Межрегиональная Общественная Организация

"КОМИТЕТ ПРОТИВ ПЫТОК"

603000, Н. Новгород, ул. Грузинская, д. 7б;

тел (831) 433-14-04, факс 433-61-01, E-mail: komitet@pytkam.net www.pytkam.net

4 февраля 2011 года
С ноября 2009 года в Чеченской Республике осуществляет работу сводная мобильная группа (СМГ) из представителей различных российских правозащитных организаций. Данная группа была сформирована с целью получения достоверной и проверенной информации о нарушениях прав человека в Чеченской Республике. Более того, задача группы – выявление причин неэффективного расследования фактов пыток и похищений в Чечне следственными органами при прокуратуре. Напомним, что факты неадекватности подобного расследования с всё учащающейся периодичностью констатирует в своих постановлениях Европейский суд по правам человека. В этой связи юристы сводной мобильной группы проводят общественное расследование по заявлениям граждан о пытках и похищениях, произошедших в последнее время в этом регионе России. В рамках своей деятельности юристы СМГ представляют законные интересы данных граждан, признанных потерпевшими по уголовным делам. Отметим, что подобные уголовные дела находятся в производстве различных территориальных подразделений Следственного управления Следственного комитета по Чеченской Республике.
В ходе работы по данным уголовным делам юристы СМГ неоднократно сталкивались с процессуальными нарушениями разного рода и уровня. Однако наиболее тревожными являются ситуации, когда следственные органы фактически лишены возможности расследовать дела. Связано это с неудовлетворительной работой сотрудников органов внутренних дел, которые систематически не выполняют поручения следователей, а также неспособностью руководства следственных органов исправить сложившуюся ситуацию.
Кроме того, зачастую складывается впечатление, что и сами следователи не проявляют особый энтузиазм в расследовании преступлений, к которым, предположительно, причастны сотрудники правоохранительных органов.
Следует отметить, что речь в данном случае идет об уголовных делах в связи с похищениями граждан – поистине «головной болью» правоохранительных органов Чеченской Республики. Осознавая актуальность данной категории преступлений, руководители правоохранительных органов (МВД, Прокуратура, Следственный комитет) издали несколько межведомственных приказов, касающихся раскрытия, расследования и прокурорского надзора по таким делам. Однако с сожалением приходится констатировать, что реализация норм этих весьма прогрессивных по своей сути нормативных актов происходит из рук вон плохо.
В марте 2009 года в целях наиболее качественного расследования уголовных дел, процессуальная деятельность по которым явилась предметом рассмотрения в Европейском Суде по правам человека, приказом Председателя Следственного комитета был сформирован второй отдел по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Чеченской Республике. Однако спустя два года приходится констатировать тот факт, что подобная мера не сильно изменила сложившуюся ситуацию.
28 декабря 2010 года Российская Федерация представила в Комитет ООН против пыток свой 5-й периодический доклад, где власти прокомментировали ситуацию с расследованием фактов пыток и похищений в Чечне.
Помимо прочего, в докладе указано, что в настоящее время в производстве упомянутого отдела № 2 находится 206 уголовных дел о преступлениях, связанных с похищениями, убийствами и безвестным исчезновением граждан (п. 365). При этом в докладе подчеркивается, что «в результате принятых мер по некоторым уголовным делам имеется положительная динамика, в частности, установлены с достаточной полнотой обстоятельства происшедших событий, имеются данные на лиц, причастных к преступлениям». Также отмечается, что при расследовании дел о похищениях, следователи «не ограничиваются стандартным комплексом следственных действий» (п. 374).
Однако реальные факты со всей очевидностью опровергают эти тезисы.
На деле следователи не выполняют – а зачастую элементарно лишены возможности выполнять – даже стандартные и очевидно необходимые следственные действия. При этом, «комплекс нестандартных следственных действий» остается благим пожеланием, содержащимся в ведомственных приказах. Юристам СМГ не известно ни одного случая, когда эти рекомендации были выполнены.

Ниже представлены конкретные примеры функциональной беспомощности следственных органов при прокуратуре в Чеченской Республике.


