ПРАВОЗАЩИТНЫЙ ЦЕНТР "МЕМОРИАЛ"
MEMORIAL HUMAN RIGHTS CENTER
127051, Россия, Москва, Малый Каретный пер., д. 12
Тел. +7 (495) 225-3118
Факс +7 (495) 624-2025
E-mail: memhrc@memo.ru
Web-site: http://www.memo.ru

24 января 2011 года

Орлов, Ганнушкина и адвокаты потерпевших о «чеченизации» России

21 января 2011 года в Независимом пресс-центре прошла пресс-конференция «Чеченизация» России — похищения и исчезновения людей в Московском регионе».

В пресс-конференции приняли участие Светлана Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское содействие», член Совета Правозащитного центра «Мемориал», Олег Орлов, председатель Совета ПЦ «Мемориал», а также адвокаты потерпевших — Эмиль Таубулатов и Гульнара Бободжанова.

Начиная пресс-конференцию, Светлана Ганнушкина пояснила, в каком значении участники пресс-конференции используют термин «чеченизация». По её словам, речь идёт об использовании силовыми ведомствами на территории всей России тех методов, которые ранее были отработаны в ходе контртеррористической операции в Чечне, – похищений, насильственных исчезновений, содержания в нелегальных тюрьмах. Сейчас правозащитники констатируют, что эти методы используются силовиками и на территории Московского региона.

«О том, что процесс пойдёт именно таким образом, мы предупреждали уже давно», – отметила Ганнушкина. По её словам, раньше при въезде в Грозный можно было прочесть надпись «Добро пожаловать в ад». «Невозможно создать такую ситуацию в единой стране, когда в одной её части творится ад, а в других — развитая демократия и законность», – считает эксперт.

С осени 2010 года в «Мемориал» и «Гражданское содействие» начали поступать сообщения о похищениях людей, и при этом обстоятельства совершения преступлений указывали на вероятную причастность к их совершению силовых ведомств. По словам Ганнушкиной, ранее в Москве такое происходило крайне редко.

Ганнушкина рассказала о четырёх конкретных случаях похищения людей в Московском регионе по «северокавказскому сценарию».

История похищения в Москве 1 ноября 2010 года жителя Ингушетии Алихана Орцханова (http://www.memo.ru/2010/11/10/1011101.htm) характерна. Орцханова задержали и доставили в СИЗО «Лефортово». Родственникам не сообщили, куда он доставлен. Между тем двое суток Алихана держали в каком-то подвальном помещении и пытали, в том числе электрошоком; в результате он сознался в совершении ряда преступлений. После этого Бекхану, брату Алихана, сообщили, что он находится в «Лефортово», а задержан был на улице 3 ноября. «На Северном Кавказе подобное случается часто, когда задержанных людей вначале держат в каких-то нелегальных тюрьмах, а потом, когда те готовы сознаться в чём угодно, оформляют так, будто бы они позже были официально задержаны на улице», – сказала Ганнушкина.

Сценарий, отработанный в предыдущие годы в Чечне, прослеживается и в истории узбека Наби Султанова (http://www.memo.ru/2010/09/21/2109104.htm), задержанного в г. Кубинка Одинцовского района Московской области 14 сентября 2010 года. Он успел сообщить, что задержан сотрудниками правоохранительных органов, но к нему не допускали адвоката. Сотрудница прокуратуры объяснила это правозащитникам поразительным образом: «С Султановым проводятся действия, которые не нуждаются в участии адвоката». Однако Султанов нуждался не только в адвокате, но и в переводчике. Были опасения, что Султанова выдадут в Узбекистан, несмотря на запрет Европейского суда по правам человека. Адвокаты поставили Европейский Суд в известность о происходящем. Через три дня после похищения Султанов связался с сотрудниками «Гражданского содействия», сказал, что находится у одной из заправочных станций, и попросил забрать его. «Прокурор Одинцовского района, отвечающий за экстрадиционные дела, посадил Султанова в собственную машину, привёз его к заправочной станции и там просто высадил его из машины, без каких-либо объяснений. Это тоже напоминает северокавказский сценарий, когда похитители сами избавляются от похищенных или незаконно задержанных людей», – рассказала Ганнушкина.

Третий случай, о котором говорила Ганнушкина, закончился не так отрадно. Речь шла о похищении гражданина России, уроженца Узбекистана Санджарбека Сатвалдиева, которого вывезли в Узбекистан (http://www.memo.ru/2010/12/13/1312101.html). 15 сентября 2010 года Сатвалдиев был похищен в Москве группой вооружённых людей, двое из которых были в милицейской форме. Многие обстоятельства этого преступления, безусловно, указывали на причастность к его совершению сотрудников российских правоохранительных органов.

