ПРАВОЗАЩИТНЫЙ ЦЕНТР "МЕМОРИАЛ"
MEMORIAL HUMAN RIGHTS CENTER
127051, Россия, Москва, Малый Каретный пер., д. 12
Тел. +7 (495) 225-3118
Факс +7 (495) 624-2025
E-mail: memhrc@memo.ru
Web-site: http://www.memo.ru

28 июля 2011 года

Закон об уполномоченном по правам человека в Чечне противоречит Конституции России

В конце июля представители МРОО "Комитет против пыток" обратились к генеральному прокурору Российской Федерации Ю. Чайке и к прокурору Чеченской Республики М. Савчину в связи с законом об "Уполномоченном по правам человека в Чеченской Республике". Дело в том, что закон противоречит Конституции РФ.

Заняться сопоставлением законов правозащитников заставили высказывания нынешнего чеченского обмудсмана Н. Нухажиева. 29 октября 2010 года в судебном участке мирового судьи №363 района Хамовники он был допрошен в качестве свидетеля по уголовному делу о клевете О. Орлова на Р. Кадырова.

Ответив на вопросы прокурора и представителя потерпевшего, Нухажиев попытался отказаться отвечать на вопросы подсудимого Орлова. Нухажиев обратился к судье К. Морозовой со следующим заявлением: "Ваша честь, разрешите мне воспользоваться правом, предоставленным мне федеральным конституционным законом «Об Уполномоченных по правам человека» и конституционным законом «Об Уполномоченном по правам человека в Чеченской Республике», не давать показания в суде по уголовно-гражданским делам по случаям, ставшим известными мне при исполнении своих служебных обязанностей, в отношении Орлова в данном случае, именно Орлова. Отвечу на вопросы его адвоката и других лиц". В ответ судья Морозова сказала: "Суд Вам разъяснял права, что Вы вправе не свидетельствовать против себя самого, соответственно близких родственников, круг которых определён федеральным законом. Если есть какие-то вопросы, которые Вам задаёт подсудимый Орлов Олег Петрович, Вы не можете на них ответить, не знаете или считаете, что это каким-либо образом затрагивает лично Вас и, соответственно, Ваших близких родственников, то Вы можете обратиться к суду, и я уже решу, соответственно, какие вопросы могут быть или не быть сняты, а на какие вопросы Вам нужно будет отвечать". Только после этого "исключительно из уважения к судье" Нухажиев ответил на вопросы Орлова.

Позднее выяснилось, что в конституционном законе Чеченской Республики «Об Уполномоченном по правам человека в Чеченской Республике» в отношении омбудсмана республики действительно закреплён особый порядок производства по уголовным делам, тогда как, исходя из Конституции РФ и Уголовно-процессуального кодекса РФ, такая норма для региональных уполномоченных установлена быть не может. Среди категорий лиц, которые в суде по уголовным делам обладают особыми правами, в УПК указан лишь федеральный уполномоченный по правам человека. Трактовать кодекс расширительно, чем, вероятно, и грешил Нухажиев на суде, непозволительно. Наделять особыми правами обмудсманов регионов, пользуясь нормой, установленной для федерального чиновника, незаконно.

Авторы обращения – председатель «Комитета против пыток» И. Каляпин и его помощник по правовой и аналитической работе Д. Казаков – требуют от прокуроров "принять все необходимые меры для приведения конституционного закона Чеченской Республики "Об Уполномоченном по правам человека в Чеченской Республике" в соответствие с федеральным законодательством".

В известность о выявленном противоречии также поставлен уполномоченный по правам человека в РФ В. Лукин.

Стенограмма судебного заседания по уголовному делу Орлова от 29 октября 2010 года (в том числе допроса Н. Нухажиева).

Текст обращения "Комитета против пыток" к прокурору Ю. Чайке:



Генеральному прокурору Российской Федерации

Чайке Ю.Я.

Уважаемый Юрий Яковлевич!

14 октября 2010 г. в мировом суде судебного участка №363 района Хамовники г.Москвы прошло очередное заседание в рамках рассмотрения уголовного дела по обвинению председателя Совета Правозащитного центра "Мемориал" Олега Орлова в клевете в отношении Главы Чеченской Республики Кадырова Р.А.

На данном судебном заседании в качестве свидетеля, среди прочих, был допрошен Уполномоченный по правам человека в Чеченской Республике Нухажиев Н.С.

Как следует из стенограммы судебного заседания (http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/176327/?print=true), в ходе допроса Нухажиев Н.С. пытался отказаться отвечать на вопросы подсудимого, сославшись не некий якобы имеющийся у него свидетельский иммунитет:

«Свидетель Нухажиев: Ваша честь, разрешите мне воспользоваться правом, предоставленным мне федеральным конституционным законом об Уполномоченных по правам человека и конституционным законом об Уполномоченном по правам человека в Чеченской Республике не давать показания в суде по уголовно-гражданским делам по случаям, ставшим известными мне при исполнении своих служебных обязанностей в отношении Орлова в данном случае, именно Орлова. Отвечу на вопросы его адвоката и других лиц.

Судья Морозова (Нухажиеву): Суд Вам разъяснял права, что Вы вправе не свидетельствовать против себя самого, соответственно близких родственников, круг которых определен федеральным законом. Если есть какие-то вопросы, которые Вам задает подсудимый Орлов Олег Петрович, Вы не можете на них ответить, не знаете или считаете, что это каким-либо образом затрагивает лично Вас и, соответственно, Ваших близких родственников, то Вы можете обратиться к суду, и я уже решу, соответственно, какие вопросы могут быть или не быть сняты, а на какие вопросы Вам нужно будет отвечать».

Упоминание Нухажиевым Н.С. некоего имеющегося у него в связи с занимаемой должностью свидетельского иммунитета заставило нас изучить соответствующее законодательство, в частности, действующий в настоящее время в Чеченской Республике действует конституционный закон Чеченской Республики «Об Уполномоченном по правам человека в Чеченской Республике». На основании анализа данного закона нами был сделан однозначный вывод о несоответствии данного нормативно-правового акта федеральному законодательству.

В соответствии с положениями Конституции России, уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство находятся в исключительном ведении Российской Федерации (п. «о» ст.71 Конституции).

Статья 76 Конституции Российской Федерации устанавливает, что «Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам», принятым по вопросам исключительного ведения Российской Федерации или совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Уголовно-процессуальный кодекс, являясь федеральным законом, принятым по вопросу исключительной компетенции Российской Федерации, устанавливает категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам. К таковым относятся:

1) члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы, депутаты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, депутаты, члены выборного органа местного самоуправления, выборные должностные лица органа местного самоуправления;

2) судьи Конституционного Суда Российской Федерации, судьи федерального суда общей юрисдикции или федерального арбитражного суда, мирового судьи и судьи конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации, присяжные или арбитражные заседатели в период осуществления ими правосудия;

3) Председатель Счетной палаты Российской Федерации, его заместитель и аудиторы Счетной палаты Российской Федерации;

4) Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации;

5) Президент Российской Федерации, прекративший исполнение своих полномочий, а также кандидат в Президенты Российской Федерации;

6) прокуроры;

6.1) Председатель Следственного комитета Российской Федерации;

6.2) руководители следственных органов;

7) следователи;

8) адвокаты;

9) члены избирательной комиссии, комиссии референдума с правом решающего голоса;

10) зарегистрированные кандидаты в депутаты Государственной Думы, зарегистрированные кандидаты в депутаты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации.

Перечень категорий лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам, содержится только в УПК РФ, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. При этом, в указанном перечне отсутствует такая специальная категория, как уполномоченные по правам человека в субъектах Российской Федерации.

При этом, закон «Об Уполномоченном по правам человека в Чеченской Республике» устанавливает, что «Уполномоченный обладает неприкосновенностью в течение всего срока его полномочий. Он не может быть без согласия Народного Собрания Парламента Чеченской Республики привлечен к уголовной или административной ответственности, налагаемой в судебном порядке, задержан, арестован, подвергнут обыску, за исключением случаев задержания на месте преступления, а также подвергнут личному досмотру, за исключением случаев, когда это предусмотрено законодательством для обеспечения безопасности других лиц. Неприкосновенность Уполномоченного распространяется на его жилое и служебное помещения, багаж, личное и служебное транспортные средства, переписку, используемые им средства связи, а также на принадлежащие ему документы.