I

06 ноября 2009 года к сотрудникам СМГ обратилась Лида Хамзатовна Гайсанова, пояснившая, что 31 октября 2009 года в районе ее местожительства проводилась спецоперация силовых структур. При спецоперации сгорел ее дом, а сотрудники правоохранительных органов увезли ее дочь – Зарему Исмаиловну Гайсанову, 1969 года рождения. Дальнейшая судьба Гайсановой З.И. неизвестна.
По факту похищения дочери Гайсанова З.И. 01 ноября 2009 года обратилась в ОВД по Ленинскому району г. Грозного, однако дата обращения была исправлена на 09 ноября 2009 года (исправление заметно). В этот же день, то есть 01 ноября 2009 года, Гайсанова Л.Х. была опрошена оперуполномоченным ОУР КМ ОВД по Ленинскому району г. Грозного капитаном милиции Дакаевым, однако дата получения объяснения исправлена на 09 ноября 2009 года (исправление заметно). По факту внесения исправлений в заявление и объяснение Гайсановой в Ленинском межрайонном следственном отделе проводится отдельная проверка.
16 ноября 2009 года по факту похищения Заремы Гайсановой было возбуждено уголовное дело № 66094.
В самом постановлении о возбуждении уголовного дела указано, что «31.10.2009 г., около 17 часов 30 минут, из дома № 7, расположенного по 2-му переулку Дарвина Ленинского района г. Грозного неустановленными лицами в камуфлированной форме, передвигавшимися на автомашине марки «УАЗ», похищена и увезена в неизвестном направлении Гайсанова Зарема Исмаиловна».
С самого момента возбуждения уголовного дела версия о причастности к похищению представителей государственных силовых структур была одной из основных.
Как следует из материалов уголовного дела, следователем Ленинского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по ЧР Тамаевым М.Ф. было направлено три отдельных поручения в ОВД по Ленинскому р-ну г. Грозного с требованием о производстве целого ряда оперативно-розыскных мероприятий по установлению местонахождения Гайсановой З.И.
Первое поручение было направлено 20 ноября 2009 года, второе – 27 ноября 2009 года, третье – 06 декабря 2009 года. Кроме того, 26 ноября и 05 декабря 2009 года следователем Тамаевым были составлены рапорта на имя и.о. руководителя Ленинского МСО Хасбулатова о том, что поручения сотрудниками ОВД систематически не исполняются.
Все поручения сотрудниками ОВД были проигнорированы, в результате чего 05 декабря 2009 года было направлено представление о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления. В данном представлении указывалось, что следственные органы прокуратуры лишены возможности расследовать дело в связи с неудовлетворительной работой должностных лиц ОВД по Ленинскому р-ну г. Грозного. Однако и на это представление ответ в следственные органы прокуратуры из ОВД не поступил.
Руководством следственного управления в адрес Министра внутренних дел Алханова направлялись письменные обращения 09 и 23 декабря 2009 года, 27 января 2010 года о представлении информации о лицах, принимавших участие в проведении спецоперации, а также о назначении служебных проверок по фактам нарушения требований ч. 4 ст. 21 УПК РФ сотрудниками МВД. 18 мая 2010 года аналогичный запрос был направлен в МВД ЧР следователем, в производстве которого находилось уголовное дело.
Указанные сообщения остались без реакции.
На неоднократные запросы командиру 8-й роты полка ППСМ о предоставлении сведений о сотрудниках полка, принимавших участие в спецоперации, ответы не поступили.
До настоящего времени преступление не раскрыто, местонахождение похищенной не установлено, необходимые следствию документы не представлены, установлены и допрошены не все сотрудники органов внутренних дел, задействованные при проведении спецоперации.
27 апреля 2010 года следователь Тасуханов направил начальнику ОМ-1 по Ленинскому району УВД по г. Грозному письмо, в котором указал на неисполнение поручений от 20 и 21 апреля 2010 года о приводе свидетелей.
05 мая 2010 года следователь Тасуханов направил начальнику ОМ-1 по Ленинскому району УВД по г. Грозному поручение об исполнении целого ряда ранее данных и невыполненных еще с 2009 года поручений о производстве оперативно-розыскных мероприятий.
24 февраля 2010 года представителем Гайсановой было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля Главу ЧР Кадырова Р.А. с целью выяснения известных ему обстоятельств по делу, так как он возглавлял спецоперацию, в ходе которой исчезла Гайсанова.
26 февраля 2010 года данное ходатайство было удовлетворено следователем.
Впоследствии дело было передано в производство другому следователю, который длительное время не исполнял указанное выше удовлетворенное ходатайство.
22 апреля 2010 года данное бездействие следователя было обжаловано руководству второго отдела по расследованию особо важных дел СУ СК ЧР.
26 апреля 2010 года и.о. руководителя второго отдела Аникеева Е.С. вынесла постановление об отказе в удовлетворении жалобы. В своем постановлении Аникеева, в частности, указала, что «допросить Кадырова не представилось возможным в связи с его загруженностью по работе».
Данное постановление было обжаловано представителем Гайсановой в суд. 10 декабря 2010 решением суда производство по жалобе было прекращено в связи с тем, что обжалуемое постановление было отменено 09 декабря 2010 года заместителем руководителя СУ СК ЧР как незаконное и необоснованное.
До настоящего времени, спустя почти год с момента удовлетворения ходатайства ключевой свидетель по делу так и не допрошен.
Анализ материалов общественного расследования позволяет утверждать, что сотрудники ОВД по Ленинскому району г. Грозного своевременно и эффективно не прореагировали на сообщение Гайсановой Л.Х. о похищении дочери. Соответственно, сразу после обращения дежурный по ОВД никаких мер не принял, опергруппа на место происшествия не выехала, план «перехват» не был объявлен.
В дальнейшем сотрудники ОВД сфальсифицировали даты регистрации заявления и опроса заявительницы с целью сокрытия своего бездействия по сообщению о преступлении. Кроме этого, начальник ОВД по Ленинскому району г. Грозного, в нарушение требований УПК РФ, саботировал выполнение поручений следователя о проведении оперативно-розыскных мероприятий.
Кроме того, различные силовые структуры, в нарушение УПК РФ, отказываются сообщать следствию данные о лицах, принимавших участие в спецоперации. Указанные факты дают обоснованное основание полагать, что к похищению Гайсановой З.И. причастны сотрудники правоохранительных органов. В противном случае у них не было бы оснований для саботирования требований следователя, проводящего расследование по факту похищения Гайсановой З.И.



