимов Аднан. В течение несколько дней Ибрагимов С-С.А. находился в помещениях полка. Дальнейшая судьба Ибрагимова С-С.А. неизвестна.

С.С.А.Ибрагимов – студент 2-го курса Грозненского Нефтяного института. Он и его семья проживают в с. Гойты по улице Гончаева, дом 117. Во дворе домовладения стоят три строения – в одном проживает Сайд-Салех со своей матерью,  Раисой Турлаевой. Два других строения принадлежат его дядям, братьям отца, Сайд-Салеха. В доме, принадлежащем Аднану Ибрагимову проживает его престарелая мать, бабушка Сайд-Салеха. Сам Аднан с семьёй проживает в своей квартире в Грозном. Его сын, Магомед, до описанных событий служил в полку УВО МВД ЧР. Другое строение постоянно пустовало, т.к. семья второго дяди выехала из Чечни.

Днем 21 октября 2009 года в селе Гойты сотрудники силовых структур ЧР провели спецоперацию. В ней принимали участие сотрудники ОМОН, батальона «Север»[65], сотрудники милиции Урус-Мартановского района и сотрудники полка УВО МВД ЧР.  В ходе спецоперации были убиты участники НВФ А.А.Дацаев и А.В.Джумаев, третьему боевику удалось скрыться. Погиб сотрудник милиции – И.В.Букаев (сотрудник 4-й роты полка милиции УВО при МВД ЧР), двое милиционеров были ранены. Об этом имеется сообщение на сайте МВД ЧР.

Трое этих боевиков скрывались на чердаке пустующего дома в домовладении Ибрагимовых.

В этот день Сайд-Салех находился на учёбе в Институте. Его мать выехала по делам в Грозный. Туда и позвонила ей на мобильный телефон сноха, которая сообщила, что в их домовладении «силовики» проводят спецоперацию. Раиса Турлуева созвонилась с Аднаном Ибрагимовм, который работал в Грозном, и они всместе срочно отправились к себе домой, в Гойты.

Согласно рассказам Раисы и Аднана, как только они подъехали к своему домовладению,  их сразу же окружили люди в форме. Аднана подтащили к командирам, которые, указав ему на лежащий на земле труп молодого человека,   заявили, что этот боевик прятался на чердаке их дома с 20 октября.

Затем А.Ибрагимова и Р.Турлуеву увезли в ОВД Урус-Мартановского района. Здесь их допрашивали до 21 часа, после чего освободили. На вопросы о том, как на чердаке одного из зданий их домовладения оказались боевики, оба отвечали, что ничего об этом знают и даже не верят в достоверность этого факта.

Один из сотрудников МВД сообщил Раисе, что их дома сожгли.

По возвращению в Гойты, А.Ибрагимов и Р.Турлуева увидели, что два из трёх  зданий в их домовладении уничтожены пожаром, третье – сильно повреждено. Когда их увозили в РОВД, горела лишь крыша пустующего строения во дворе их домовладения. Как говорили свидетели, пожарные, приехавшие на пожар, не тушили его.

Всё это время мобильный телефон  Сайд-Салеха не отвечал. Позже выяснилось, что узнав по телефону от двоюродного брата о спецоперации в Гойтах, он поехал к своим родственникам в Грозный. Там так объяснил своей двоюродной сестре, почему он допустил боевиков скрываться в доме: «Что бы сделала на моём месте, если бы к тебе приставили оружие и сказали, что если я не пущу их ночевать, то они убьют всех женщин в доме вместе со мной?».  Затем он вызвал такси и куда-то уехал.

Около 23 часов Аднану Ибрагимову позвонил следователь из Урус-Мартановского ОВД и попросил его снова срочно приехать. Аднан приехал в ОВД, откуда его сразу же поезли в Грозный, в расположение «Нефтяног полка». Здесь он узнал, что сюда же доставили и его сына,  Магомеда.

Аднана Ибрагимова завели в кабинет командира полка, Шарипа Делимханова, где уже находились 10-12 человек в камуфляжной форме.  Как понял Аднан, это были офицеры полка, принимавшие участие в дневной спецоперации в Гойты. Они в жесткой форме предъявили ему претензии за то, что укрывавшиеся в его доме боевики убили их товарища и ранили двоих.  Его расспрашивали о племяннике, Сайд-Салехе, готов ли он отвечать за его действия, готов ли он отречься от племянника?

Как рассказал, Аднан Ибрагимов, он сказал Шарипу Делимханову и его офицерам, что ему ничего не известно про боевиков, которые якобы скрывались на чердаке давно пустуещего дома его старшего брата. Он сказал, что не верит в вину своего племянника, что не верит, что боевики там скрывались, что не может отречься Сайд-Салеха, к которому относится как к своему сыну.

В кабинет завели Сайд-Салеха, тот был сильно напуган, на лице – кровь и синяки. Очевидно, что его задержали где-то в Грозном.

Офицеры заявили, что поскольку один из их сотрудников убит во дворе семьи Ибрагимомых, то согласно обычаям, за это должна последовать месть Ибрагимовым: «Мы заключили между собой братство, то будем мстить за убитого, как за родственника». Они обещали убить Сайд-Салеха, однако затем заявили, что готовы сохранить ему жизнь, если тот поможет им найти сумевшего скрыться боевика.

Дядя попросил дать ему возможность поговорить с племянником наедине, и принялся его уговаривать сотрудничать с «силовиками» ради сохранения собственной жизни и безопасности близких. Затем Сайд-Салех в присудствии офицеров «нефтеполка» дал слово дяде сотрудничать с правоохранительными органами. Он сказал, что знает некоторых боевиков заочно – через переговоры по мобильным телефонам. Затем Сайд-Салеха вывели из кабинета.

Аднана Ибрагимова с его сыном, Магомедом,  выпустили из расположения «нефтеполка» поздно ночью, сказав, что их в любой момент могут снова могут вызвать и доставить в «Нефтяной полк».

В последующие дни члены семьи Ибрагимовых безвыезно находились в селе Гойты, проживая у родственников. Они не куда не обращались с жалобами и ожидали известий от Сайд-Салеха, так как полагали, что его жизни не угрожает опасность, поскольку он согласился сотрудничать с властями.

1 ноября 2009 года Аднана Ибрагимова и Раису Турлуеву вызвали к следователю Ачхой-Мартановского Межрайонного СО СУ СКП РФ про ЧР на допрос. Аднан  позже рассказывал, что тогда он сообщил следователю всё, что знал и чему был очевидцем. Тем не менее, в протоколе допроса следователь не зафиксиловал ничего, касающегося пребывания Ибрагимовых в расположении «Нефтяного полка» и записал за Адлана: «Мне местонахождение моего племянника Сайд-Салеха Ибрагимова не известно». На это Аднан возмутился и принялся протестовать. Однако следователь ответил, что Аднан пожалеет, если будет настаивать на отражении в протоколе допроса факта доставления Аднана, его племянника и сына в «нефтеполк». По словам следователя, если он запишет это в протокол, то затем следствие будет вынуждено сделать запрос в «Нефтяной полк» и настаивать на выдаче Сайд-Салеха. И тогда сотрудники полка сумеют заставить Аднана и  Сайд-Салеха дать такие показания, которые им нужны. Хуже от этого будет только самим Ибрагимовым.

С Раисой Турлаевой, пытавшейся подать заявление о похищении сына, следовать был ещё более откровенным. По её словам, следователь её предупредил: «Если Вы напишете это заявление, Вас убьют, и дома всех остальных родственников сожгут».

В результате ни Аднан, ни Раиса не стали настаивать на том, чтобы их рассказ о доставлении Сайд-Салеха в расположении «Нефтяного  полка» был отражен в протоколах допросов.

Однако в связи с тем, что Сайд-Салех бесследно исчез и о его судьбе не было никаких сведений, его мать Раиса Турлуева, 2 декабря 2009 года всё же подала заявление о его похищении в СУ СКП РФ по ЧР. 9 декабря следователь взял объяснение с Аднана Ибрагимова, который официально изложил все известные ему обстоятельства событий, произошедших 21 октября с его племянником. В подробном объяснении он описал внутренность кабинета Делимханова, что в нём находилось. Он указал, что при необходимости сможет на месте указать месторасположение этого кабинета.

Началась доследственная проверка.

С  10 декабря 2009 года представлять интересы родственников похищенного стал юрист Сводных Мобильных групп (СМГ) правозащитных организаций  Михаил Шулаев. В тот же день Р.Турлуеву в присутствии Шулаева опросил следователь Ачхой-Мартановского межрайонного Следственного отдела СУ СКП РФ по ЧР А.Абдулхаджиев. В ходе опроса, не стесняясь Шулаева, следователь оказывал давление на заявительницу. Он запугивал Турлаеву тем, что «давая такие показания» она подвергает себя опасности и может стать объектом мести со стороны высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов ЧР.

14 декабря в дом к Ибрагимовым приехали сотрудник «Нефтяного полка», который сообщил, что Адлана Ибрагимова вызывает к себе командир полка. Ибрагимов сообщил об этом в СМГ  М.Шулаеву, который поехал вместе с ним к Шерипу Делимханову. Последний принял их у себя в доме, расположенным рядом с местом дислокации полка. Перед началом разговора Шулаев включил диктофон и весь разговор был записан[66]. Шерип Делимханов и Аднан Ибрагимов начали разговор на чеченском языке. Потом Делимханов спросил, кто этот третий, присутствующий при разговоре? Шулаев предствился и дальше разговор шёл на русском языке.

