ПУБЛИКАЦИИ О КОНФЛИКТЕ В ЧЕЧНЕ

20 - 26 июня 2000 г., Московские Новости №24

Рабство в законе

"Рынок рабов" глазами тележурналистов ВИДа

Дмитрий Бальбуров

Чьи-то руки похлопывают по лицу испуганного насмерть бородатого мужчину, потом берут его ладонь и отрезают армейским штык-ножом мизинец... Посреди леса - импровизированная плаха, в нее уткнулся человек со связанными за спиной руками. Другой в маске подымает топор и...

Это не кадры из фильма ужасов сумасшедшего голливудского режиссера. Это реальные съемки на бытовую видеокамеру о жизни и смерти заложников в Чечне, продемонстрированные в новом документальном фильме телекомпании ВИД "Рынок рабов".

Его создатели сумели найти правильную интонацию в рассказе о том, что у нормального человека вызывает только ужас и отвращение, - о современной работорговле. Нет никаких истеричных ноток, только сухой и даже бесстрастный комментарий к тому, что творилось совсем недавно в "суверенной" Ичкерии. Захват людей в заложники - тема, которая требует глубокого осмысления, и шаг к пониманию всех процессов, приведших к одному из самых грязных видов бизнеса - торговле живым товаром, делает своим фильмом ВИД.

Создатели картины устояли перед соблазном "чем хуже, тем лучше" - страшных кадров немного. "Рынок рабов" скрупулезно показывает, как именно это происходит. Площадь Дружбы народов Урус-Мартана. Возле здания местной администрации собираются люди, о чем-то беседуют, щелкают семечки, курят. Здесь покупают и продают невольников. Авторы фильма устояли и перед другим соблазном - рассказать о громких похищениях, например, комиссара ООН Венсана Коштеля, представителя президента России Валентина Власова, генерала МВД Геннадия Шпигуна, английских инженеров, польских ученых, многочисленных журналистов. Все герои картины - простые рабочие, студенты, крестьяне, солдаты, о судьбе которых знали только родственники. Они были похищены на Северном Кавказе, в Ростове, Волгограде и даже в Москве. В фильме приводится даже такой поразительный факт - некто на рынке в Урус-Мартане сделал заказ на 17-летнюю блондинку, ростом 172 сантиметра, с третьим размером груди, девственницу. Через неделю ее привезли из Новороссийска.

Съемки зинданов, т.е. мест, где содержались заложники и рабы, производят гнетущее впечатление - это самые настоящие частные тюрьмы, с решетками, цепями, нарами, окошками для подачи тюремной баланды. В основном зинданы располагались в Грозном и Урус-Мартане, в них содержались более 6 тысяч человек!

Недостатков фильма несколько. Он снимался более трех лет, но в нем упущено четыре важных момента. Во-первых, о том, что в основной массе рабами были сами чеченцы, сказано мимоходом. Во-вторых, ничего не сказано об исторических фактах торговли людьми на Северном Кавказе, которые таковы: практика обмена заложников, так называемых аманатов, была широко распространена среди и горцев, и царских войск, и казаков. В-третьих, в "Рынке рабов" акцент ставится на то, что живым товаром в Чечне торговали только за выкуп, но это одна сторона дела. Известны и другие случаи. Например, некий богатый человек решил построить новый большой дом, приходит на рынок рабов и покупает людей соответственной специальности - недаром среди заложников было много строителей. К тому же после регулярных избиений даже профессор научится делать кирпичную кладку. И в-четвертых, немало заложников захватывали для обмена. Если кто-нибудь попадал в России в тюрьму, то семья или тейп принимали решение похитить самим или поручить какой-нибудь банде привезти одного или нескольких заложников, желательно из той области, где и сидит их родственник. После этого начинался торг.

Создатели фильма точно подметили такую деталь - каждый заложник боится двух вещей: если к нему придут ночью, то казнят, а если придут с видеокамерой, то начнут избивать, калечить или насиловать... Говорят, что один дагестанец, сидевший в подвале с тремя английскими и новозеландским инженерами, которого заставили смотреть, как им отрезают головы, сошел с ума от этого зрелища. "Рынок рабов" можно смотреть без ущерба для психики, и фильм помогает разобраться, почему на рубеже тысячелетий люди позволяют себе заниматься работорговлей.