ПРАВОЗАЩИТА 
Правозащита / Поддержка политзаключенных и преследуемых гражданских активистов / Поддержка лиц, преследуемых в уголовном порядке по политическим мотивам / Дела гражданских активистов /
 
О программе
Новости
Поддержка лиц, преследуемых в уголовном порядке по политическим мотивам
• Кто такие политзаключённые?
• Дело ЮКОСа
• Дела учёных
• Дела мусульман
• Дела журналистов
• Дела нацболов
• Дела гражданских активистов
• «Чеченский след»
• Другие дела
• Алфавитный список политзаключенных
• Что-то здесь не так
Защита активистов гражданского общества
Отчёты о работе Программы
Контакты
 
 
 
Дела гражданских активистов

— 20 декабря 2004 г. —

Громов Максим

Дело о захвате кабинета Зурабова.

Основанием для отнесения «дела о захвате нацболами кабинета Зурабова» мы полагаем фальсификацию состава уголовного преступления там, где есть признаки лишь признаки состава административного правонарушения, несоразмерно суровое наказание за ненасильственную акцию, предопределенное антиправительственным характером акции нацболов и их принадлежностью к преследуемой и запрещенной государством НБП.

2 августа 2004 года около 11 утра около 30 нацболов, протестуя против законопроекта о монетизации льгот, ворвались в здание Министерства здравоохранения России в Рахмановском переулке. Скандируя "Народу – бесплатную медицину, министров – на гильотину!" "Зурабов - враг народа" (глава Минздрава РФ Михаил Зурабов) «За наших стариков уши отрежем!», «Зурабов, уйди сам!»  и другие лозунги, национал-большевики вошли в приемную министра Михаила Зурабова.

Представитель запрещенной ныне НБП Максим Громов заявил, что захват – "это протест против принятия закона об отмене льгот и сохранения их чиновникам". "Зурабов сказал в одном из своих интервью, что он примет этот закон, даже если ему придется надеть бронежилет, именно этим объясняется наш выбор министерства и кабинета Зурабова", - добавил Громов. Впрочем, чиновника в кабинете не оказалось. "Он ушел, но кабинет захвачен, мы забаррикадировались и, возможно, продержимся не один час", - добавил Громов. Удерживая один из кабинетов, нацболы стали выкрикивать из окна антиправительственные лозунги и размахивать флагами, они пристегнулись наручниками внутри здания, вывесили флаги и лозунги. На проезжую часть полетели из окон портреты официальных лиц, включая президента В.Путина.. Спустя час со ссылкой на представителя ГУВД столицы информагентства стали сообщать, что нарушители были задержаны сотрудниками ОМОН и доставлены в отделение милиции для составления протоколов об административном правонарушении.

Большинство нацболов были подвергнуты административным наказаниям и отпущены. По некоторым свидетельствам они были сильно избиты. В два последующих дня были задержаны семь членов Национал-Большевисткой Партии, - несовершеннолетний Григорий Тишин, журналист Максим Громов, Олег Беспалов, Кирилл Кленов, студент Сергей Ежов, Анатолий Коршунский и Анатолий Глоба-Михайленко. Всем им было предъявлено обвинение по ст.213 ч.2 Уголовного Кодекса РФ, то есть хулиганство - грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору. Решением Замоскворецкого суда г. Москвы эти семеро были взяты под стражу.

Ни один из них свою вину не признал.

20 декабря 2004 года Тверской райсуд (судья Елена Сташина)приговорил Кирилла Кленова, Олега Беспалова, Анатолия Глобу-Михайленко, Сергея Ежова, Максима Громова, Григория Тишина и Анатолия Коршунского к пяти годам лишения свободы каждого за хулиганство в составе организованной группы.

28 марта 2005 года Московский Городской Суд снизил сроки наказания молодым людям. Согласно постановлению суда, Максим Громов, Олег Беспалов, Анатолий Коршунский и Кирилл Кленов должны находиться в заключении вместо пяти лет три года. Еще трем осужденным - Анатолию Михайленко, Григорию Тишину, Сергею Ежову - суд снизил наказание до двух с половиной лет лишения свободы.
Адвокатом нацболов выступал Дмитрий Аграновский, требовавший оправдать своих подзащитных, госвобвинителем – Юлия Григорова, требовавшая оставить приговор Тверского суда без изменения.