Шерип Делимханов заявил, что Сайд-Салех помогал бандитам, а Аднан, как старший в семье, должен был контролировать его, но не сделал этого. По чеченским обычаям кровь убитого милиционера ложится на семью Ибрагимовых, и родственники должны мстить. Но до сих пор он, Шерип Делимханов, сдерживал их от мести. Но теперь, поскольку Аднан заявил, что видел Сайд-Салеха последний раз в кабинете Делимханова, он больше не будет сдерживать родственников убитых.

Далее Ш.Делимханов сказал: «Ты сказал, что я его пытал. Как ты это докажешь? Докажи мне. Ты сказал. Теперь докажи, что этот человек у меня. Если не докажешь, я могу доказать на твоего сына, на тебя, на сноху …» И Делимханов дал два дня Аднану на то, чтобы доказать его причастность к пропаже Саил-Салеха. Затем он заявил, что ему наплевать на прокуратуру, на суды, что этого он не боиться, что может «вопросы до Москвы решать».  

По поводу судьбы С-С.Ибрагимова  командир «нефтяного полка» утверждал: ««Он ушел от меня, 100 человек подтвердит это, сел в машину и уехал. А куда уехал, не знаю. Может за ваххабитов воевать. Да ты не докажешь, что у меня он был. Как ты докажешь? Кто подтвердит? Ты будешь говорить, что ты его здесь видел, а я буду говорить, что я его отпустил…А вообще нам это не впервые. Про нас много что говорили. Этого убили, тех убили.Только где доказательства?Нет доказательств и не будет. Ты в Интернете посмотри. Там есть записи, как я бандитов убиваю, но только по закону». Несколько раз он повторял: «Я военный человек, я закон чту и уважаю, но есть ещё обычаи».

Таким образом, командир полка УВО при МВД ЧР Шерип Делимханов оказывал давление на ключевого свидетеля по делу об исчезновении Сайд-Салеха Ибрагимова.

 

При содействии юристов московского офиса ПЦ «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека родственники похищенного обратились в декабре 2009 года в Европейский Суд по правам человека. В том же месяце ЕСПЧ обратился к властям Российской Федерации с запросом о предоставлении информации по делу, включая копии документов, касающихся мер, которые государство принимает для установления местонахождения С-С.Ибрагимова.

 

Тем временем  доследственная проверка продолжалась. В ходе этой проверки следователь Абдулхаджиев симулировал кипучую деятельность, рассылая массу бессмысленных  запросов в различные инстанции с вопросами о том, не находится ли у них С-С.Ибрагимов, задерживался ли он и т.п. И это при том, что в показаниях родственников Сайд-Салеха указывается на тех, в чьих руках находился похищенный.

Следователь направляет поручение о проведении «оперативно-розыскных мероприятий в целях установления лиц причастных к совершению данного преступления, а также местонахождение похищенного Ибрагимова С-С.А.» в Урус-Мартановский ОВД.  При этом следователь не может не понимать, что даёт поручение людям, мягко говоря, не заинтересованным в поисках С-С.Ибрагимова.

Впрочем, 12 декабря следователь направляет поручение начальнику «Нефтяного полка» установить и обязать явкой в следственный отдел сотрудников полка, дежуривших в дежурной части полка в ночь с 21 на 22 октября 2009 года, а также направить копии книг регистрации задержанных и доставленных в полк в эту ночь. Затем, 15 декабря он проводит с участием Аднана Ибрагимова осмотр места происшествия – места дислокации «Нефтяного полка» в Грозном. Ибрагимов опознаёт это место, как то, куда его доставили в ночь с 21 на 22 октября. В помещении здания полка он указывает, где находится кабинет начальника полка и опознаёт в нём ту комнату, где он видел в последний раз своего племянника.

Казалось бы, есть основание для возбуждения уголовного дела.

Уже сам по себе факт доставления С-С.Ибрагимова в расположение «Нефтяного полка» является неправомерным действием. Полк вневедомственной охраны не может и не должен заниматься оперативно-розыскной деятельностью, его сотрудники не имеют полномочий допрашивать задержанных, а тем более содержать их у себя. Налицо, как минимум, явное превышение должностных полномочий.

Однако следователь А.Абдулхаджиев выносит 17 декабря 2009 года незаконное и не мотивированное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту о неправомерных действиях в отношении С-С.Ибрагимова.

Принимая такое  решение, следователь не допросил никого из сотрудников «Нефтяного полка», даже не получил никакого ответа на направленное им поручение командиру этого полка.

Почему следователь так поступает? Это очевидно, если вспомнить, что за неделю перед этим тот же следователь говорил во время опроса Раисе Турлуевой. Он тогда прямо предупреждал её о возможной мести со стороны высокопоставленных сотрудников МВД ЧР.

Проходит ещё 11 дней, и 28 декабря следователь Ленинского межрайонного Следственного отдела СУ СКП РФ по ЧР (куда переданы материалы по этому делу) возбуждает уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ (умышленное убийство человека). Делу был присвоен № 66102.

На следующий день после возбуждения дела, в дом Аднана Ибрагимова в Грозном ворвались десять вооруженных человек в масках. Не представляя никаких документов и не объясняя причину своих действий, они провели незаконный обыск. Затем они ушли, заявив, что «это была обычная процедура». Между тем, по мнению ПЦ «Мемориал» это вторжение  было акцтей устрашения.

 

Возникает вопрос – почему другой следователь, имея те же самые материалы, что и предыдущий, в отличие от него всё же возбудил уголовное дело?

Скорее всего, на это было соответствующее указание свыше. Ведь в ответах Европейскому суду по правам человека Правительство России не решилось отрицать очевидные вещи.

В своих ответах[67] Уполномоченный РФ при ЕСПЧ от имени Правительства РФ подтвердил, что 21 октября Сайд-Салех Ибрагимов был задержан неизвестными лицами и доставлен в расположения полка УВО при МВД ЧР для допроса об обстоятельсвах боестолкновения в селе Гойты. Однако, согласно ответу, он был после допроса отпущен.

На основании каких материалов власти России утверждают об освобождении С-С. Ибрагимова? Абсолютно не ясно, т.к. материалы доследственной проверки не давали для этого никаких оснований.

 

10 марта 2010 года ЕСПЧ, взвесив все аргументы и доказательства по делу, принял решение не применять срочные меры (правила 39 и 40 Регламента Суда), но рассмотреть дело в  приоритетном порядке, согласно Правилу 41. С тех пор, данная жалоба «дожидается» своего рассмотрения в приоритетном порядке

 

Прошло более пяти месяцев с момента возбуждения уголовного дела.

На настоящий момент есть все основания для того, чтобы сделать вывод о том, что его расследование ведётся не эффективно.

До сих пор не были допрошены Шерип Делимханов и другие должностные лица, под полным контролем которых находился С-С.Ибрагимов 21 октября 2009 г.,  когда в последний раз его видел свидетель.  Необходимость их скорейшего допроса прямо вытекает из материалов дела.

Шерип Делимханов, который без сомнения, превысил свои должностные полномочия и совершил в отношении исчезнувшего С-С.Ибрагимова неправомерные действия, не отстранён на время проведения следствия от исполнения занимаемой должности. Он, по-прежнему, имеет возможность оказывать давление на потерпевших, свидетелей, следователей, оперативных сотрудников.

В марте 2010 года Председатель совета ПЦ «Мемориал» О.Орлов направил на имя Генерального прокурора РФ письмо, в котором просил проверить сведения о случаях давления на свидетеля и потерпевшую со стороны должностных лиц и отстранить командира полка УВО при МВД по ЧР Ш.Делимханова от исполения им  должности на время проведения следствия по делу об исчезновении С-С.Ибрагимова.[68] Ответа по существу до сих пор нет.

3 апреля 2010 года расследование уголовного дела № 66102 было приостановлено «в связи с невозможностью установить лиц, подлежащих обвинению».

 

Исключительно благодаря работе Сводных мобильных групп правозащитных организаций была начата проверка по факту проведения незаконного обыска в домовладении Аднана Ибрагимова 29 декабря 2009 г.

Следователь Ленинского межрайонного СО СУ СКП РФ по ЧР Д.М-С.Муртазов дважды (01.02.2010 г., 13.04.2010 г.) направлял поручения в органы милиции (Старопромысловкое УВД) о проведении оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление лиц, производивших обыск в доме Ибрагимова. Но эти поручения сотрудники милиции игнорируют, на них даже не направлено ответов.

Руководитель Ленинского МСО СУ СКП РФ по ЧР А.А.Степанов трижды (08.02.2010 г., 13.04.2010 г., 01.06.2010 г.) направлял поручения министру ВД по ЧР Алханову Р.Ш. о проведении служебной проверки по факту неправомерных действий неустановленных лиц в отношении А.Ибрагимова.

Министр в нарушение норм занодательства не считает нужным исполнять эти поручения!

 

Удивительный документ был получен юристами СМГ, представляющими интересы Р.Турлуевой по уголовному делу об исчезновении её сына.[69]

Управление собственной безопасности (УСБ) МВД по ЧР провело служебную проверку по факту неправомерных действий в отношении Саид-Салеха Ибрагимова. 6 мая 2010 года в Ленинский межрайонный следсвенный отдел было направлено заключение этой служебной проверки. Заключение было составлено 1 марта 2010 года, утверждено министром ВД ЧР Р.Алхановым 15 марта 2010 года.

