ПРАВОЗАЩИТА 
Правозащита / Поддержка политзаключенных и преследуемых гражданских активистов /
 
О программе
Защита активистов гражданского общества
 
 
 
Поддержка политзаключенных и преследуемых гражданских активистов

— 24 июня 2015 г. —

Костенко Александр Федорович

Костенко Александр Федорович родился 10 марта 1986 года в городе Кривой Рог Днепропетровской области УССР, бывший сотрудник Киевского районного отделения ГУ МВД Украины в Автономной Республике Крым в городе Симферополь. По обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 115 («Умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья, совершенное по мотивам идеологической ненависти или вражды»), ч. 1 ст. 222 («Незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов») УК РФ, осужден к 3 годам 11 месяцам лишения свободы в колонии общего режима. Формально находится под стражей с 6 февраля 2015 года.

Описание дела


Во время событий зимы 2013-2014 года бывший сотрудник Киевского районного отделения ГУ МВД Украины в Автономной Республике Крым в городе Симферополь Александр Костенко принимал участие в выступлениях украинской оппозиции на Майдане в городе Киеве (в приговоре Киевского районного суда города Симферополя от 15 мая 2015 года этот факт был отражен таким образом, как если бы одно это подтверждало его виновность в совершении ряда преступлений: «В период с ноября 2013 до 18 февраля 2014 года, более точное время предварительным следствием не установлено, Костенко А.Ф., будучи осведомленным о проходящих в гор. Киеве Украина, массовых беспорядках, направленных на незаконное, насильственное свержение конституционного строя Украины и действующих органов исполнительной власти, являясь членом украинской радикально-националистической политической партии – всеукраинского объединения «Свобода», с целью оказания вооруженного сопротивления сотрудникам правоохранительных органов, прибыл на площадь «Независимости» в гор. Киеве Украина, где были возведены баррикады»).

После присоединения Автономной Республики Крым и города Севастополя к России, опасаясь преследования, он остался на территории, контролируемой центральной властью Украины. 6 февраля 2015 года Александр Костенко был формально задержан в соответствии со ст. 91 УПК РФ («Основания задержания подозреваемого»), в этот же день ГСУ СК РФ по Республике Крым было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 115 УК РФ («Умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья, совершенное по мотивам идеологической ненависти или вражды»). 8 февраля Киевским районным судом города Симферополя Костенко была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, несмотря на то, что он подозревался (обвинение было предъявлено 11 февраля) в совершении преступления небольшой тяжести.

По утверждению Костенко, он якобы был похищен неизвестными на территории Украины и вывезен в Брянск, где сбежал от похитителей, после чего, боясь пересекать украинскую границу, приехал в Крым через российскую территорию. Фактическое задержание при этом произошло 5 февраля в Симферополе, при этом, как утверждает Костенко, сотрудники российских спецслужб сломали ему руку в левом локтевом суставе (факт перелома и других телесных повреждений подтвержден медосмотром и ответом аппарата Уполномоченного по правам человека в Республике Крым № 01-15/252 от 10 марта 2015 года). По версии следствия Александр Костенко вернулся в Крым 14 декабря 2014 года (важно отметить, что потерпевший В.В. Полиенко написал заявление о в отношении Костенко только 22 декабря 2014 года, при этом он точно указал его персональные данные. В ходе судебного заседания 21 апреля 2015 года Полиенко пояснил, что узнал их из ориентировки на Костенко и других участников Майдана, висевшей в отделе полиции в связи с тем, что поручение о розыске Костенко датируется 12 октября 2014 года; юридические основания, по которым Костенко был объявлен в розыск, защите неизвестны). В ходатайстве адвоката об исключении из дела показаний Костенко пытки, которым он, возможно, подвергся, описывались следующим образом: «Подсудимому сломали руку в локтевом суставе и надели наручники. После чего Тишенин надел ему на голову пакет и завязал его скотчем так, что Костенко А.Ф. не мог дышать. Тогда Костенко А.Ф. прогрыз в пакете дыру. Один из сотрудников, находившихся в автобусе сказал, что везет его на Украину. После чего ему нанесли несколько ударов в голову и по спине. Затем к голове Костенко А.Ф. приставили пистолет, несколько раз спустили курок. Один из сотрудников сообщил ему, что сейчас отрежет ему палец и отошлет его родным. Тогда Костенко А.Ф. сжал кулаки, после чего получил несколько ударов в голову. После этого Костенко А.Ф. привезли в какой-то дом и спустили в подвал. Привязали к мизинцам провода и пустили электрический заряд».