II

07 декабря 2009 года в СМГ обратилась Раиса Саидахмедовна Турлуева, которая пояснила, что ее сын, Саид-Салех Абдулганиевич Ибрагимов, 1990 года рождения, 21 октября 2009 года был задержан сотрудниками специального полка милиции УВО при МВД по ЧР по охране объектов нефтегазового комплекса Чечни. В течение несколько дней Ибрагимов С-С.А. предположительно находился в помещениях полка. Дальнейшая судьба Ибрагимова С-С.А. неизвестна.

Юристами СМГ было установлено, что 21 октября 2009 года Ибрагимов С-С.А. был задержан и доставлен сотрудниками полка УВО при МВД по ЧР в административное здание полка, расположенное в г. Грозном. Туда же около 24 часов того же дня был доставлен Аднан Абдуллаевич Ибрагимов (родной дядя Сайд-Салеха), который видел Ибрагимова С-С.А. и разговаривал с ним. Со слов Ибрагимова А.А., в это же время в кабинете присутствовало большое количество сотрудников полка, которые высказывали претензии Ибрагимову С-С.А. и угрожали его убить в качестве кровной мести в связи с гибелью их товарища во время боестолкновения по месту жительства Ибрагимова С-С.А. Речь идет о боестолкновении сотрудников правоохранительных органов с членами НВФ днем 21 октября 2009 года в доме Ибрагимова А.А. в с. Гойты. После разговора Ибрагимова А.А. отпустили, а Ибрагимова С-С.А. оставили на территории полка.

В дальнейшем руководство полка сообщило, что Ибрагимов С-С.А. в 24 часа 40 минут был выпущен с территории полка. В то же время, следователь Ачхой-Мартановского межрайонного следственного отдела, проводивший проверку по факту исчезновения Ибрагимова С-С.А., пытался исключить из объяснений Ибрагимова А.А. и Турлуевой Р.С. сведения о пребывании Ибрагимова С-С.А. в полку УВО, объясняя это опасностью для них. По данному поводу юристами СМГ была подана жалоба на действия следователя, в удовлетворении которой было отказано.

28 декабря 2009 года по сообщению о безвестном исчезновении Ибрагимова было возбуждено уголовное дело № 66102. В ходе производства по данному уголовному делу возникла необходимость допросить в качестве свидетелей сотрудников данного подразделения.
Следователем 08 февраля 2010 года, 12 марта 2010 года, 14 мая 2010 года, 21 июня 2010 года в адрес руководства ОВД по Ленинскому району г. Грозного, руководства МВД по Чеченской Республике направлялись письма и поручения об обеспечении явки командира полка Делимханова, командира 6 роты Абдурешидова и других лиц для допроса в качестве свидетелей.
Указанные сотрудники от явки к следователю уклонились, ответы на поручения и письма получены не были.
12 июля 2010 года в адрес Министра внутренних дел было направлено письмо с целью обеспечения их явки для производства следственных действий. Соответствующего реагирования не последовало.
Допросы Делимханова и Абдурешидова произведены следователем лишь 23 июля 2010 года с выездом на их рабочие места, с указанными сотрудниками планируется дальнейшее проведение следственных действий с необходимостью прибытия их в следственное управление.
В дальнейшем, в августе 2010 года следователь запланировал проведение очной ставки между свидетелями Делимхановым и дядей пропавшего. Однако проведение очной ставки неоднократно откладывалось в связи с неявкой свидетеля Делимханова.
До настоящего времени очная ставка так и не проведена.
Кроме того, не дана оценка законности доставления Сайд-Салеха Ибрагимова в расположение УВО. Местонахождение самого Сайд-Салеха Ибрагимова не установлено, производство по уголовному делу постоянно приостанавливается и возобновляется.


III

04 декабря 2009 года в СМГ обратилась Айма Аднановна Макаева, сообщившая, что ее сын, Апти Рамазанович Зайналов, 28 июня 2009 года был задержан сотрудниками правоохранительных органов в г. Грозном. При этом Апти Зайналов оказал сопротивление, в результате чего был ранен. После этого Зайналов несколько дней находился под вооруженной охраной на лечении в Ачхой-Мартановской центральной районной больнице.
07 июля 2009 года, после обращения Макаевой А.А. по этому факту в прокуратуру и ОВД по Ачхой-Мартановскому району, Зайналов А.Р. был вывезен вооруженными лицами с территории больницы. Дальнейшая судьба Зайналова А.Р. неизвестна.
28 июля 2009 года по факту исчезновения Зайналова А.Р. на территории Ачхой-Мартановской ЦРБ было возбуждено уголовное дело № 74032.
Юристами СМГ, допущенными к участию в уголовном процессе в качестве представителей потерпевшего, были заявлены два ходатайства о производстве большого количества следственных действий, необходимых для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Однако следователь отказал в удовлетворении этих ходатайств. Отказ следователя был обжалован в Старопромысловский районный суд г. Грозного, который своим постановлением от 29 января 2010 года признал действия следователя незаконными.
Путем опроса свидетелей, изучения материалов уголовного дела, юристами СМГ было установлено, что 28 июня 2009 года Зайналов был задержан неустановленными лицами, при этом в отношении него было применено огнестрельное оружие. Впоследствии, следователь, в производстве которого находилось уголовное дело, изъял пулю с места задержания, но только тогда, когда ее при собственном осмотре места происшествия обнаружили юристы СМГ (!).
Установлено, что по факту применения огнестрельного оружия на место происшествия выезжали неустановленные сотрудники милиции, однако необходимые оперативно-следственные действия при этом выполнены не были. По данному факту в настоящее время проводится отдельная проверка следователем Ленинского межрайонного следственного отдела. Однако до настоящего момента следователем не установлены личности сотрудников милиции, выезжавшие на место происшествия 28 июня 2009 года.
В ходе расследования достоверно установлено, что медицинский персонал ЦРБ, в нарушение Инструкции о порядке взаимодействия лечебно-профилактических учреждений и органов внутренних дел РФ при поступлении в лечебно-профилактические учреждения граждан с телесными повреждениями насильственного характера (утв. Приказом Минздрава и МВД РФ 09.01.1998 г. № 4/8), не сообщил в Ачхой-Мартановский ОВД о поступлении Зайналова А.Р. в больницу. При этом сотрудники больницы показали, что считали лиц, охранявших неизвестного пациента с огнестрельным ранением, сотрудниками милиции, поэтому и не сообщили в ОВД о поступлении такого пациента.
Более того, в период нахождения Зайналова в больнице, туда по заявлению Макаевой выезжал с проверкой бывший и.о. Ачхой-Мартановского межрайонного прокурора Потанин Ю.В., который встречался с бывшим главным врачом больницы Хатаевым Р.Л., установил факт нахождения Зайналова А.Р. в больнице под охраной вооруженных лиц, но дальнейших мер по надлежащему разбирательству не принял.
Полагаем, можно обоснованно предположить, что бывшему и.о. прокурору было известно, что Зайналов А.Р. находился под охраной именно сотрудников правоохранительных органов. В противном случае, им были бы оперативно приняты меры по установлению личностей и задержанию неизвестных вооруженных лиц (возможно, членов НВФ).
Надеяться в такой ситуации на эффективное раскрытие и расследование данного преступления не приходится, что и подтверждают результаты следствия.
По прошествии полутора лет расследования местонахождение Зайналова так и не установлено, лица, причастные к совершению данного преступления, также не установлены, к уголовной ответственности за незаконное бездействие не привлечены ни бывший и.о. прокурора, ни бывший главврач больницы.



IV

11 декабря 2009 года Ислам Ирисбаевич Умарпашаев, 1986 года рождения, был похищен неизвестными вооруженными лицами из своего дома в городе Грозном. 28 декабря 2009 года по факту похищения Умарпашаева было возбуждено уголовное дело № 68042. 02 апреля 2010 года Ислам Умарпашаев был отпущен из места его незаконного содержания. Со слов самого Умарпашаева, он содержался в подвале дома на территории базы одного из подразделений чеченской милиции – отряда милиции особого назначения Министерства внутренних дел по Чеченской Республике (ОМОН).
01 сентября 2010 года Ислам Умарпашаев официально потребовал от следователя проведения с личным участием самого Ислама и участием его представителя осмотра места происшествия – территории базы ОМОН. 03 сентября 2010 года следователь формально согласился с данным требованием. Между тем, до сих пор осмотр места происшествия следователем так и не проведен.
21 сентября 2010 года Ислам Умарпашаев, как потерпевший, был вызван следователем Гайрбековым для проведения запланированной проверки показаний Ислама на месте. Однако следователь лишь дополнительно допросил Умарпашаева, отказавшись ехать на территорию базы ОМОН. Проверка показаний на месте была перенесена на следующий день. Однако 22 сентября 2010 года следователь Гайрбеков по телефону сообщил представителю потерпевшего, что это следственное действие в этот день проводиться не будет. Проверка показаний на месте была назначена на 27 сентября 2010 года. Однако в этот день она также не была проведена. Со слов следователя, сотрудники ОМОН отказали ему в допуске на территорию базы (!). Таким образом, проверка показаний потерпевшего на месте не проведена до сих пор.
28 сентября 2010 года следователь Гайрбеков предъявил Исламу для опознания фотографии сотрудников ОМОН (12 фотографий). Из них Умарпашаев опознал двух сотрудников милиции. На вопрос, когда будут предъявлены фотографии остальных сотрудников, следователь ответил, что у него нет фотографий всего личного состава ОМОН, и что решение вопроса о предоставлении остальных фотографий зависит не от него. На сегодняшний день фотографии иных сотрудников ОМОН Исламу Умарпашаеву для опознания так и не предъявлены.
30 марта 2010 года следователем Следственного управления в адрес начальника ОВД по Октябрьскому району г. Грозного направлено поручение о проверке информации о содержании похищенного на территории базы ОМОН, об установлении свидетелей с указанием их имен. 19 мая 2010 года поступил формальный ответ за подписью заместителя начальника отдела Рашидова о том, что мероприятия по установлению сотрудников ОМОН продолжаются.
27 мая 2010 года следователем Следственного управления в адрес начальника ОМ № 2 УВД по г. Грозному направлено поручение об установлении лиц, с которыми Умарпашаев общался во время нахождения, как он полагает, в ОМОН МВД по ЧР. 03 июня 2010 года поступил формальный ответ заместителя начальника ОМ № 2 о том, что установить личности этих людей не представилось возможным.



V

12 ноября 2009 года в СМГ обратились Денилбек Сахабович Асхабов и Тамара Хароновна Асхабова, которые пояснили, что в ночь с 04 на 05 августа 2009 года неизвестными вооруженными лицами в масках из собственного дома был похищен их сын – Абдул-Язит Денилбекович Асхабов. Дальнейшая судьба Абдул-Язита Асхабова неизвестна.
Сразу после похищения Асхабов Д.С. сообщил о похищении в дежурную часть ОВД по Шалинскому району и участковому уполномоченному милиции ОВД по Шалинскому району Кадиеву А.С. Однако сотрудниками милиции по факту похищения Асхабова А.Д. никаких мер принято не было, на место происшествия оперативная группа не была направлена, перехват похитителей не производился. В дальнейшем сотрудниками милиции никаких мер по установлению обстоятельств похищения Асхабова А.Д. также не производилось.
05 августа 2009 года по факту похищения Абдул-Язита Асхабова было возбуждено уголовное дело № 72028.
05 и 16 октября 2009 года следователем Шалинского МСО Бакаевым Х.Х. были направлены поручения в ОВД по Шалинскому району с требованием о создании оперативной группы и производстве целого ряда оперативно-розыскных мероприятий по установлению местонахождения Асхабова А.-Я.Д., в том числе – об установлении свидетелей и очевидцев, о проведении подворного обхода и др.
Все поручения сотрудниками ОВД были проигнорированы, в результате чего 19 октября 2009 года руководителем Шалинского МСО было направлено представление начальнику ОВД Даудову М.Х. о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления. В данном представлении указывалось, что следственные органы прокуратуры лишены возможности расследовать дело в связи с неудовлетворительной работой должностных лиц ОВД по Шалинскому району. Однако и на это представление ответ в следственные органы прокуратуры из ОВД не поступил.
По тому же делу следователь отдела по расследованию особо важных дел № 2 СУ СК при прокуратуре РФ по ЧР Пашаев М.С. четырежды (26 января 2010 года, 28 февраля 2010 года, 09 марта 2010 года и 05 мая 2010 года) направлял командиру полка ППСМ СН им. Кадырова при МВД по ЧР запросы о предоставлении фотокарточек сотрудников полка для производства опознания. Однако ответы на данные запросы следователю так и не поступили.
11 мая 2010 года в адрес Министра внутренних дел ЧР исполняющим обязанности руководителя следственного управления направлено письмо о допускаемых нарушениях требований ч. 4 ст. 21 УПК РФ должностными лицами полка ППСМ, однако реакции на данное письмо не последовало.
09 апреля 2010 года следователем второго отдела по расследованию особо важных дел М.С.Пашаевым был осуществлен выезд в полк ППСМ СН № 2 им. Кадырова для производства выемки фотографий сотрудников полка. Сотрудник полка ППСМ СН № 2 им. Кадырова отказал следователю в производстве выемки (!) в связи с тем, что «в полку ППСМ СН № 2 им. Кадырова проходят службу более 900 человек, часть из которых принимают участие в контртеррористических операциях на всей территории Чеченской Республики», ссылаясь на Федеральный закон о противодействии терроризму.
Невозможность произвести данное следственное действие явилось основанием для отказа следователя возобновить производство по уголовному делу.
До настоящего времени А-Я. Асхабов не найден, личности похитителей не установлены.