В случае задержания Уполномоченного на месте преступления должностное лицо, произведшее задержание, немедленно уведомляет об этом Народное Собрание Парламента Чеченской Республики, которое должно принять решение о даче согласия на дальнейшее применение этой процессуальной меры. При неполучении в течение 24 часов согласия Народного Собрания Парламента Чеченской Республики на задержание Уполномоченный должен быть немедленно освобожден» (ст.11 вышеназванного закона).

Очевидно, однако, что установление в законе субъекта федерации гарантий неприкосновенности для Уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике вступает в прямое противоречие с федеральным законом (УПК РФ), что является недопустимым.

Далее, согласно ч.2 ст.23 конституционного закона Чеченской Республики «Об Уполномоченном по правам человека в Чеченской Республике», «Уполномоченный вправе отказаться от дачи свидетельских показаний по гражданскому или уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с выполнением его обязанностей».

Следует отметить, что данное положение также вступает в противоречие с федеральным законодательством, регулирующим уголовное и гражданское судопроизводство.

Как и уголовное судопроизводство, вопросы судопроизводства в гражданско-правовой сфере относятся к компетенции Российской Федерации (п. «о» ст.71 Конституции).

Приведенная выше цитата из закона Чеченской Республики фактически дословно повторяет аналогичную норму из федерального конституционного закона от 26 февраля 1997 года N 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации».

Однако Уполномоченный по правам человека в РФ и Уполномоченные по правам человека в субъектах РФ – совершенно различные субъекты правоотношений.

Так, Гражданский процессуальный кодекс РФ прямо называет Уполномоченного РФ по правам человека как лицо, обладающее свидетельским иммунитетом. При этом никакого упоминания Уполномоченных по правам человека в субъектах РФ ГПК не содержит.

Уголовно-процессуальный кодекс, в свою очередь, не содержит упоминания ни Уполномоченного по правам человека в РФ, ни Уполномоченных по правам человека в субъектах РФ как лиц, обладающих свидетельским иммунитетом. При этом, однако, не следует забывать, что федеральный конституционный закон (в нашем случае ФКЗ №1 «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации») имеет более высокую юридическую силу, нежели федеральный закон (в нашем случае УПК РФ). А это значит, что свидетельский иммунитет, установленный для Уполномоченного по правам человека в РФ соответствующим федеральным конституционным законом, действует несмотря на отсутствие соответствующей нормы в УПК РФ.

Что же касается Уполномоченных по правам человека в субъектах РФ, то отсутствие установленного свидетельского иммунитета в федеральном законодательстве (в том числе в федеральных конституционных законах) для данной категории лиц означает отсутствие такого иммунитета вообще. А установление подобного иммунитета на уровне законодательства субъекта РФ является незаконным.

Мы убеждены, что противоправное, самовольное установление иммунитетов в сфере уголовного и гражданского судопроизводства законами субъектов Российской Федерации в отношении каких бы то ни было категорий или отдельных лиц вступает в острое противоречие с принципами законности и единообразия правового регулирования. В данном случае налицо необходимость оспаривания и приведения конституционного закона Чеченской Республики «Об Уполномоченном по правам человека в Чеченской Республике» в соответствие с законами Российской Федерации.

Федеральное законодательство устанавливает полномочия прокурора по обеспечению соответствия Конституции Российской Федерации и федеральным законам законов и иных правовых актов субъекта Российской Федерации.

Так, статья 27 Федерального закона от 06.10.1999 года N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» устанавливает, что «правовые акты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации…, противоречащие Конституции Российской Федерации, федеральным законам, конституции (уставу) и законам субъекта Российской Федерации, подлежат опротестованию соответствующим прокурором или его заместителем в установленном законом порядке».

Статья 23 закона «О прокуратуре Российской Федерации» указывает, что «прокурор или его заместитель приносит протест на противоречащий закону правовой акт в орган или должностному лицу, которые издали этот акт, либо в вышестоящий орган или вышестоящему должностному лицу, либо обращается в суд в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством Российской Федерации».

На основании изложенного, убедительно просим:

1) в рамках имеющихся у Вас полномочий принять все необходимые меры для приведения конституционного закона Чеченской Республики «Об уполномоченном по правам человека в Чеченской Республике» в соответствие с федеральным законодательством;

2) уведомить нас о принятых мерах в установленном законом порядке.



С уважением,

Председатель МРОО «Комитет против пыток»

Каляпин И.А.



Помощник Председателя МРОО «Комитет против пыток»

по правовой и аналитической работе

Казаков Д.А.