По версии, изложенной в приговоре, «18 февраля 2014 года, в период с 14 до 20 часов, Костенко А.Ф., находясь на указанном участке местности (прим. в Мариинском парке города Киев), разделяя идеологию ВО «Свобода», ставящей своей целью насильственное свержение конституционного строя в Украине, испытывая чувство идеологической ненависти и вражды к сотрудникам органов внутренних дел, обеспечивающих охрану общественного порядка, как к представителям законной власти, с целью применения насилия в отношении лица с иными идеологическими взглядами, вооружившись камнями размерами около 10х10х12 см (брусчаткой), причинил представителю власти в связи с осуществлением им служебной деятельности легкий вред здоровью, прицельно бросив камень, с указанными выше характеристиками, в милиционера отделения №1 взвода №1 автотранспортной роты батальона «Беркут» прапорщика милиции Полиенко В.В., входящего в состав оцепления и исполнявшего должностные обязанности на вышеуказанном участке местности, причинив последнему телесные повреждения в виде: обширной гематомы в районе левого плеча в средней и нижней трети, причинившей легкий вред здоровью». Суд полагает, что данные действия обвиняемого якобы образовали состав преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 115 УК РФ, т.к. Костенко и Полиенко на момент возбуждения уголовного дела получили российское гражданство (российское гражданство выдавалось в Крыму автоматически всем, не написавшим заявление об его отказе, в число которых попал и Костенко), а уголовное дело по факту причинения последнему телесных повреждений в Украине не было возбуждено.

Помимо этого, 11 марта 2015 года Костенко было предъявлено дополнительное обвинение по ч. 1 ст. 222 УК РФ («Незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов») в связи с тем, что он якобы хранил в оружейном сейфе у себя дома нарезной ствол, найденный при обыске 8 февраля 2015 года, к пистолету калибра 9 мм, изготовленный самодельным образом путем переделки, пригодный к производству выстрелов при установке на пистолет Макарова. По утверждению самого Костенко, в данном сейфе хранилось только официально зарегистрированное гладкоствольное охотничье оружие, а детали от пистолета Макарова ему были подброшены.

16 марта обвинительное заключение вместе с уголовным делом было направлено на утверждение Прокурору Республики Крым, 23 марта оно было утверждено и направлено в Киевский районный суд города Симферополь. Предварительное слушание по делу было назначено на 20 апреля 2015 года, в тот же день началось рассмотрение дела по существу, длившееся до 24 апреля; дальнейшее рассмотрение дела было перенесено на 7, 8 и 14 мая. 15 мая 2015 года судья Киевского районного суда города Симферополь В.А. Можелянский приговорил Александра Костенко к 4 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. 26 августа 2015 года Верховный суд Республики Крым снизил срок Костенко до 3 лет 11 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима.

Основания признания политзаключенным

Данное уголовное дело представляются частью политической и информационной кампании, ведущейся российскими властями против Украины и сторонников Евромайдана после смены власти в Киеве в феврале 2014 года. Абсурдным представляется само привлечение к уголовной ответственности за преступление, якобы совершенное одним гражданином Украины против другого гражданина Украины на территории Украины. Сама трактовка ч. 3 ст. 12 УК РФ («Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации»), которая была дана в обвинительном заключении, является явно расширительной и ошибочной, противоречащей духу и букве уголовного закона.

Инкриминируемое Костенко преступление небольшой тяжести, предусмотренное п. «б» ч. 2 ст. 115 УК РФ, даже если бы и имело место, не могло было быть направленно «против интересов Российской Федерации либо гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства». В соответствии с материалами дела, преступление было начато и окончено 18 февраля 2014 года, когда и обвиняемый, и «потерпевший» являлись гражданами Республики Украины и находились в ее столице. Более того, насилие в отношении прапорщика украинской милиции Полиенко, находившегося при исполнении в форме со знаками различия, по определению не могло было быть направлено в отношении гражданина какого-либо иностранного государства. Гражданами Российской Федерации Костенко и Полиенко стали постфактум, после присоединения Крыма, из чего следует, что на момент совершения преступления не могло идти речи о наличии конкуренции различных национальных правовых норм и не было основания для применения норм УК РФ, его применение в такой ситуации противоречит принципам действия его как в пространстве, так и во времени. Абсурдной представляется и попытка обвинить бывшего сотрудника МВД Украины в том, что он якобы бросил кусок брусчатки в действующего сотрудника МВД Украины по мотивам идеологической ненависти и вражды к сотрудникам органов внутренних дел. Очевидным образом не может быть речи и о том, что уголовное преследование Костенко могло быть обусловлено каким-либо договором, подписанным Российской Федерацией.

Привлечение Александра Костенко к уголовной ответственности в этой связи представляется грубым нарушением ч. 1 ст. 10 УК РФ, определившей, что «уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет», и ч. 1 ст. 9 УК РФ, в соответствии с которой «преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния», и ведет к ухудшению положения Костенко, не являвшегося гражданином Российской Федерации в рассматриваемый период.