VI

23 мая 2010 года в СМГ обратился Адлан Усманович Идрисов, заявивший об избиении и фальсификации уголовного дела в отношении его сына, Зубайра Адлановича Идрисова, 1991 года рождения.
3 августа 2009 года в с. Автуры был подорван автомобиль начальника ОВД по Шалинскому району М. Даудова. Во время теракта Зубайр Идрисов находился в с. Курчалой. Как пояснил заявитель, в ночь с 4 на 5 августа 2009 года Зубайр Идрисов был похищен неизвестными вооруженными людьми в масках. Одновременно с Идрисовым из соседнего дома был похищен Зелимхан Султанович Аслаханов, 1990 года рождения. Спустя три часа Идрисов и Аслаханов были освобождены в районе автозаправочной станции недалеко от села Мескерт-Юрт. Во время похищения в отношении Идрисова и Аслаханова применялось физическое насилие. Похитители требовали сообщить сведения об участниках покушения на начальника ОВД по Шалинскому району, произошедшего 3 августа 2009 года.
2 сентября 2009 года в с. Автуры сотрудниками правоохранительных органов были задержаны Аслаханов и Идрис Анзурович Межидов, 1990 года рождения. При этом Зубайр Идрисов, которого также пытались задержать сотрудники милиции, скрылся. Ночью Идрисовым позвонил начальник ОВД по Шалинскому району Магомед Даудов и потребовал доставить к нему Зубайра Идрисова. 3 сентября 2009 года около 13 часов Адлан Идрисов и его жена – Ану Идрисова – привезли Зубайра Идрисова в ОВД по Шалинскому району. Идрисовы передали сына Магомеду Даудову в его служебном кабинете.
Вечером этого же дня в телевизионной новостной программе показали сюжет, в котором Президент Чеченской Республики Р.А. Кадыров разговаривал с Межидовым И., Идрисовым З. и Аслахановым З. на территории батальона внутренних войск «Юг». В разговоре принимал участие отец Межидова. Про задержанных говорилось, что они хотели взорвать начальника ОВД по Шалинскому району М.Даудова.
Сам Зубайр Идрисов сообщил о применении к нему насилия сотрудниками милиции с целью заставить признаться в совершении покушения на Даудова.
В дальнейшем Идрисову, Межидову и Аслаханову было предъявлено обвинение в совершении покушении на жизнь Даудова, и они были осуждены.
В ходе следствия и судебного рассмотрения дела сторона обвинения утверждала, что все трое были задержаны 4 сентября 2009 года при попытке уйти в горы с оружием. При этом был совершенно проигнорирован тот факт, что новость о задержании троих «террористов» и видеосюжет об этом появились в средствах массовой информации уже поздно вечером 3 сентября и рано утром 4 сентября.
Далее, фотографии, которые, согласно материалам дела, были сделаны в ходе осмотра места происшествия (места задержания), по утверждению эксперта, изготовить не удалось вследствие неисправности фотоаппарата. Однако в распоряжении юристов СМГ оказались фотографии с этого осмотра места происшествия, на которых Идрисов запечатлен с явными телесными повреждениями на лице. Указанные фотографии были направлены в следственные органы в качестве приложения к заявлению о возбуждении уголовного дела по факту фальсификации материалов дела. Однако в возбуждении уголовного дела было отказано, поскольку происхождение данных фотографий для следователя «неизвестно». Сам факт подлинности или фальшивости фотографий следователя не интересовал, соответствующие экспертизы назначены не были.
По заявлению Идрисова об избиении также вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое, по мнению юристов СМГ, является незаконным и необоснованным. Все доводы касательно этого постановления изложены в многочисленных жалобах как в следственные органы, так и в суд.
В настоящее время работа по заявлению Идрисова продолжается.


***

По всем названным делам в Европейском суде по правам человека находятся соответствующие жалобы, и можно утверждать, что вышеназванные факты бездействия органов власти при расследовании столь серьезных преступлений не останутся без оценки Страсбургских судей.
Скованность следственных органов Чечни невольно подтверждается статистикой, которая направляется федеральными органами власти России в международные инстанции, в Организацию Объединенных Наций. Так, из того же 5-го периодического доклада от 28 декабря 2010 года видно следующее.
В 2008 году в следственные органы поступило 102 сообщения о применении жестокого обращения. По результатам проведенных проверок по сообщениям о применении жестокого обращения в 2008 году уголовные дела не возбуждались (п. 359). В 2009 году в следственные органы поступило 127 подобных сообщений. По результатам проверок сообщений возбуждено всего одно уголовное дело, по 126 приняты решения об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 361).
С момента работы в Чечне Следственного комитета по 2009 год поступило 151 заявление о похищении человека. По результатам рассмотрения заявлений возбуждено 71 уголовное дело, из них в 2008 году – 19, в 2009 году – 40. Однако в суд в 2009 году направлено лишь одно (!) уголовное дело, а в 2008 году – только 4 (п. 376).
По фактам безвестного исчезновения граждан на территории Чеченской Республики за период с 2007 по 2009 год поступило 427 заявлений. За указанный период возбуждено 142 уголовных дела. Однако в суд уголовные дела за все это время ни разу не направлялись (п. 377)!
Приведенные – официальные – данные иллюстрируют всю неспособность следственных органов Чеченской Республики проводить эффективное расследование по фактам пыток и похищений граждан.