Уголовное дело было возбуждено, но результатов не было. Когда же правозащитники обратились в Генеральную прокуратуру с просьбой выяснить, как идёт расследование, то получили удивительный ответ. Оказалось, проводится проверка, но уже не в связи с похищением или незаконной выдачей гражданина, а в связи с «возможным превышением полномочий сотрудниками МВД», то есть человека уже не искали – видимо, убедились, что найти его невозможно.

В ответах на запросы фигурировала фраза «невозможно установить лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности».

9 декабря стало известно, что похищенный Санджарбек Сатвалдиев содержится в Андижанском отделении Службы национальной безопасности Узбекистана. По замечанию Ганнушкиной, это первый с июня 2005 года случай, когда гражданина России незаконно передали в Узбекистан.

И, наконец, Ганнушкина подробно рассказала о похищении в Москве семерых мусульман — уроженцев Кабардино-Балкарии, Дагестана, Таджикистана (http://www.memo.ru/2010/10/08/0810101.htm, http://www.memo.ru/2010/12/17/1712102.html). Все семеро возвращались на двух машинах в Долгопрудный и в Ховрино из мечети на ул. Большой Татарской в Москве. И все исчезли при невыясненных обстоятельствах.

Ганнушкина отметила, что, по её мнению, процесс распространения механизмов насилия, который из Чечни естественным образом перекинулся на весь Северный Кавказ, а потом и на всю Россию, и привёл к полной деструкции следственной и судебной системы. Система на сегодняшний день разложена, неуправляема и неуклонно продолжает разрушаться.

Выступавший следующим Олег Орлов не согласился с Ганнушкиной в вопросе о причинах распространения «северокавказских сценариев» действия силовиков на остальные регионы России. По его мнению, подобные «методы борьбы с терроризмом и преступностью», отработанные на Северном Кавказе, целенаправленно и систематически распространяются силовыми ведомствами на всю Россию.

Орлов сказал, что беззаконие расползается с Северного Кавказа, где бесследные исчезновения – обычный способ борьбы с терроризмом, бандитизмом и т.д. Он отметил, что, как и на Северном Кавказе, в таких случаях расследование похищений хоть как-то продвигается вперёд лишь под давлением правозащитников, адвокатов, родственников похищенных. Но, и даже начав под таким давлением делать какие-то шаги, сотрудники милиции и прокуратуры продолжают саботировать свои обязанности.

Орлов рассказал о похищении троих уроженцев Дагестана, которое произошло в октябре 2010 года в Москве (http://www.memo.ru/2010/11/08/0811103.htm). Один из похищенных был позже освобождён похитителями. Его опросили правозащитники, которые немедленно предоставили полученную информацию в органы Следственного комитета при прокуратуре. И тем не менее, этот важный свидетель был опрошен сотрудниками СКП лишь спустя более, чем полтора месяца, – во второй половине декабря. Вплоть до настоящего времени в нарушение норм установленных законом сроков продолжает проводиться проверка сообщения о совершении преступления, решение о возбуждении уголовного дела не принято. По словам Орлова, это характерный случай намеренного, злостного саботажа следствием расследования.

То, что расследование таких дел ведётся медленно и неэффективно, подтвердил и Эмиль Таубулатов – адвокат жён Чибиева, Абдуллаева и Магомедова (трое из семерых похищенных мусульман; о деле рассказывала Ганнушкина). И опять следствие ведёт проверку на предмет «превышения полномочий неустановленными сотрудниками УФСБ», а людей не ищет — они исчезли бесследно. По словам Таубулатова, в ведомствах ему отвечают: «Мы понимаем, что вы людей ищете, но у нас другие обязанности...».

Гульнара Бободжанова — представитель близких родственников Исрапилова, Хаидова, Гасанова и Наккаша (четверых похищенных мусульман, ехавших во второй машине). Она, сообщила, что судьба этих мужчин также до сих пор неизвестна, но, во всяком случае, адвокату удалось добиться возбуждения уголовного дела. Бободжанова надеется, что в этом случае всё же будет проведено эффективное расследование и пропавших людей найдут.

В заключение Светлана Ганнушкина сказала, что, чтобы описать происходящее, придётся провести не одну пресс-конференцию. Встречи с журналистами будут посвящены распространению на Московский регион отработанных на Северном Кавказе механизмов насилия, делам, в которых жертвы насилия оказываются на скамье подсудимых, а насильники объявляются жертвами, преследованию по национальному и религиозному признаку.

Пресс-релиз «ЧЕЧЕНИЗАЦИЯ» РОССИИ – ПОХИЩЕНИЯ И ИСЧЕЗНОВЕНИЯ ЛЮДЕЙ В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ»