ПРАВОЗАЩИТА 
Правозащита / Поддержка политзаключенных и преследуемых гражданских активистов /
 
О программе
Защита активистов гражданского общества
 
 
 
Поддержка политзаключенных и преследуемых гражданских активистов

— 18 декабря 2013 г. —

Багавутдинова Зарема Зиявутдиновна

Багавутдинова Зарема Зиявутдиновна родилась 18 сентября 1968 года в городе Буйнакске Республики Дагестан, член ДРОО «Правозащита», осуждена к 5 годам колонии общего режима по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.1 УК РФ («Склонение лица в совершение преступления, предусмотренного статьей 208 УК РФ»). С 4 июля 2013 года находится под стражей.

30 апреля 2013 года в дагестанском городе Буйнакске боевики, предположительно являющиеся участниками диверсионно-террористической группы (ДТГ) «Буйнакская», из автоматического оружия расстреляли два автомобиля ВАЗ-2114, в которых находились сотрудники МВД по Республике Дагестан (РД). В результате нападения погибли двое оперуполномоченных ЦПЭ МВД по РД и сотрудник ОМВД России по Буйнакскому району РД, кроме того, ранения получили ещё двое полицейских. На следующий день третьим отделом по расследованию особо важных дел Следственного управления СК России по РД было возбуждено уголовное дело № 30385 по признакам преступлений, предусмотренных ст. 317 («Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа»), ч. 2 ст. 222 («Незаконное хранение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенное группой лиц по предварительному сговору»), ч. 1 ст. 167 («Умышленное повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба») УК РФ.

4 июля 2013 года по подозрению в пособничестве участникам нападения была задержана член Дагестанской региональной общественной организации «Правозащита» Зарема Багавутдинова, ранее, 24 мая 2006 года, приговором Верховного суда РД осуждённая к 4 годам лишения свободы по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ («Участие в преступном сообществе»). 6 июля в её отношении судьёй Советского районного суда города Махачкалы М.Г. Алиевым была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, впоследствии дважды продлённая другими судьями этого суда.

2 августа  Багавутдиновой было предъявлено обвинение по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 208 УК РФ («Участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, в форме пособничества»). 1 октября в отношении Багавутдиновой из уголовного дело № 30385 в отдельное производство было выделено дело № 368210, а 14 ноября ей было предъявлено обвинение в окончательной редакции по ч. 1 ст. 205.1 УК РФ («Склонение лица в совершение преступления, предусмотренного статьей 208 УК РФ»). В тот же день она со своим защитником Мурадом Маллаевым ознакомилась с материалами уголовного дела. 15 ноября 2013 года обвинительное заключение по ч. 1 ст. 205.1 УК РФ было направлено заместителю Прокурора РД. 20 ноября обвинительное заключение было утверждено и передано для рассмотрения по существу в Буйнакский городской суд РД. 21 мая 2014 года приговорена судьёй Буйнакского городского суда Нажиюллой Вагидовым к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Основания признания политзаключённой: доказательства вины Багавутдиновой, собранные следствием и изложенные в обвинительном заключении, представляются крайне недостаточными для того, чтобы судить о её виновности и противоречивыми. Следствие не представило каких-либо вещественных доказательств, за исключением доказательств того, что обвиняемая, будучи сотрудницей ДРОО «Правозащита», давала комментарии СМИ критического по отношению к силовым структурам содержания; в ходе обысков по месту проживания и работы обвиняемой не были обнаружены какие-либо запрещённые предметы или доказательства её связи с террористическим подпольем.

Следует отметить, что в течение весны и лета 2013 года силовые ведомства проводили в Буйнакске многочисленные спецоперации, направленные на поиск, задержание или уничтожение предполагаемых членов террористического подполья. Причиной этому послужило нападение 30 апреля 2013 года. боевиков на сотрудников полиции. Как это часто случается, контртеррористические операции сопровождались многочисленными нарушениями норм закона. Именно в этот период Зарема Багавутдинова стала одним из главных источников информации для СМИ и правозащитных организаций о случаях незаконных задержаний и похищений подозреваемых, о жалобах задержанных и арестованных на пытки, о нарушениях норм УПК при обысках и т.п. В частности, информацию о таких случаях она распространяла, размещая ролики  Интернете.