За время работы СМГ юристы сводной мобильной группы обжаловали многочисленные выявленные нарушения в различные инстанции – руководству следственных органов, руководству органов внутренних дел, в прокуратуру и в суд.
В судебные инстанции в порядке статьи 125 УПК РФ было подано 30 жалоб. Из них 11 жалоб было удовлетворено. Еще по 9 жалобам суд прекращал производство, поскольку обжалуемые нарушения признавались и исправлялись руководителями следственных органов после подачи жалобы в суд, но до вынесения решения суда. Следует особо отметить эту порочную практику отмены руководителями следственных органов незаконных процессуальных решений не сразу после их вынесения, в рамках реализации функции процессуального контроля, а только после того, как они были обжалованы в суд участниками уголовного процесса.
Кроме того, за время работы СМГ было направлено более 30 жалоб и обращений о нарушении законности в различные подразделения Следственного комитета РФ, в том числе руководителю Следственного управления по Чеченской Республике. Реакцией на подобные обращения стало, в частности, письмо руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Чеченской Республике Леденева В.А. в адрес Министра внутренних дел по ЧР Алханова Р.Ш. (исх. № 396-201/2-191-10 от 17.08.2010 г.) о систематическом неисполнении сотрудниками органов внутренних дел поручений и запросов следователей (письмо прилагается). Из этого письма следует, что неутешительные выводы юристов СМГ признаются и во многом разделяются руководством Следственного управления по Чеченской Республике.
Юристы СМГ неоднократно обсуждали проблему отсутствия эффективного расследования как с руководством правоохранительных органов (Министр внутренних дел по ЧР Алханов Р.Ш., первый заместитель министра внутренних дел по ЧР Янишевский А.Б., прокурор ЧР Савчин М.М., заместитель прокурора ЧР Шавкута С.В., заместитель начальника Следственного управления ЧР Пашаев С.М.), так и с Главой Чечни Кадыровым Р.А. Все указанные должностные лица полностью или частично соглашались с наличием такой проблемы и высказывали готовность принимать меры для ее решения. Однако никаких улучшений ситуации на протяжении всего 2010 года в практике расследования уголовных дел, связанных с похищениями людей, не произошло.
На основании изложенного, можно утверждать, что отдельные подразделения органов внутренних дел Чечни находятся вне правового поля Российской Федерации и абсолютно не контролируются уполномоченными на то государственными органами – прокуратурой, следственном комитетом. Жалобы на незаконные действия сотрудников этих подразделений фактически не расследуются, невзирая на их очевидную причастность к совершенным преступлениям. Более того, ситуация, когда требования и указания высокопоставленных следователей и прокуроров игнорируются сотрудниками силовых структур, порой рядовыми милиционерами, просто немыслима в любом правовом и демократическом государстве.
Неэффективное расследование фактов пыток и похищений в России приводит к позору нашего государства на международной арене, является грубейшим нарушением общепризнанных норм и принципов права.
Подобная ситуация подрывает основы конституционного строя нашей страны, демонстрирует населению Чеченской Республики и других российских регионов откровенную неспособность федеральных органов власти обеспечить соблюдение Конституции РФ на территории Чечни.
Сложившаяся проблема требует безотлагательного и кардинального разрешения. Мы призываем руководство Российской Федерации незамедлительно поставить под свой контроль решение этой острой проблемы и принять срочные меры для создания эффективного механизма для расследования жалоб на преступления, совершенные сотрудниками подразделений МВД Чечни.


С уважением,


Председатель
МРОО «Комитет против пыток» Каляпин И.А.


Приложение: письмо руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Чеченской Республике Леденева В.А.





7