Начиная с 14:00 18 февраля 2014 г., сотрудники МВД Украины в Мариинском парке Киева осуществляли наступление на участников «Евромайдана» и построенные ими баррикады и временные укрытия, активно используя светошумовые и газовые гранаты, при этом участники массовой акции пытались этому противодействовать и защищаться, в т.ч. с использованием насилия. Но даже с учетом этого сам факт того, что Костенко бросал в сотрудников украинской милиции камни, мы считаем не доказанным.  Это связано с тем, что помимо показаний Костенко на этапе предварительного следствия, вероятно полученных под пытками, и показаний засекреченного свидетеля «Степы», в отсутствии каких-либо вещественных доказательств (нет орудия преступления, фото/видео, каким-либо образом подтверждавшего бы вину Костенко, результатов дактилоскопической экспертизы), вина обвиняемого подтверждается только показаниями бывших сотрудников «Беркута», перешедших на службу в российскую полицию и явным образом являющихя заинтересованными в осуждении Костенко лицами. Эти показания были даны почти через год после событий в Мариинском парке; как показали сотрудники крымского МВД в ходе судебного заседания, они опознали Костенко не лично, а по ориентировке на участников «Евромайдана», висевшей в отделе милиции (затем – полиции), при этом в опознании, по их утверждению, одновременно участвовали потерпевший Полиенко, свидетели Кудрик и Надь (в протоколах опознания было указано формально разное время); еще один сотрудник «Беркута» заявил, что узнал Костенко, т.к. учился с ним на юридическом факультете. Ни в приговоре, ни в обвинительном заключении не были указаны какие-либо признаки внешности Костенко, по которым его через многие месяцы успешно «опознал» ряд сотрудников крымской полиции; в показаниях даже не было описано, в какую одежду 18 февраля 2014 года обвиняемый был одет.

Тезис о членстве Костенко в ВО «Свобода» опровергается самим руководством данной партии. К слову, непонятным является, на основании чего партия «Свобода» в обвинительном заключении именуется «украинской экстремистской националистической всеукраинской организацией «Свобода», хотя она легально действовала и действует в Украине, как и то, почему возможное участие Костенко в деятельности легальной партии вообще является предметом судебного разбирательства. В частности, одним из доказательств вины Костенко в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 115 УК РФ, стала видеозапись т.н. «Марша против незаконной миграции», легально проведенного ВО «Свобода» 20 декабря 2009 года в Симферополе; очевидно, что данное мероприятие могли посещать не только члены партии, но и лица, не имеющие к ней отношения. Отметим также, что «Свобода» не отнесена судом к числу экстремистских организаций, чья деятельность запрещена на территории РФ в соответствии со ст. 9 Федерального закона от 25 июня 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Таким образом, налицо использование в процессуальных документах намеренно политизированных и ложных оценок в отношении обвиняемого, его участия в выступлениях украинской оппозиции зимой 2013-2014 годов.

Особенно ярко это проявилось в использовании показаний засекреченного свидетеля «Степы», заявившего, что обвиняемый «рассказал» ему не только о нападении на сотрудника крымского «Беркута» 18 февраля 2014 года (и в якобы многочасовом участии в столкновениях в Мариинском парке в период с 14:00 до 20:00, обозначенном в приговоре в качестве периода, в ходе которого было совершенно преступления, несмотря на то, что указано и «точное» время – 14:30 по киевскому времени), но и о том, что «Костенко А.Ф. ему сообщил, что в подвалах киевской городской администрации «Гестапо» он пытал и убивал людей, как из числа гражданского населения, так и правоохранительных органов» (лист 4 обвинительного заключения). Эти сомнительные и не относящиеся к делу показания были использованы и при постановлении приговора Киевского районного суда города Симферополя от 15 мая 2015 года, при этом «Степа» в судебном заседании заявил, в частности, что Костенко «был ответственным за деятельность «Гестапо», где участники антиправительственных выступлений также испытывали на пленных действие огнестрельного оружия, производя выстрелы в различные части тела, изготавливали самодельное огнестрельное оружие, самодельные взрывные устройства и зажигательные смеси». Отметим, что следствие и суд даже не указали причин, по которым данные о личности свидетеля «Степы» были засекречены.

Обвинение по ч. 1 ст. 222 УК РФ аналогичным образом представляется сфабрикованным, а нарезной ствол – вероятно подброшенным в ходе обыска. В ходе судебного следствия 21 апреля 2015 года понятая В.А. Ермолина показала, что не могла присутствовать на месте во время обыска в квартире Костенко и расписалась в незаполненном до конца протоколе обыска; аналогичные показания дала и понятая Е.В. Долотенко. Понятые не видели момент обнаружения нарезного ствола, только его фотографии в пластиковом пакете, показанные сотрудниками МВД; на пакете в нарушении ч. 10 ст. 182 УПК РФ («Основания и порядок производства обыска») не было подписей понятых. В соответствии со ст. 60 УПК РФ понятые привлекаются «для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия».  В связи с тем, что ст. 83 УПК РФ определяет, что «протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным настоящим Кодексом», физическое отсутствие понятых на месте проведения обыска требует исключения полученных с его участием доказательства (протокола обыска) в соответствии со ст. 75 УПК РФ («Недопустимые доказательства»).