Примеры (после публикации справки материалы были удалены с ресурса):

6 мая 2013 года в Буйнакске силовики взорвали три дома семей членов предполагаемых участников НВФ. Официально было заявлено, что в домах были подорваны обнаруженные там самодельные взрывные устройства, которые саперы посчитали опасным транспортировать. Однако все обстоятельства произошедшего указывают на то, что это была демонстративная акция мести и устрашения. З.Багавутдинова стала первой, кто через СМИ опроверг официальную версию.

Тогда же, 6 мая, Зарема Багавутдинова была задержана полицейскими при попытке снять на телефон обыск и подготовку к подрыву дома жительницы Буйнакска. Её доставили в отдел полиции, где уничтожили телефон, с помощью которого она проводила съёму. После того, как её коллеги по «Правозащите» обратились в органы прокуратуры и СК, Багавутдинова была отпущена (http://sos-hrd.org/node/245; http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/223833; http://www.bigcaucasus.com/events/topday/08-05-2013/83215-byinaksk-0).

Первоначально Багавутдинова была задержана в качестве подозреваемой в преступлениях, предусмотренных ст. 317 («Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа»), ч. 2 ст. 222 («Незаконное хранение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенное группой лиц по предварительному сговору»), ч. 1 ст. 167 («Умышленное повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба») УК РФ.

Постановление суда об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей содержит утверждения о том, что причастность Багавутдиновой З.З. к указанным преступлениям подтверждается собранными по делу доказательствами: показания свидетелей, а также иными документами. Однако конкретных ссылок на эти показания свидетелей и иные документы в Постановлении нет. Более того, поскольку впоследствии Багавутдинова была обвинена вместо вышеупомянутых в совершенно ином преступлении, есть все основания полагать, что утверждения следствия и суда, содержащиеся в документах, связанных с возбуждением уголовного дела и избранием меры пресечения, являлись ложными.

В то же время конкретные обоснования вины Багавутдиновой, указанные  в Постановлении об удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу от 6 июля 2013 года, в частности, содержат следующие аргументы:
«поддерживает дружеские и даже родственные отношения с активными членами  диверсионно-террористической группы …, активно занимается пропагандой «Салафитского» течения в Исламе….»;
«является членом Дагестанской Региональной общественной организации «Правозащита», тем самым выступая в местных средствах массовой информации, доносит до сведения общественности в искаженном виде результаты оперативно-розыскной деятельности и результаты предварительного расследования, мотивируя это беспечностью и безответственностью сотрудников правоохранительных органов Республики Дагестан, манипулируя тем самым недостаточной юридической подкованностью населения г.Буйнакск …, самонадеянно желая таким образом, подорвать Конституционный строй РФ, а вместе с этим и общепринятые нормы морали и нравственности»
.

Важно отметить, что само по себе членство Багавутдиновой в правозащитной организации, защищающей права и интересы лиц, обвиняемых в нарушениях законодательства о борьбе с терроризмом, не является уголовно наказуемым. Данная деятельность является законной даже в случае наличия, как утверждает следствие со ссылками на выводы ЦПЭ МВД по РД и УФСБ по РД, симпатий со стороны привлекаемого к уголовной ответственности лица к участникам НВФ и исповедования ею ислама салафитского направления. Тем более не могут быть признаны уголовно наказуемыми родственные связи обвиняемой с лицами, подозреваемыми в совершении преступлений экстремистского и террористического характера.

Ссылки следствия и суда на правозащитную деятельность, религиозные убеждения и родственные связи Багавутдиновой в совокупности с полным изменением в ходе следствия описания преступных деяний, вменяемых ей, дают основания видеть причину уголовного  преследования Багавутдиновой в указанной деятельности и убеждениях, тогда как формальные основания для привлечения  Багавутдиновой  к уголовной ответственности  приискивались следствием уже задним числом, после задержания и применения к ней меры пресечения в виде содержания под стражей характер действий, инкриминируемых Багавутдиновой в ходе предварительного следствия, значительно изменился. Задержание и взятие под стражу обосновывались её возможной причастностью к нападению на сотрудников МВД по РД 30 апреля 2013 года. Однако в обвинительном заключении уже нет указаний на это нападение, а единственным эпизодом, инкриминируемым обвиняемой, стало вовлечение в деятельность ДТГ «Буйнакская» М.Н. Долгатова путём обещания выйти за него замуж в случае, если последний присоединится к деятельности джихадистов (без упоминания конкретных НВФ и их руководителей; в деле отсутствуют и доказательства того, что сама обвиняемая была вовлечена в деятельность реально существующих на территории Дагестана НВФ). Данный процесс, якобы, происходил в 2011 году в форме устного призыва в ходе трёх разговоров между ней и Долгатовым, которые, якобы, были случайно услышаны находящимися рядом свидетелями.