4 января 2006 года по ходатайству адвоката об условно-досрочном освобождении на свободу вышли Анатолий Глоба-Михайленко и Сергей Ежов. Первый отбывал наказание в Уфе, а второй - в Саратове.
2 февраля 2007 года на свободу вышел Григорий Тишин, отбывавший срок в колонии города Камышин Волгоградской области, в общей сложности он провёл за решёткой два с половиной года и освободился "по звонку".
1 августа 2007 года отсидев три года, вышли на свободу члены запрещенной НБП Максим Громов, Кирилл Кленов из мордовского лагеря и питерец Олег Беспалов, отбывавший наказание в Кировской области. За это время он потерял отца: 29 июня его родителям позвонил неизвестный, который сообщил, что Олег на зоне скончался. Сообщение привело родителей Беспалова в шок. Отец Олега был госпитализирован с сердечным приступом и скончался в больнице.
Питерскому нацболу Анатолию Коршунскому было отказано в условно-досрочном освобождении в конце марта. На "зоне" у Коршунского не было замечаний. Однако по надуманной причине за пару недель до рассмотрения УДО Коршунский был помещен в штрафной изолятор, что помешало его освобождению. Он вышел на свободу 12 января 2007 года, проведя в колонии в Архангельской области 2,5 лет.
В местах лишения свободы молодые люди подвергались прессингу со стороны администрации.

12 декабря 2004 г. осужденные по данному делу были признаны Всероссийским гражданским конгрессом политическими заключенными.

12 марта 2005 г. участники правозащитной инициативной группы «Общее действие» обратились в организацию «Международная амнистия» с просьбой признать участников акции протеста 2 августа 2004 г. политзаключенными.

В частности, в заявлении правозащитников говорится следующее:
«Вне зависимости от существующих в обществе, в том числе в правозащитном сообществе, различных оценок действий национал-большевиков, правозащитники, включая и организаторов выставки, оказались единодушны в том, что приговор по делу о «захвате» кабинетов в Минздраве в силу своей неоправданной и неправомерной жестокости превратил осужденных участников ненасильственной акции протеста в жертв политических репрессий… Тот факт, что участники аналогичной несанкционированной акции, совершившие 6 февраля 2006 г. символический «захват» нескольких помещений в Савеловском райвоенкомате г.Москвы, были обоснованно и на законном основании привлечены за допущенное ими правонарушение к административной ответственности, доказывает, - обвинение в уголовном преступлении и лишение свободы участников акции 2 августа 2004 г. в Министерстве здравоохранения носит характер политической репрессии, совершенной властью под прикрытием суда»

Заместитель прокурора Тверского района Москвы Сергей Цыркун, выступавший гособвинителем на процессе, впоследствии был  уволен из органов прокуратуры. по окончании процесса у Цыркуна произошла резкая перепалка с матерями осужденных. Мать осужденного члена НБП Ежова Нина Николаевна кинулась к прокурору с упреками: "Как вам не стыдно! Мой ребенок ничего не сделал!" В ответ на это Цыркун закричал: "Бейте, бейте меня! Я же один. Ненавижу вас всех – большевиков! Расстреляли моего деда в 17-м году! Коммуняки проклятые! Всех к стенке! Вы, большевики, у власти были, вы моего прадеда к стенке поставили как буржуя! И глазом никто не моргнул! Ненавижу я вашу власть большевистскую! Поняли? Ненавижу! Коммунисты проклятые! А что вы со страной делали?! А когда вы беременным женщинам саблями пуза рубили?! Вам было жалко?! Вы борцы за классовую идею? Да?! Стреляйте в меня! Повесьте! Ненавижу вас, коммуняки проклятые! Поняли?! Всегда буду вас ногами топтать!" Неизвестно, стал ли этот нервный срыв причиной увольнения прокурора Цыркуна.

К настоящему времени все участники мирной акции нацболов вышли на свободу.

— Темы —

Дела нацболов

Современные политзаключенные

Отбыл наказание

На свободе