В этом заключении указано, что «6 апреля 2010 года в УСБ МВД по ЧР поступил ответ  на запрос, направленный в адрес командира полка милиции УВО при МВД по ЧР, в котором сообщается, что сотрудниками указанного подразделения МВД по ЧР граждане Ибрагимов Саид-Салех и Ибрагимов Аднан Абдулаевич не задерживались и в расположение полка милиции УВО не доставлялись». 

То есть, получается, что ответ, пришел от Ш.Делимханова уже после того, как заключение было составлено и утверждено. Но при этом в заключении на этот ответ ссылаются!

Таким образом, люди, изготовляющие подобные документы даже не стараются «свести концы с концами». Они уверены, что любая «липа» сойдет, что никто с них не спросит за фальсификацию, что никто из начальства не будет от них требовать установить истину.

В настоящий момент  Шарип Делимханов вопреки документально установленным фактам, вопреки своим собственным, зафиксированным правозащитниками, словам, отрицает сам факт доставления в «Нефтяной полк» С-С.Ибрагимова. 

 

По состоянию на июнь 2010 года местонахождение и судьба Сайд-Салеха Ибрагимова остается неизвестными.

 

                   IV (a). Примеры случаев освобождения похищенных жителей Чеченской Республики

 Ниже мы приводим четыре примера, когда люди, похищенные силовиками, затем были освобождены.

Во всех этих случаях относительно вскоре после похищения родственниками похищенных направлялась жалоба в Европейский суд.  Мы не знаем явилось ли это главным или одним из факторов, блвгодяря которым жизни этих людей были сохранены. Но мы  уверены, что  моментальная реакция со стороны ЕСПЧ способствовала этому.

В трёх случаях освобождённые похитителями люди настаивали на том, чтобы их жалоба была отозвана из ЕСПЧ, они отказываются сообщать правозащитникам, что с ними происходило после похищения.  Насколько нам известно, они не намерены добиваться поиска и наказания своих похитителей в рамках возбуждённого в России уголовного дела. Они не собирались протестовать, в том случае, если уголовное дело будет прекращено в связи с тем,  что похитители добровольно их освободили.

Мы можем предполагать, что подобное поведение было одним из условий их освобождения. И они строго его соблюдают.

Однако в четвёртом случае – деле о похищении Ислама Умарпашаева, ситуация другая. Освобождённый И.Умарпашаев отказался выполнять условия своих похитителей, он не отозвал свою жалобу из ЕСПЧ и даёт показания российским следственным органам.

 

Похищение и освобождение Шамсаева Апти Халидович

25 мая 2009 годв в 3:00 в с.Гехи Урус-Мартановского района ЧР сотрудниками силовых структур был похищен местный житель, Апти Халидович Шамсаев, 1990 г.р., проживающий по адресу: 3-ий переулок Буденного,19.

К дому Шамсаевых «силовики» подъехали на двух  автомашинах УАЗ, одной УАЗ-«таблетка») и ВАЗ 10-й модели. Выбив (сорвав с петель) входную дверь дома Шамсаевых, сотрудники силовых структур проникли в него. Все были в масках и камуфлированной форме. Разговаривали по-русски и по-чеченски. Не представляясь и ничего не объясняя, они скрутили Апти Халидовича Шамсаева и увезли его. На вопрос матери задержанного, Тамары Шамсаевой, куда забирают сына, один из них ответил, что Апти будет отпущен после допроса. Утром родственники Апти Шамсаева подали письменное заявление в РОВД Урус-Мартановского района, а на следующий день - в прокуратуру Урус-Мартановского района.

По факту похищения органы прокуратуры возбудили уголовное дело по ст. 126 УК РФ (похищение человека).

Мать похищенного при поддержке юристов ПЦ «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека 10 июня 2009 года подала жалобу в Европейский суд по правам человека с просьбой применить срочные процедуры.  Суд уведомил власти РФ о жалобе и направил вопросы по делу.

16 июня (через 52 дня после похищения) А.Шамсаев был освобожден похитителями и возвратился домой. Апти Шамсаев был настолько напуган произошедшим с ним, что категорически настаивал на отзыве жалобы из ЕСПЧ.. Насколько нам известно, А.Шамсаев не намерен добиваться поиска и наказания его похитителей в рамках возбуждённого в России уголовного дела.

ПЦ «Мемориал», как организация, представляющая интересы заявительницы и потерпевшего, присоединились к их просьбе прекратить производство в ЕСПЧ по жалобе «Шамсаева против России». Вместе с тем, мы полагаем, что в настоящем деле Европейский Суд выполнил одну из главных своих задач по обеспечению соблюдения прав и свобод, мы выражаем глубокую благодарность  Европейскому Суду за быстрые и эффективные действия, способствующие  освобождению Апти Шамсаева.

По некоторым сведениям, А.Шамсаев был вынужден длительно лечиться от последствий пыток и побоев. Однако доказать это мы не можем.

В любом случае  мы можем смело утверждат, что, хотя А.Шамсаев и отказывается от дачи показаний, но столь длительное незаконное его содержание под стражей, когда до него не допускали адвоката, когда родственники ничего не знали о его судьбе, означает, что А.Шамсаев подвергался незаконному  насилию.

Однако органы следствия не желают расследовать это уголовное дело и прекратили его «в связи с тем, что похитители сами добровольно освободили похищенного».

 

Похищение и освобождение Тельхигова Расамбека Алхазуровича

4 июня2009 года около 3:00 в селе Гехи Урус-Мартановского района ЧР сотрудниками силовых структур был похищен местный житель, Расамбек Алхазурович Тельхигов, 1988 г.р., проживавший по адресу: пееулок .Куйбышева, 9. 

По словам родных, «силовики» приехали на двух автомашинах УАЗ и автомашине «Газель». Взломав входную дверь, до восьми сотрудников силовых структур проникли в дом, еще несколько человек остались на улице перед домом. Часть «силовиков» были одеты в военную форму черного цвета, остальные - светло-зеленого цвета. Все были в касках сферической формы. Разговаривали по-русски и по-чеченски.
Не представляясь и ничего не объясняя, они вывели на улицу Расамбека Тельхигова и его брата, Хамзата Тельхигова, 1990 г.р. и посадили их в «Газель». Находившийся в «Газели» человек в военной форме и в маске, указал на Расамбека. После этого Хамазат Тельхигов был отпущен, а Расамбека оставили. После этого машины с похищенным уехали.

Куда Росанбек будет доставлен и по какой причине задержан, родственникам не сообщили.

На следующий день родственниками похищенного поданы письменные заявления в РОВД Урус-Мартановского района, в Ачхой-Мартановский межрайонный следственный комитет.

По факту похищения органы прокуратуры возбудили уголовное дело по ст. 126 УК РФ (похищение человека).

Мать похищенного при поддержке юристов московского офиса ПЦ «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека 10 июня 2009 года подала жалобу в Европейский суд по правам человека с просьбой применить срочные процедуры.  Суд уведомил власти РФ о жалобе и направил вопросы по делу.

16 июня, через 42 дня после похищения, Р.Тельхигов был освобожден похитителями и возвратился домой. Он был настолько напуган произошедшим с ним, что категорически настаивал на отзыве жалобы из ЕСПЧ. Насколько нам известно, Р.Тельхигов не намерен добиваться поиска и наказания его похитителей в рамках возбуждённого в России уголовного дела.

ПЦ «Мемориал», как организация, представляющая интересы заявительницы и потерпевшего, присоединились к их просьбе прекратить производство в ЕСПЧ по жалобе «Тельхигова против России». Вместе с тем, мы полагаем, что в настоящем деле Европейский Суд выполнил одну из главных своих задач по обеспечению соблюдения прав и свобод, мы выражаем глубокую благодарность  Европейскому Суду за быстрые и эффективные действия, способствующие  освобождению Расамбека Тельхигова.

По некоторым сведениям, Р.Тельхигов был вынужден длительно лечиться от последствий пыток и побоев. Однако доказать это мы не можем.

В любом случае  мы можем смело утверждат, что, хотя Р.Тельхигов и отказывается от дачи показаний, но столь длительное незаконное его содержание под стражей, когда до него не допускали адвоката, когда родственники ничего не знали о его судьбе,  означает, что Р.Тельхигов подвергался незаконному  насилию.

Однако органы следствия не желают расследовать это уголовное дело и прекратили его на неизвестных нам основаниях.

 

 

Похищение и освобождение Габарова Зелимхана

 

25 сентября 2009 года  в городе Урус-Мартан ЧР сотрудниками силовых структур был похищен местный житель Зелимхан Габаров, 1986 г.р.. проживающий по адресу: ул.Красноармейская,64.

В этот день около 11:00 в к дому Лизы Самановны Чадахановой подъехали три легковые автомашины. Из них вышли вооруженные люди без масок (двое - в темных очках). Все были одеты в военную форму цвета хаки, один в штатской одежде.

В это в доме Чадахановой находились  двое ее сыновей Арслан Зиявдиевич Габаров, 1984 г.р., и Зелимхан Зиявдиевич Габаров, 1986 г.р., а также её двенадцатилетний племянник Магомед Чадаханов.

Вооруженные люди ворвались в дом и вошли в комнату, где находился Магомед.  Один из них направил на мальчика оружие и на чеченском языке потребовал указать, где находится их «козел» (так иногда сотрудники правоохранительных органов в Чечне называют боевиков), а остальные начали раскидывать вещи по комнатам, производя несанкционированный обыск.