В деле фигурируют показания трёх свидетелей «чьи данные о личности сохранены в тайне» и 2 свидетелей, находящихся в СИЗО и зависящих от следствия являющиеся единственными свидетельствами того, что Багавутдинова вела такие разговоры. Все три разговора по этой версии начинались по инициативе Багавутдиновой в людных местах и имели место в промежутке с октября по декабрь 2011 года: два в исламском книжном магазине «Гураба», ещё один – около местной бильярдной. При этом следует учитывать, что Багавутдинова уже была ранее осуждена по ст. 210 УК РФ, а значит, она не могла не понимать, что находится под пристальным вниманием правоохранительных органов.

По версии следствия, большая часть показаний подтверждает вовлечение Багавутдиновой в преступную деятельность ее жениха М.Н. Долгатова, тогда как обвинение в вовлечении в указанную деятельность Г.С. Магомедова основано на показаниях одного находящегося под стражей свидетеля, ссылающегося на слова убитого участника подполья. Следует иметь в виду, что следствие инициировало активный сбор материалов, якобы доказывающих вину Багавутдиновой лишь в начале октября 2013 года (спустя три месяца после ее задержания), когда в конце сентября был убит М.Н. Долгатов (Г.С. Магомедов был убит в конце августа).

Применительно к принятым ПЦ «Мемориал» критериям обстоятельства преследования позволяют полагать, что лишение свободы было основано на фальсификации доказательств вменяемого правонарушения и было применено исключительно из-за ненасильственной деятельности, направленной на защиту прав человека и основных свобод, которая объективно осуществлялась обвиняемой, даже несмотря на то, что она сама не в полной степени разделяла идеи демократии и прав человека. Преследование осуществляется по политическим мотивам, а именно с целью недобровольного прекращения публичной деятельности обвиняемой. С нашей точки зрения, дело Зарема Багавутдинова относится к категориям «Дела мусульман» и «Дела гражданских активистов».

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» со взглядами и высказываниями признаваемых политзаключёнными лиц, ни одобрения их высказываний или действий.

Обвиняемая 2 августа 2013 года, на единственном в ходе предварительного следствия допросе, показала, что не занималась пособничеством членам НВФ и не участвовала в вовлечении в их деятельность новых членов.

Адвокат:
Маллаев Мурад Омарович – на предварительном следствии
Увайсов Зияутдин Буттаевич – на суде

Адрес для писем:
367012, Республика Дагестан, г. Махачкала, ул. Левина, д. 45, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Дагестан, Багавутдиновой Зареме Зиявутдиновне 1968 г. р.

Узнать о ходе уголовного дела или предложить свою помощь можно по телефону 8(8722)67-02-80

Постановление об избрании меры пресечения от 6 июля 2013 года:
http://memo.ru/uploads/img/3159.jpeg
http://memo.ru/uploads/img/3160.jpeg

Постановление о привлечении в качестве обвиняемой от 1 августа 2013 года:
http://memo.ru/uploads/files/1113.jpg
http://memo.ru/uploads/files/1114.jpg

Постановление о продлении срока содержания под стражей от 3 сентября 2013 года:
http://memo.ru/uploads/files/1115.jpg
http://memo.ru/uploads/files/1116.jpg

Обвинительное заключение
http://memo.ru/d/180571.html

Ссылки на интересные публикации в СМИ:
http://kavkaz-uzel.ru/articles/223833
http://kasparov.ru/material.php?id=51DABD82C3FFA
http://grani.ru/people/1914

Ссылки на правозащитные и общественные заявления в поддержку политзаключённой:
http://memo.ru/d/164512.html
http://memo.ru/d/164513.html
http://memo.ru/d/173765.html   
http://sos-hrd.org/node/305

Дата обновления справки: 23.05.2014

С остальными материалами по делу можно ознакомиться здесь

— Темы —

Современные политзаключенные

Реальный срок

В заключении

Дела гражданских активистов

Дела мусульман