Об отношении к Общественной палате Российской Федерации

Решение Правления Российского Общества “Мемориал”

Общество “Мемориал” является принципиальным и последовательным сторонником взаимодействия гражданского общества как с государством в целом, так и с различными структурами и ведомствами, входящими в систему государственной власти. Общество “Мемориал” неизменно готово участвовать в диалоге гражданского сектора с государством, если это будет равноправный и честный диалог независимых друг от друга партнеров.

Однако создаваемая в настоящее время Общественная палата Российской Федерации не является, на наш взгляд, подходящей площадкой для такого диалога ни по целям и задачам, ни по способу формирования, ни по степени встроенности в государство. Более того, Общественная палата, в том виде, в котором она описана в законопроекте, проходящем сейчас процедуру одобрения в Государственной Думе, способна, по нашему мнению, принести не пользу, а скорее вред столь необходимому общенациональному диалогу.

Мы не оспариваем права государственной власти создавать при себе любые консультативные и экспертные структуры, в том числе — и из представителей гражданского общества. Более того, в принципе мы считаем такие структуры полезными. Представители “Мемориала” работают во многих таких структурах, как на региональном, так и на федеральном уровне, и, как мы надеемся, работают достаточно плодотворно.

Но цели Общественной палаты, обозначенные в законопроекте, выходят далеко за рамки экспертно-консультационных задач. Всеобъемлющие и расплывчатые, эти цели мало или вовсе никак не согласуются с политическими реалиями последних лет. Это приводит нас к убеждению, что Палата будет лишь имитировать участие гражданского общества в управлении страной и, скорее всего, станет очередным инструментом манипулирования общественным сознанием.

Наши сомнения усугубляются при рассмотрении способов формирования Палаты.

Две трети этого, казалось бы, общественного образования формируются прямо или опосредовано Президентом. Такой принцип формирования естественен для консультативного Совета при Президенте, но не для органа, который, как описано в законопроекте, призван помочь в осуществлении общественного контроля за деятельностью структур власти, в том числе и федеральной.

Еще больше возражений вызывает предложенный в законопроекте механизм формирования последней трети Палаты. Казалось бы, он более демократичен – выдвижение кандидатур происходит на конференциях, проводимых в федеральных округах. Наши возражения обусловлены даже не тем, что законопроект не предлагает какого бы то ни было регламента проведения таких конференций, а следовательно у региональных властей откроются широкие возможности для манипулирования неправительственными организациями. Гораздо важнее другое - для гражданского общества не может быть приемлема сама идея проведения таких конференций, на которых творческие союзы и правозащитники, объединения потребителей и объединения производителей, профсоюзы и ассоциации работодателей, казаки и рыболовы-любители будут сообща выдвигать представителей от своего региона в некий высший постоянно действующий орган, призванный представлять их интересы перед государством. На деле этот процесс с большой вероятностью превратится в селекцию общественных организаций, деление их на “чистых” и “нечистых”, допущенных и недопущенных к диалогу. По сути, не столь уж важно, будет эта селекция осуществляться властью или самим сообществом неправительственных организаций – и то, и другое для гражданского общества одинаково пагубно.

Сама же Палата, сформированная таким образом, неизбежно будет трактоваться и властью, и частью общественного сознания как “законный представительский орган” всего гражданского общества. Но гражданское общество, в отличие от государства, по природе своей не иерархично, и любая попытка внести в него иерархию — контрпродуктивна. Гражданское общество – принципиально “горизонтальная” и открытая система, у него нет и не может быть “представительства”. Как только в нем возникает “вертикаль”, оно перестает быть самим собой и превращается в бюрократизированную корпорацию. Скорее всего – управляемую исполнительной властью.

Дело в том, что гражданское общество и государство суть независимые партнеры в национальном диалоге, и попытки сосредоточить его в рамках органа по существу государственного способны привести лишь к имитации диалога. В Палате, встроенной в систему органов государственной власти, государство будет разговаривать только само с собой.

Продуктивен иной путь – путь создания условий для плодотворной работы разнообразных независимых ячеек гражданского общества на благо граждан России и страны в целом.

Ничто не мешает, используя уже существующие каналы взаимодействия общества и власти, развивать совместную работу над многочисленными предложениями общественных организаций по решению конкретных серьезных проблем, таких, как обеспечение права граждан на обращения в органы государственной власти, общественный контроль за местами лишения свободы и местами содержания задержанных граждан, организация реального гражданского контроля за соблюдением прав военнослужащих, независимая экологическая экспертиза, стимулирование благотворительной деятельности и т.д.

И для этого отнюдь не надо создавать новой бюрократизированной надстройки над неправительственными организациями.

В связи с изложенными выше соображениями Российское Общество “Мемориал” не считает для себя возможным участие в Общественной палате РФ.

Мы также обращаемся к коллегам из других гражданских организаций с надеждой, что при решении вопросов об участии в формировании и деятельности Общественной палаты РФ они примут во внимание и наши аргументы.

Правление Российского Общества “Мемориал”