В это же время другие нападающие ворвались в комнату, где находились два брата Габаровых. На них надели наручники, потребовали выдать компьютер и оружие. Однако ни того, ни другого в доме не было. Зелимхан попросил сотрудников силовых структур не трогать его брата, так как тот является инвалидом. Силовики оставили в покое Арслана и в дальнейшем занимались уже исключительно Зелимханом. Магомед слышал, что у Зелимхана  спрашивали, знает ли он какого-то боевика, называя этого боевика по имени. Зелимхан ответил, что не знает.

Силовики вывели Зелимхана из дома и заталкали в одну из машин; они же унесли из дома документы двух братьев, мобильные ьелефоны, семейные фотографии, кассеты, диски, три Корана.

Всё происходящее силовики снимали на видеокамеру. Они не пускали во двор дома подошедших родственников и соседей, держа их под прицелами автоматов. На вопросы, что происходит, силовики отвечали, что являются представителями власти и выполняют свою работу. При этом они не представлялись и не предъявляли документов.

В тот же день Лиза Чадаханова обратилась с письменными заявлениями в прокуратуру и РОВД Урус-Мартановского района. Однако там ей сообщили, что не задерживали Зелимхана.

25 сентября 2009 года в  дом Чадархановой приехали сотрудники Урус-Мартановского РОВД. Они опросили свидетелей, сфотографировали дом и уехали, не пытаясь обнаружить отпечатки пальцев.

26 сентября она обратилась в Ачхой-Мартановский МСО СУ СКП РФ по ЧР, к Уполномоченному по правам человека в ЧР и ПЦ «Мемориал».

30 сентября мать похищенного при поддержке юристов московского офиса  ПЦ «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека подала жалобу в Европейский суд по правам человека с просьбой применить срочные процедуры.  Суд уведомил власти РФ о жалобе и направил вопросы по делу.

3 октября (через 8 дней после похищения) Зелимхан Габаров были свобожден похитителями и возвратился домой. Он был настолько напуган произошедшим с ним, что категорически настаивал на отзыве жалобы из ЕСПЧ. Насколько нам известно, З.Габаров не намерен добиваться поиска и наказания его похитителей в рамках возбуждённого в России уголовного дела.

ПЦ «Мемориал», как организация, представляющая интересы заявительницы и потерпевшего, присоединились к их просьбе прекратить производство в ЕСПЧ по жалобе «Чадарханова против России». Вместе с тем, мы полагаем, что в настоящем деле Европейский Суд выполнил одну из главных своих задач по обеспечению соблюдения прав и свобод, мы выражаем глубокую благодарность  Европейскому Суду за быстрые и эффективные действия, способствующие  освобождению Зелимхана Габарова.

По некоторым сведениям, Зелимхан Габаров был вынужден лечиться от последствий пыток и побоев. Однако доказать это мы не можем.

В любом случае  мы можем смело утверждат, что, хотя З.Габаров и отказывается от дачи показаний, но столь длительное незаконное его содержание под стражей, когда до него не допускали адвоката, когда родственники ничего не знали о его судьбе,  означает, что он подвергался незаконному  насилию.

Однако органы следствия не желают расследовать это уголовное дело и прекратили его на неизвестных нам основаниях.

 

Похищение и освобождение Умарпашаева Ислама Ирисбаевича

Дело Ислама Умарпашаева уникально для нынешней Чечни. Похищенный после его освобождения не только не настоял на отозвании жалобы своих родственников из ЕСПЧ,  но и даёт показания о своём похищении и похитителях российским следователям.

Правда возможность давать подобные показания у него имеется исключительно в связи с тем, что он находится за пределами Чеченской Республики.

 

11 декабря 2009 года в 8:20 из своего дома в Грозном (поселок  Мичурина, ул. Михайлика, 75) был похищен  Ислам Ирисбаевич Умарпашаев, 1986 г.р.

Ранее, в 2008 году, И.Умарпашаев привлекался к уголовной ответственности по ч.2 ст.208 УК РФ (участие в незаконных вооруженных формированиях). Он был задержан сотрудниками правоохранительных органов, когда вместе со своим другом подвозил на автомашине члена НВФ. За это преступление ему было назначено наказание в виде одного года лишения свободы в колонии-поселении. В июле 2009 года он был условно-досрочно освобожден и вернулся домой в город Грозный.

Тогда во время следствия Ислама Умарпашаева пытали – у его адвоката имеются медицинские документы, подтверждающие это.

 

11 декабря около семи вооруженных сотрудников силовых структур в черной форме взломали дверь, вошли  в дом Умарпашаевых. Все они говорили только по-чеченски. Силовики заявили, что проводят проверку паспортного режима, но при этом не представились и не объясняли, к какой структуре они принадлежат.  Глава семьи Ирисбай Умарпашаев и его сыновья  Ислам, Берсан и Гелани наъходились дома, они только что совершили утреннюю молитву. Всех их обыскали, забрали паспорта и мобильные телефоны. После чего, выяснив, кто из присутствующих Ислам Умарпашаев, его стали выводить из дома.

Ирисбай Умарпашаев сказал силовикам, что поедет с ними, как отец, спросил, кто из них старший и куда увозят его сына.  Только тогда один из сотрудников представился Ибрагимом из Октябрьского РОВД. Когда Ислама вывели на улицу, отец увидел, что во дворе находилось большое количество вооруженных людей. Они быстро сели в машины, которые мгновенно разъехались в разные стороны. Отъезжая, один из сотрудников сказал Ирисбаю Умарпашаеву: «Если поедешь за нами, будем стрелять». Ирисбай смог лишь добежать до поворота, потом машины скрылись. Собственного автомобиля у Умарпашаевых нет, поэтому проследить, куда поехали похитители им не удалось.

Сразу же после похищения Ирисбай Умарпашаев обратился в Октябрьский РОВД, однако там ему сказали, что их сотрудники Ислама не задерживали.  Заявление о похищении принимать отказались. В тот же день родственники обратились с заявлением о похищении Ислама Умарпашаева  в  прокуратуру  Октябрьского  района   Грозного,   где   было   возбуждено уголовное дело № 68042 по признакам п. «а» ч. 2 ст.126 УК РФ (похищение человека группой лиц по предварительному сговору).

Представлять интересы потерпевших по этому делу (таковыми были признаны отец и брат похищенного) взялись юристы Сводных мобильных групп правозащитных организаций.

Следствие проводилось неэффективно, с нарушением действующего законодательства. В связи с этим,   3 февраля 2010 года юристами Комитета против пыток была направлена жалоба в Европейский Суд по правам человека. ЕСПЧ придал этой жалобе приоритетный статус и направил властям РФ обращение о принятии срочных мер.

2 апреля 2010 года Ислам Умарпашаев был освобожден похитителями, после чего вместе с матерью выехал в Нижний Новгород для прохождения медицинского обследования и лечения. Умарпашаев сообщил сотрудникам Комитета против пыток, что четыре месяца его удерживался в расположении одного из подразделений МВД ЧР Его содержали в полуподвальной комнате пристегнутым к батарее наручниками.

Похитившие Умарпашаева люди ничего от него не требовали, не допрашивали его, не били (кроме первого дня) и не пытали, нормально кормили. Однако при этом Умарпашаеву запрещали стричь волосы и бриться.

По словам И.И.Умарпашаева, его отпустили при условии дачи им ложных показаний: будто все это время он находился на отдыхе в Республике Дагестан. Кроме того, Умарпашаев должен был уговорить своих родственников отозвать жалобу из Европейского Суда по правам человека.

Похитители передали И.Умарпашаевы сотрудникам Октябрьского РОВД. Те доставили Ислама в здание РОВД, куда вызвали родственников похищенного. Туда же пришел и следователь Заводского СО СУ СКП РФ по ЧР, с которым милиционеры в присутсвии Ислама советовались как лучше «закрыть» уголовное дело. Затем Ислама Умарпашаева отдали родственникам с условием, что он придет на следующий день давать нужные показания.  

Находясь на территории Нижегородской области, ислам Умарпашаев дал показания следователю СУ СКП РФ по НО об обстоятельствах своего похищения, содержания в расположении подразделения МВД ЧР и условиях освобождения.

Тем временем, в Грозном неустановленные лица, а также сотрудники Октябрьского РОВД оказывают давление на родственников Ислама Умарпашаева с целью вынудить его вернуться в Грозный.

Имеются достаточные основания считать, что по прибытии Ислама Умарпашаева в Чеченскую Республику на него самого будет оказано давление с целью заставить его отказаться от дальнейшего участия в уголовном деле в качестве потерпевшего.   Более того, очевидно, что это будет крайне опасно для его жизни и безопасности его близких.

Тем не менее, на настоящее время Следственное Управление СКП РФ по ЧР настаивает на прибытие Ислама Умарпашаева в Грозный для дачи показаний.

 

                   V. Безвестные исчезновения жителей республик Северного Кавказа

Исчезновение  Колоева Ислама Курейшовича

13 марта 2009 года в городе Новочеркасск при невыясненных обстоятельствах пропал без вести житель Республики Ингушетия Ислам Курейшович Колоев, 1986 г.р.

Ислам Колоев заочно учился на 4-ом курсе Южно-Российского Государственного технического университета в Новочеркасске. В марте он в очередной раз уехал в Новочеркасск. Об его исчезновении сообщили родственникам сокурсники Ислама. По их словам, 13 марта он около 17 часов вышел на улицу в магазин за продуктами и и не вернулся.  Его мобильный телефон оказался выключен. Однокурсники искали его до утра, они обращались в больницы, морг, милицию. Нигде ислама Колоева не было.

16 марта Яхита Джамбулатова вместе со старшим братом Ислама приехала в Новочеркасск и обратилась с письменным заявлением в местное отделение милиции. При этом родные провели самостоятельное расследование исчезновения. Они искали в больницах, психдиспансерах, морге. Опрашивали возможных свидетелей. Обращались за помощью и к местным криминальным авторитетам. Но установить местонахождение Калоева им не удалось. Однако удалось узнать, что за день до похищения, когда Ислам с сокурсником ездил по городу на автомашине, то они заметили за собой слежку. За ними неотступно следовали три машины: два - ВАЗ-21010 и одна иномарка «Лексус». Товарищ, который был с Исламом, запомнил номера машин. Также родственникам удалось найти съемку с видеокамеры наружного наблюдения, на которой видно как Ислам возвращаться с покупками из магазина. Все эти сведения родственники сообщили в ОВД  Новочеркасска.

Кроме того, Я.Джамбулатовой удалось узнать, что Ислам был вызван в Новочеркасск неизвестным лицом по телефону. Ему пообещали решить его проблему в уголовном деле, возбужденном против Колоева за незаконное хранение гранаты. Для этого Ислам должен был приехать в Новочеркасск и дать письменные показания, которые, якобы, приобщат к делу, и снимут с него все обвинения.

Уголовное дело против Ислама Колоева было возбуждено в сентябре 2008 года. 18 сентября 2008 года в городе Малгобек сотрудники республиканской милиции провели обыск в квартире Колоева по адресу: ул. Базоркина, 72. Я.Джамбулатова считает, что обыск был незаконным. В момент начала проведения обыска в квартире никакого не было. Понятых пригласили только в конце обыска, который продолжался около пяти часов. Джамбулатова утверждает, что сотрудники милиции не предъявили никаких документов и постановления на обыск. В находящейся в квартире спортивной сумке сотрудники милиции обнаружили гранату. Я. Джамбулатова утверждает, что её туда подбросилиу. Из квартиры после обыска пропали 8000 рублей, наручные часы, серебряное кольцо, и мужской дорогой одеколон. Эти вещи принадлежали Исламу Колоеву.

Против Ислама завели уголовное дело по ст. 222 УК РФ (незаконный оборот оружия и боеприпасов). Родственники Колоева пытались обжаловать незаконные, по их мнению,  действия сотрудников милиции в суде, однако проиграли дело.

По состоянию на  июнь 2010 года местонахождение и судьба Ислама Колоева не установлены.

 

Исчезновение Цечоева Магомеда Абдурахмановича

8 сентября 2009 года  в городе Краснодар при невыясненных обстоятельствах пропал Магомед Абдрохманович Цечоев, 1987 г.р., проживающий в Республике Ингушетия в селе Али-Юрт по ул. Яндиева, 66. 

7 сентября Магомед Цечоев выехал в город Краснодар забрать из больницы тяжелобольного родственника. 8 сентября его видели в городской больнице, расположенной на ул. Седена, 204. Он встретился с лечащим врачом родственника и договорился с ним, что на следующий день заберёт больного из больницы. После этого Магомеда никто не видел, его мобильный телефон не отвечал.

11 сентября  брат Магомеда, Муса Цечоев  выехал в  Краснодар. Юрист ПЦ «Мемориал» в Краснодаре, Гаскевич Виктор Алексеевич, оказал Мусе Цечоеву помощь: они обратились в правоохранительные органы, прокуратуру, обзвонили больницы и морги. Обнаружить Магомеда не удалось.   

16 сентября другой брат Магомеда, Аслан Цечоев, обратился в офис ПЦ «Мемориал» в г. Назрань с заявлением, в котором сообщал, что по информации, которую родственники получили из неофициальных источников, Магомед Цечоев был похищен сотрудниками спецслужб и тайно вывезен в Республику Ингушетия.  

«Учитывая тот факт, что это не первый случай похищения жителей Ингушетии, после которых часть людей пропадает бесследно, а часть находят убитыми, просим вас оказать максимальное содействие в розыске моего брата с учётом вышеизложенной информации»- пишет в своём заявлении Аслан Цечоев.

Правозащитный центр «Мемориал» пока не может не подтвердить, ни опровергнуть эту информацию.

По состоянию на июнь 2010 местонахождение и судьбу Магомеда Цечоева установить не удалось.

 

Исчезновение Нагоева А.Т., Шогенова И.Б. и Бегидова Т.В.

5 октября 2009 года в Республике Башкортостан, на автотрассе «Самара-Уфа-Челябинск» исчезли трое жителей Кабардино-Балкарской Республики Анзор Нагоев, Ибрагим Шогенов И.Б. и Тимур Бегидов, которые 2 октября с грузом яблок и груш выехали из села Дугулубгей Баксанского района Кабардино-Балкарской Республики в Уфу для реализации фруктов.

Грузовой автомобиль «VOLVO-VNL 670»,  государственный регистрационный номер P 431 ВА 07/RUS с полуприцепом-рефрижератором, принадлежавший Нагоеву, был обнаружен на расстоянии около 2 км от автотрассы на грунтовой дороге, ведущей в сторону деревни Санжаровка Чишминского района Республики Башкортостан. В автомобиле отсутствовали ключи, личные документы, документы на груз. Кабина и прицеп-рефрижератор были закрыты, груз и личные вещи в сохранности, сидения автомобиля порезаны. Нагоев, Шогенов и Бегидов исчезли.

Последний раз контакт с пропавшими у родственников был 4 октября.   Тогда Бегидов разговаривал со своей матерью и сказала ей, что за их машиной следят. «Нас пасутс самого Нальчика. Ничего, пусть следят», сказал он. Это был последний разговор с ним. Ибрагим Шогенов тоже звонил домой 4 октября в 21:30 и сказал: «Часа через два до Уфы доедем. Завтра я вам позвоню». Анзор Нагоев последний раз звонил 4 октября в 19:00. По всему пути следования молодые люди постоянно созванивались с родственниками. 5 октября они перестали звонить. Около 8 утра жена Шогенова звонила своему мужу, но его телефон не отвечал.

По словам родственников исчезнувших, те почувствовали за собой слежку ещё в Кабардино-Балкарии.

2 октября незадолго до отъезда в Уфу к Ибрагиму Шогенову домой в село Дугулубгей приехала машина серого цвета ВАЗ 2199 без номерных знаков, из которой вышли двое молодых людей плотного телосложения в гражданской одежде. Они предложили Шогенову проехать с ними в Баксанский РОВД. Ибрагим объяснил, что он уезжает в Уфу, и ему некогда. Один сказал, что их послал их начальник, с которым тут же связался по телефону. После этого Шогенов поехал в Баксанский РОВД и написал объяснительную о том, где он был предыдущей ночью. Шогенов вернулся из РОВД и через 20 минут отправился в путь.

По факту исчезновения Нагоева, Шогенова и Бегидова возбуждено уголовное дело по п. «а» ч 2. ст.105 УК РФ (убийство).

По словам родственников пропавших, следователь, который вёл это дело, сообщил им, что в объективы камер слежения на трассе Самара-Уфа-Челябинск  попала автомашина «Шевроле-Нива», с карачаево-черкесскими номерами. Машина эта проследовала по трассе вскоре после того, как там проехал грузовик А.Нагоева. Собственники этой машины следствием не установлены.

Родственники пропавших выехали вместе со следователем на место, где был обнаружен грузовик А.Нагоева. По их утверждениям, они нашли свидетелей, которые видели, как незадолго до предполагаемого исчезновения молодые люди заходили в кафе. Кроме того, несовершеннолетний подросток объяснил им, что он и его родители видели, как из машины  Нагоева людей пересаживали в другую машину. Однако его родители подтвердить эти показания отказались.

 

Не исключено, что исчезновение Шогенова, Нагоева и Бегидова связано с попытками сотрудников силовых структур «расследовать» нападение боевиков на милицейский пост в Кабардино-Балкарии.

2 октября 2009 около 8:40 неустановленные лица на автомашине «ВАЗ-2101» с использованием ручных гранат напали на пост ДПС «Пролетарский», расположенный на выезде из города Прохладный в сторону Ставропольского края. В результате нападения были ранены четверо сотрудников милиции, один из них, лейтенант милиции Хусен Губжев, скончался в больнице. Пострадала также женщина, работавшая уборщицей на посту ДПС. Нападавшие завладели табельным оружием сотрудников ДПС и попытались скрыться. В ходе преследования боевиков они были уничтожены милиционерами.

 

Исчезновение Жангуразова Ислама Салыховича

20 декабря 2009 года около 17:30 в с. Верхнее Жемтала Черекского района Кабардино-Балкарской Республики при невыясненных обстоятельствах исчез Ислам Салыхович Жангуразов, 1986 г.р.

Ислам студент четвертого курса КБУ. В тот вечер он пошел на вечернюю молитву, но до мечети не дошел. От дома Ислама до мечети две автобусные остановки.

Когда Ислам не вернулся домой после окончания времени молитвы, родственники начали его искать. С 21 часа его телефон был выключен. 

21 декабря родственники Жангуразова подали заявление о похищении в органы прокуратуры.

По факту исчезновения Ислама Жангуразова возбуждено уголовное дело по п. «а» ч 2. ст.105 УК РФ (убийство).