Дело Александра Костенко является частью кампании преследования проукраинских активистов, развернувшейся в Крыму после присоединения его к России в марте 2014 года. Одной из причин привлечения Костенко к уголовной ответственности могло стать то, что он был достаточно известным на региональном уровне критиком организации работы органов внутренних дел. Политизированность процесса подчеркивает то, что обвинение в совершении 2 нетяжких преступлений в суде лично поддерживает Прокурор Республики Крым Наталья Поклонская, заявившая на предварительном слушании, что потерпевшими в ходе событий на Майдане признано более 50 сотрудников крымского «Беркута». На этапе предварительного следствия уголовное дело было изъято у отдела дознания и передано ГСУ СК РФ по Республике Крым по указанию прокуратуры в порядке ч. 4 ст. 150 УПК РФ («Формы предварительного расследования»).

Есть вероятность того, что Костенко подвергся похищению и пыткам как при задержании (см. выше), так и в ходе содержания под стражей. По его словам, он подвергался систематическому физическому и моральному давлению со стороны заключенных, связанных с администрацией СИЗО-1 города Симферополя, его пытались заставить признать вину и принудить к сотрудничеству с российскими спецслужбами. Данные попытки прекратились лишь после того, как он через адвоката сообщил о них прессе и правозащитникам. О давлении на Александра Костенко может говорить и исчезновение 3 марта 2015 года его отца Федора Костенко, успевшего в этот день примерно в 16:00 въехать из континентальной Украины в Крым, судя по тому, что у него отключилась украинская SIM-карта и включилась российская (сам Александр считает, что отец был похищен сотрудниками российских спецслужб, как это ранее произошло с рядом крымскотатарских активистов). Местонахождение Федора Костенко по состоянию на 11 июня 2015 года продолжает оставаться неизвестным.

Применительно к критериям Правозащитного центра «Мемориал», Александр Костенко может быть признан политзаключенным в связи с тем, что лишение свободы было применено из-за его политических убеждений (выразившихся в участии в событиях на Майдане), с нарушением права на справедливое судебное разбирательство, гарантированное Конституцией РФ, а также Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, и было основано на вероятной фальсификации доказательств одного из вменяемых правонарушений, а именно хранения оружия, при отсутствии состава другого.

Признание лица политзаключенным не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» со взглядами и высказываниями признаваемых политзаключенными лиц, ни одобрения их высказываний или действий.

Александр Костенко заявляет о полной невиновности по обоим инкриминируемым ему эпизодам и о том, что в момент столкновений 18 февраля 2014 года в районе Мариинского парка он был вынужден укрыться в посольстве Канады, находящемся поблизости от него, от разгонявших демонстрантов сотрудников МВД Украины (находившиеся вместе с ним активисты Майдана Бокало А.А., Семененко А.С., Клопотар В.В., которые могли бы подтвердить его алиби, отказались ехать на суд в Симферополь, опасаясь вероятного ареста); на Майдане он состоял в медицинской службе и участия в столкновениях с милицией не принимал.

Адвокат: Сотников Дмитрий Валерьевич.

Как помочь

Написать письмо политзаключенному можно по адресу:
295006, Республика Крым, г. Симферополь, бул. Ленина, д. 4, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Крым и г. Севастополю, Костенко Александру Федоровичу 1983 г. рожд.

Ссылки на интересные публикации в СМИ:
http://news.meta.ua/archive/08.03.15/cluster:41645368-Advokat-Kostenko-rasskazal-o-zaderzhanii-i-pytkakh-krymskogo-aktivista
http://hromadskeradio.org/2015/04/23/kryimchanina-aleksandra-kostenko-sdelali-v-kryimu-voploshheniem-vseobshhego-zla-maydana
http://linkis.com/grani.ru/Politics/Wo/Xryye
http://sockraina.com/rus/news/16741
http://zona.media/story/10x10x12
http://zona.media/news/berkut_kostenko
http://an-crimea.ru/page/news/102881
http://zona.media/news/kostenko_222

Ссылки на правозащитные и общественные заявления в поддержку политзаключенного:
http://facebook.com/CrimeaFieldMissionHR/posts/1609631175921688
http://ru.krymr.com/content/article/26845348.html

Дата обновления справки: 26.08.2015 г.

— Темы —

Реальный срок

В заключении

Другие дела