По состоянию на июнь 2010 года местонахождение и судьба Ислама Жангуразова не установлены.

 

Исчезновение Саадуева Сааду Гусейновича

29 июня 2009 года в г. Буйнакск Республики Дагестан исчез местный житель, Сааду Гусейнович Саадуев, 1976 г.р., постоянно проживающий по адресу: Буйнакск ул. Имама Газимагомеда, 14. Родственники обратились в ПЦ «Мемориал» с просьбой оказать содействие в поиске исчезнувшего. Родственники утверждают, что в тот день около 20:30 С.Г.Саадуев был похищен на пересечении улиц Имама Шамиля и ул. Джамала Кумухского, предположительно сотрудниками силовых структур. По словам сестры Сааду Раисы Саадуевой, вскоре после вечернего намаза Сааду кто-то позвонил. Он сказал, что зайдет к старшей сестре (она живет рядом), и вышел из дома в тапочках. Обычно, когда Сааду выходил дальше, чем за угол, он одевал кроссовки. На Сааду были льняные кремовые брюки, черная футболка, и синие пластмассовые тапочки.

До сестры Сааду не дошел и домой не вернулся. С утра родственники начали поиски, однако не смогли обнаружить пропавшего. Только тогда троюродная племянница Саадуева, Сайда, живущая в доме рядом, проговорилась, что она в тот вечер, когда пропал Сааду,  выходила из дома, и увидела рядом со своими воротами автомобиль «Приора» серебристого цвета без номерных знаков. Потом соседи сказали, что рядом с серебристой «Приорой» была вторая машина – черная «Приора», тоже без номеров.  Около амтомобиля стоял незнакомый мужчина, который, увидев Сайду, резко крикнул ей: «Зайди назад, быстро!». Она испугалась, зашла за ворота и вдруг услышала снаружи звуки ударов и крики, а также звук отъезжающей машины. Узнав о произошедшем от племянницы, Раиса Саадуева побежала к предполагаемому месту похищения и недалеко от ворот нашла синие тапочки брата. Паспорт его остался дома.

Саадуевы сразу же обратились к своему знакомому со связями в силовых структурах. Тот сказал, чтобы они никуда не обращались – он сам найдет Сааду. Однако через неделю родственники не могли больше ждать и написали заявления в ОВД г. Буйнакска, МВД, ФСБ и Генеральную прокуратуру.

Через полтора месяца, 14 августа 2009 года  следователь Буйнакского межрайонного отдела СУ СКП РФ по РД Ханмагомедов отказал в возбуждении уголовного дело по факту исчезновения Саадуева. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела сказано, что «согласно полученной информации Саадуев СГ является приверженцем религиозного течения «ваххабизм» и находится в лесном массиве Буйнакского района, состоит в диверсионно-террористической группировке под руководством Мигидинова Н.Ф., а также участвовал в нападении на пост КЗП «Манасаульская развилка» и оздоровительного комплекса Олимп в г. Буйнакск 13.08.2009, в результате которой были убиты четверо сотрудников ОВД по г. Буйнакск, шестеро мирных граждан и один человек получил тяжелое ранение в область головы».  Родственники не верят в такую версию событий.

По словам родственников, Саадуева раньше задерживали сотрудники силовых структур. 1 мая 2008 года его похитили неизвестные в гражданской форме из кафе кинотеатра «Россия»  в г. Махачкала.  На голову Саадуеву одели черный пакет, завязали скотчем.  Часа три-четыре его возили на машине, затем завели куда-то в заброшенное помещение, там его избивали и пытали током в течение семи дней. Первые два дня не давали есть, руки постоянно были завязаны, пакет с головы не снимали. Спрашивали про оружие и боевиков. Через 7 дней его выкинули на окраине Махачкалы.  Сразу после «освобождения» к Саадуеву подъехала машина с сотрудниками Кировского  РОВД, Саадуев был задержан, при этом у него «обнаружили» оружие. Вплоть до  9 мая родственники не знали, где находится Сааду, пока случайно не обнаружили его в ИВС г. Махачкалы.

Осенью 2008 года Саадуева осудили по 222 ст. УК РФ (незаконное хранение и ношение оружия) на 2,5 года лишения свободы. Однако приговор был обжалован, и в мае 2009 года Верховный суд РД отменил приговор, вернув дело на повторное рассмотрение  в Кировский районный суд Махачкалы, который полностью оправдал Саадуева.

Родственники убеждены, что похищение Саду Саадуева было организовано сотрудниками МВД после того, как провалилась их попытка осудить его по сфальсифицированному делу.

 

                   VI. Рекомендации

Похищения и насильственные исчезновения людей являются грубейшим нарушением прав человека. К сожалению, в Российской Федерации похищения и последующие безвестные исчезновения жителей Северного Кавказа на территории региона, а в последнее время  и за его пределами, стали  системой.  Следственные органы не расследуют эти преступления, что создает атмосферу безнаказанности. В ряде республик Северного Кавказа родственников пропавших людей запугивают, что создает трудности в документации таких преступлений. Массовые нарушения прав человека подогревают вооруженный конфликт.

 

Правозащитный центр «Мемориал» призывает Российскую Федерацию прекратить практику похищений людей и ликвидировать системы организованной безнаказанности .

Для этого:

 

- провести адекватное расследования всех фактов похищений людей, других дел, связанных с грубыми нарушениями прав челвека; привлечь к ответственности виновных;

- установить местонахождение похищенных или места их захоронения;

- провести Генеральной прокуратуре РФ комплексную проверку действий силовых структур, работы органов прокуратуры  и следственных органов в регионе;

- обеспечить соответствие мероприятий по борьбе с терроризмом, предпринимаемых государственными структурами, как в части нормативной базы, так и практики, международным стандартам в области прав человека и гуманитарного права, включая Европейскую Конвенцию по правам человека, Женевские Конвенции и Инструкции Совета Европы по правам человека и борьбе с терроризмом;

- создать на федеральном уровне межведомственную комиссию по проблеме поиска жертв насильственных исчезновений на Северном Кавказе и организации расследования соответствующих уголовных дел, в которую должны входить представители Генеральной прокуратуры РФ, Следственного Комитета при прокуратуре РФ, ФСБ, МВД, Министерства обороны РФ;

- создать в Чеченской Республике лабораторию для идентификации эксгумированных тел;

- обеспечить допуск в места предварительного заключения представителей международных гуманитарных организаций, включая Международный комитет Красного Креста, для посещения за­ключенных на условиях, приемлемых для этой организации;

- сотрудничать с механизмами защиты прав человека Совета Европы и ООН, включая специальные процедуры Комиссии по правам человека ООН, договорные органы СЕ и ООН;

- эффективно сотрудничать с Комитетом против пыток Совета Европы;

- исполнять решения Европейского Суда в полном объёме;

- оказать необходимое содействие российским и международным правозащитным организациям в их работе по мониторингу ситуации с правами человека на Северном Кавказе и сотрудничество с такими организациям в деле ликвидации климата безнаказанности и улучшения ситуации с правами человека в регионе;

 

Однако Правозащитный Центр «Мемориал» обращает внимание на то, что есть одно главнейшее условие, без которого любые предлагаемые рекомендации либо не смогут воплотиться в жизнь, либо превратятся в фикцию.

Создание новых комиссий, проведение проверок, указания о необходимости расследования уголовных  дел и т.п. ни к чему не приведут без выполнения этого условия.

Примером тому является действующая на Северном Кавказе «Комплексная программа по борьбе с похищениями людей и розыску пропавших без вести на 2007 – 2010 годы», в которой есть немало правильных указаний и рекомендаций руководителям разных ведомств, прокурорам, следователям, сотрудникам МВД. Но на деле эта программа не исполняется.

Это обязательное условие – наличие политической воли у руководства России добиваться того, чтобы представители власти на разных уровнях исполняли нормы законов Российской федерации.

Соблюдения российских законов следователями, прокурорами, сотрудниками МВД, в принципе, вполне достаточно для того, чтобы прекратить практику похищений людей и ликвидировать системы организованной безнаказанности. Однако для этого необходимо, чтобы каждый, исполняющий нормы закона представитель государства ощущал реальную поддержку сверху, от руководства. На сегодня, очевидно, что этого, к сожалению, нет.

 

Правозащитный Центр «Мемориал» призывает власти Российской Федерации  соблюдать законы России.

 

Правозащитный Центр «Мемориал» обращается в международные организации и  институты с просьбой отслеживать расследование похищений жителей Северного Кавказа в Российской Федерации и требовать от властей Российской Федерации положить конец преступной практике похищений людей.

 

Правозащитный Центр «Мемориал» приветствует доклад  Специального докладчика Парламентской Ассамблеи Совета Европы Д.Марти «Средства правовой зашиты в случаях нарушения прав человека в Северокавказском регионе» и проект соответствующей резолюции ПАСЕ.

 

Список Сокращений

 

 

БМП                         бронетранспортер

ГИБДД –                   Государственная инспекция безопасности дорожного движения

ГОВД                       городской отдел внутренних дел

ДПС                          Дорожно-патрульная служба

ЕСПЧ                        Европейский суд по правам человека

ИВС                           изолятор временного содержания

ИТК                           испровительно-трудовая колония

КБР                            Кабардино-Балкарская Республика

КУСП -                       Книга учета сообщений о преступлениях

МВД                          Министерство внутренних дел

МСО СУ СКП –         межрайонный следственный отдел следственного управления

                                    Следственного Комитета при прокуратуре   

НВФ                          незаконные вооруженные формирования              

ОВД                           отдел внутренних дел

ОРБ                            Оперативно-розыскное бюро

ПЦ                             Правозащитный центр

РД                              Республика Дагестан

РИ                              Республика Ингушетия

РОВД                         районный отдел внутренних дел

РОШ                          региональный оперативный штаб

РСО-А                       Республика Северная Осетия-Алания

РФ                             Российская Федерация

СИЗО                        следственный изолятор

СКФО                       Северо-Кавказский федеральный округ

СМГ                          Сводные мобильные группы (правозащитных организаций)

СО СУ СКП              следственный отдел следственного управления

                                   Следственного Комитета при прокуратуре   

УБОП                      Управление по борьбе с организованной преступностью

УВД                         управление внутренних дел

УК                             Уголовный кодекс

УФСБ                        управление Федеральной службы безопасности

ФМС                          Федеральная миграционная служба

ФСБ                          Федеральная служба безопасности

ЧР                             Чеченская Республика

ЮФО                        Южный  федеральный округ

 

 

 



[1]  Следует учитываить, что в силу ряда причин (см. раздел IV. Похищения, незаконные задержания и исчезновения жителей Чеченской Республики. Описание общей ситуации), по-видимому, ПЦ «Мемориал» фиксирует в Чечене заведомо меньшую часть от общего количества таких преступлений.

 

 

[2] Regions.Ru. 25.05.2010  г. Прокурор Чеченской Республики считает, что для решения проблемы с похищениями людей нужна политическая воля.

 

[3] Из ответа на запрос, направленный 29 ноября 2002 года МВД РИ на имя Командующего ОГВ (с) за подписью командира войсковой части № 74814 (205 Отдельная мотострелковая бригада), подразделения которой в этот период дислоцировались в районе сел Аршты и Галашки. Письмо  № 2303 от 29.11.2002 г.

[4] См. доклад Мемориала Ингушетия: новые методы контр-террора. Лицензия на убийство? http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2008/08/m144162.htm

[5]  Из 19 исчезнувших людей – 9 9 жителей РИ, 9 жителей ЧР и 1 житель Грузии

[6] Одно из этих похищений было совершено боевиками. 27 февраля 2006 года был похищен депутат Народного Собрания республики, 70-летний Магомед Чахкиев, тесть тогдашнего Президента РИ М.Зязикова. Ответственность за это похищение на себя взял некий амир Хабибулла, называющий себя главой ингушского джамаата «Шариат». 1 мая 2006 года при невыясненных обстоятельствах Чахкиева освободили. По неподтвержденной информации, за его освобождение был заплачен большой денежный выкуп.

[7] Одно из похищений было совершено боевиками. 23 марта неизвестные похитили У.Зязикова, 1928 г.р., который приходится дядей М.Зязикову. Урусхан Зязиков был неожиданно освобожден 11 октября 2007 года, накануне начала празднования главного праздника мусульман Ураза-Байрам. На этот раз, по-видимому, выкуп не платили.

 

[8] ОРБ-2  - оперативно-розыскное бюро № 2 Северо-Кавказского оперативного управления Главного управления МВД России в Южном федеральном округе.  ОРБ-2 – структура МВД РФ, располагается в Грозном. В 2003-2007 годах там незаконно содержали и пытали подозреваемых в организованной преступностью и причастности к НВФ (см. подробно http://www.memo.ru/hr/hotpoints/N-Caucas/docl1/2c.htm). ОРБ-2 было не подконтрольно Рамзану Кадырову. В июле 2007 г. во главе ОРБ-2 был поставлен лояльный Р.Кадырову человек, произошла частичная смена персонала. Фактически эта структура стала контролироваться Президентом ЧР. После этого на некоторое время ситуация там изменилась, пытки прекратились. Однако с начала 2009 г. в правозащитные организации снова стали поступать сведения о жестоком обращении в ОРБ-2 с арестованными людьми.

С весны 2009 г., когда в приграничных территориях Ингушетии и Чечни стали проводиться совместные операции силовиков из Ингушетии и Чечни, в Ингушетии стали работать сотрудники ОРБ-2. В Магасе в здании УФСБ по РИ открылось представительство ОРБ-2 в Ингушетии – так называемый  «межрайонный отдел ОРБ-2».

[9] С конца весны по осень 2009 г. в граничащих между собой районах Чечни и Ингушетии проводилась спецоперация по поиску и уничтожению НВФ. Наиболее активную роль в ней играли подразделения МВД ЧР под командованием Адама Делимханова.

[10] ОРБ-2  - оперативно-розыскное бюро № 2 Северо-Кавказского оперативного управления Главного управления МВД России в Южном федеральном округе.  ОРБ-2 – структура МВД РФ, располагается в Грозном. В 2003-2007 годах там незаконно содержали и пытали подозреваемых в организованной преступностью и причастности к НВФ (см. подробно http://www.memo.ru/hr/hotpoints/N-Caucas/docl1/2c.htm). ОРБ-2 было не подконтрольно Рамзану Кадырову. В июле 2007 г. во главе ОРБ-2 был поставлен лояльный Р.Кадырову человек, произошла частичная смена персонала. Фактически эта структура стала контролироваться Президентом ЧР. После этого на некоторое время ситуация там изменилась, пытки прекратились. Однако с начала 2009 г. в правозащитные организации снова стали поступать сведения о жестоком обращении в ОРБ-2 с арестованными людьми.

С весны 2009 г., когда в приграничных территориях Ингушетии и Чечни стали проводиться совместные операции силовиков из Ингушетии и Чечни, в Ингушетии стали работать сотрудники ОРБ-2. В Магасе в здании УФСБ по РИ открылось представительство ОРБ-2 в Ингушетии – так называемый  «межрайонный отдел ОРБ-2».

 

[11]  В этот период,  начиная с 16 мая 2009 г. в районе этого села  подразделения МВД  ЧР и МВД  РИ проводили совместные операции по поиску и задержанию членов НВФ. 

[12]  А после создания Северо-Кавказского федерального округа – Главного управления МВД по СКФО

[13] См. на сайте «Мемориала»: http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2006/12/m65579.htm

 

[14] Позже, с 2007 г. до своего похищения в 2009 г. Махлоев работал работал в цехе по производству пластиковых окон в г. Назрань на проспекте Бозоркина.

 

[15] См. на сайте «Мемориала»: http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2007/05/m85427.htm

[16] http://www.ingushetia.ru/m-news/archives/012099.shtml

 

[17] Макшарип Аушев в 2007-2008 гг. был одним из лидеров массового движения протеста против коррупции властей и нарушений прав человека в ходе контртеррористических операций в Ингушетии. После прихода к власти президента Евкурова он отошел от активного участия в публичной общественной  деятельности, оставаясь при этом авторитетной общественной фигурой. 25 октября 2009 г. погиб в результате обстела неизвестными его автомобиля.

Фатима Джаниева – вторая жена М.Аушева. 16 декабря 2009 г. в Ингушетии при непонятных обстоятельствах взорвалась машина, в которой она ехала. Ф.Джаниева была ранена, погибли её мать и два брата. На следующий день её третий брат оказался за рулём машины, которая взорвалась на трассе при прохождении воинской колонны (http://www.memo.ru/2010/04/01/0104101.htm#ma).

Очевидно, что власти подозревают некоторых из родственников Ф.Джаниевой в связи с вооруженным подпольем. Тем не менее, никому из этой семьи официальных обвинений выдвинуто не было.

[18]  Н.Матвеева «Егор – друг Негмата. Пушкинский ваххабит Егор Рябинин и его национально-исламские друзья шли по стопам подрывника Сайда Бурятского», «Наша версия на Неве» № 13, 05-11.04. 2010.

[19] Осенью 2008 г. в   МВД РФ был упразнён Департамент по борьбе с оргпреступностью и терроризмом  и на его базе создан Департамент МВД по противодействию экстремизму” (Управление “Э”). В субъектах федерации в рамках этих преобразований на базе Управлений по борьбе с оргпреступностью создавались Центры по противодействию экстремизму (Центры «Э»).  Центры «Э», в частности, борются  с различными проявлениями исламского фундаментализма.

[20] Доклад о деятельности уполномоченного по правам человека в РД в 2009 г. стр. 42-43

[21] Там же стр. 44

[22] «Черновик», 06.11.2009 , Руслан Магомедов. Репрессивный регресс.

[23] Эмирали Магомедович Магомедов 1974 г.р, пропал 17 августа 2009 года. Утром он вышел из дома для того, чтобы пойти на работу в дербентский зональный узел связи, где он работал более десяти лет начальником цеха. Около 10 часов он неожиданно позвонил своему брату, но тот не успел снять трубку. Попытки брата дозвониться до  Эмирали не увенчались успехом. На обед домой он не пришел, и вечером тоже не появился. В тот же вечер родные исчезнувшего обратились в ГУВД, где у них отказались принимать заявление.  На следующее утро заявление было подано в городскую прокуратуру. 19 августа по неофициальным каналам родственники Эмирали  узнали, что тот находится в Дербенском РОВД. Однако там  непредставившийся сотрудник милиции заявил им, что соседнем Кайтагском районе идет спецоперация по ликвидации НВФ и, возможно, Эмирали Магомедова им нужно искать именно там. Поиски пропавшего закончились в махачкалинском морге. Согласно официальной информации тело Э.Магомедова было доставлено сюда из Кайтагского района, где он был убит милиционерами в ходе столкновения с боевиками. На теле были явные следы избиений и пыток.

Эмирали Магомедов придерживался салафитского течения в исламе.  7 мая 2009 года  сотрудники силовых структур уже обыскивали его дом.  В ходе обыска были обнаружены граната и патроны. По утверждению  домочадцев Э.Магомедова, боеприпасы были им подброшены. В результате в отношении Таги Магомедова, брата Эмирали, заведено уголовное дело по ч.1 ст.222 (незаконное хранение оружия) УК РФ.

[24]  Письмо № 8/4 от 04.01.2010 г.

[25]  Новые известия, 09.09.2009 г. Е.Зубченко. «Спасти поколение»; Пресс-служба Уполномоченного по правам человека в ЧР 18.02.2010 г. «Делегация Парламента Великобритании встретилась с чеченским омбудсменом»

[26] Лента.Ру, 10.12.2005

[27] РИА Новости, 08.02.2006

[28] REGIONS.RU. 26.04.2010 

[29] Сообщение Пресс-службы Председателя Правительства ЧР, 21.10.2006

[30] Пресс-служба Президента и Правительства Чеченской Республики, 23.03.2009

[31] Кавказский узел, 26.01.2006

[32] Пресс-служба Президента и Правительства Чеченской Республики. 16.04.2009

[33] РИА Новости, 12.08.2009 г.

[34]  Газета.ru. 30.04.2010 г. со ссылкой на «Интерфакс»

[35] Regions.Ru. 25.05.2010  г. Прокурор Чеченской Республики считает, что для решения проблемы с похищениями людей нужна политическая воля

 

[36] Пресс-служба Уполномоченного по правам человека в ЧР. 30.03.2009 г. Омбудсмен Чечни настаивает на возобновлении расследования военных преступлений.

[37] Пресс-служба Президента и Правительства Чеченской Республики. 16.04.2009 г. Р.Кадыров: «Приоритетной задачей должна оставаться защита прав и свобод человека»

[38]  Аналогичные дела о преступлениях, совершенных конкурентами «кадыровцев» - членами спецотряда «Горец» под командой М.Басарова, действующего под эгидой ФСБ, или членами батальона «Восток» МО РФ под командой С.Ямадаева, до суда доведены не были.  Но эти структуры были уничтожены в ходе борьбы за власть в республике во внесудебном порядке.

[39] Время новостей, 24.05.2007 г. Татьяна Гриценко. Убийственный результат. Чеченских борцов с терроризмом обвинили в «фальсификации» боевиков.

Российская газета. 15.03.2007 г. Тимофей Борисов. "Убей любого - и выдай его за террориста! "Как банда чеченских милиционеров добывала себе награды и премии.

Коммерсантъ. 25.05.2007 г. Муса Мурадов, Александр Куколевский. Мирных чеченцев убивали для карьерного роста. Расследовано дело главаря милицейской банды.

ИА Кавказский узел. 29.05.2007 г. Наталья Эстемирова: Чечня изобилует фактами фальсификации дел об участии в НВФ.

Ежедневный журнал. 29.05.2007 г. Александр Черкасов. Вдалеке от Москвы.

 

[40] Бюллетень Правозащитного центра «Мемориал». Ситуация в зоне конфликта на Северном Кавказе весной 2007 г.:оценка правозащитников - http://www.memo.ru/2007/07/19/1907071.html

 

[41] Фигура воющего волка изображена на гербе самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия

[42]См. подробно:    www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2009/12/m188894.htm  и   http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2009/12/m188894.htm

[43]  Ответ от 20.01.2010 г.

[44]  ОВД № 2 – отдел в Следственном Управлении СКП по ЧР, созданный специально для расследования дел, по которым направлены жалобы в ЕСПЧ.

[45]  Ответ заместителя прокурора Гудермесского района И.С.Безрукова № 23-3407 от 08.09.2009 г.

[46] Реальность этого боестолкновения и обстоятельства гибели этих двух людей вызывают определённые сомнения. Согласно сообщениям силовиков, база боевиков располагалась в 600 метрах от населённого пункта, что крайне маловероятно. Ряд обстоятельств боя в официальных сообщениях также вызывают сомнения.

[47]  Батальоны внутренних войск МВД РФ «Юг»  и «Север» были сформированы в 2006 г. из «кадыровцев», ранее служивших в не имеющих законного статуса вооруженных формирований «Служба безопасности президента ЧР» и «Антитеррористический центр».

[48] Новая газета. 29.06.2009 г. Елена Милашина.  «Эстемирова продолжает спасать людей».

 http://www.novayagazeta.ru/data/2009/081/17.html

 

[49] Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод

[50]  Ответ № 14-2911-09 от 12.08.2009 г.

[51] См. материал:   http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2009/08/m172821.htm

[52] Когда прокурор посещал больницу? Можно лишь предполагать, что это произошло 7 июля, сразу после того, как А.Макаева  лично передала прокурору своё заявление.  Сразу же после этого Потанин куда-то уехал, а его сотрудники Домбаев и Атаев в течение нескольких часов «тянули время». И в этот же день похитители, явно чем-то настороженные, вывезли Зайналова из больницы.

[53] В конце 2009 г. в Чечню была перенесена форма организации работы правозащитников, ранее опробованная в других регионах России: «сводная мобильная группа» (СМГ). Командированные в тот или иной регион группы юристов, способны быстро собирать и оформлять материалы, а в дальнейшем сопровождать дела, выступая представителями потерпевших во всех процессуальных действиях. Эта форма работы с середины 2000-х гг. используется в тех регионах России, где местные правозащитные организации в силу обстоятельств не в состоянии обеспечить должную правовую защиту граждан. В Чечне в составе  СМГ работают правозащитники из ряда организаций из разных российских регионов: «Комитет против пыток» (центральный офис в Н.Новгороде), «Человек и закон» (Республика Марий-Эл, «Матери в защиту прав задержанных, подследственных и осужденных» (Краснодарский край), фонд  «Общественный вердикт (Москва) и другие (всего более десятка организаций).  Ведущая организация в работе СМГ – «Комитет против пыток». Координатор – Игорь Каляпин. Более подробно см. - http://www.memo.ru/2010/04/01/0104101.htm#_Сводные_мобильные_группы

[54] Из отказа в удовлетворении ходатайства представителя потерпевшей А.Макаевой Шулаева  М.В. от 26.04.2010 г. Подписано и,о, руководителя второго отдела по расследованию особо важных дел СУ СКП РФ по ЧР Е.С.Аникеевым.

[55] http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2009/07/m167052.htm

http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2009/06/m166686.htm

 

[56] 28.05.2009 г. Официальный сайт правительства ЧР. Пресс-служба Президента и Правительства ЧР. Правоохранительные органы ЧР ликвидировали двух участников НВФ

[57] «Лорд» –  начальник Шалинского РОВД Магомед Даудов. В марте 2010 г. был назначен первым заместителем председателя Правительства ЧР по силовому блоку.

Многие бывшие полевые командиры подразделений «кадыровцев» известны под кличками, которые происходят от их позывных, под которыми они выходили в эфир.

[58] Рассказ Денильбека Асхабова сотрудникам ПЦ «Мемориал»

[59] Пригород Грозного, где находится главная база федеральных войск  в Чечне

[60]  Полк патрульно-постовой службы № 2 им. Ахмада Кадырова МВД ЧР был сформирован в июле 2004, в основном, из так называемых «кадыровцев» – бывших боевиков, перешедших на сторону Р.Кадырова и служивших в незаконном вооруженном формировании – Службе безопасности президента ЧР. Согласно российским правовым нормам Патрульно-постовая служба МВД не имеет никакого отношения к «борьбе с терроризмом», её сотрудники не имеют право осуществлять оперативно-розыскную деятельность. Эта служба призвана обеспечивать правопорядок на улицах городов и в общественных местах. Однако на деле ППСМ-2 используется в так называемых «контртеррористических операциях» не только на территории Чечни, но и близлежащих республик.

[61] Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод

[62]  № 396/03-028 c/o-2009 за подписью руководителя отдела Шалинского межрайонного СО СУ СКП РФ по ЧР  С.М.Кучина

[64] Полк милиции Управления вневедомственной охраны при МВД ЧР («Нефтяной полк»). Эта структура была создана еще осенью 2003 г. преимущественно из  «кадыровцев» – бывших боевиков, перешедших на сторону Р.Кадырова и служивших в незаконном вооруженном формировании – Службе безопасности президента ЧР. Формально «Нефтяной полк» должен осуществлять исключительно охрану нефтяных промыслов, нефтепродуктопроводов и иных промышленных объектов. Согласно российским правовым нормам сотрудники вневедомственной охраны не имеет никакого отношения к «борьбе с терроризмом», они не имеют право осуществлять оперативно-розыскную деятельность, задерживать подозреваемы и, тем более, доставлять задержанный в места дислокации своих подразделений. Однако в реальности ряд подразделений этого полка постоянно участвует в операциях против боевиков и поддерживающих их лиц, а также задержаниями и допросами.

[65]  См. сноску № 42

[66]  Позже диск с записью этого разговора была направлена в числе других материалов в Европейский суд по правам человека

[67]  Ответ от 21.12.2009 г.

[68]  Письмо № 79/10 от 25.03.2010 г.

[69]  Р.Турлуева была признана потерпевшей по уголовному делу № 66102  02.02.2010 г.