Дмитрий Трунов. Как контрактнику служится в Чечне Кто и зачем туда идет Те,

16.05.2006

Дмитрий Трунов. Как контрактнику служится в Чечне

Кто и зачем туда идет
Те, у кого на гражданке ни работы, ни специальности. Большая часть - из деревень. Идут в армию не от хорошей жизни, потому и злые.
- Тут два соображения: деньги и романтика, - усмехается Александр. - Все думают: «рЫск»! Буду, мол, воевать и спирт пить. Порыскают, порыскают - нету войны. Начинают спирт пить. Спирт есть.
Встречают «контрабасов» (так на армейском жаргоне называют контрактников) соответственно.
- Я как-то не готов был к тому, что с самого первого дня офицеры перед строем будут орать: «Уроды, придурки, сволочи! Вас сюда никто не звал!»
Два года назад Александр подписал контракт на 15 тысяч в месяц. Сейчас получает 23. На эти деньги содержит семью - жену и четверых детей.
Где живут, что едят и носят
Все, как у «срочников»: двухъярусные кровати, тумбочки, коврики. Полоски на одеялах ровняют по ниточке. Белье стирают сами - в прачечной вши. Стиральные машины покупают в складчину.
Есть в казарме запрещено. Но все едят, потому что в столовой из съедобного - хлеб да чай. Так что обычный для контрактника ужин - булка хлеба, колбаса, кетчуп, майонез. Когда нет денег - «комбикорм» - лапша быстрого приготовления. И разнос, если кто увидит.
Одеваются тоже на свои деньги. Форму выдают, но хватает ее ненадолго, да и ноги в казенных ботинках сотрешь. Покупают сами.
Большая часть контрактников в Чечне живет в «общежитиях казарменного типа». Это та же казарма, поделенная на «кубрики» по 4 человека. И никаких вольностей: розетки на стенах есть, а включать в них ничего нельзя.


Что они там делают
Полгода Александр «тянет службу» в расположении полка 42-й дивизии, в Шали. Там контрактники занимаются строевой, убирают территорию, сочиняют «боевые листки».
Другие полгода контрактники проводят «на горке». Это точки на территории Чечни, где стоят федералы. Живут в палатках, кормит их полевая кухня. Кормит еще хуже, но и здесь можно купить чего хочешь. Контрактники вообще такая питательная масса, за которой повсюду таскается всякий предприимчивый люд: покупатели армейского товара, торговцы паленым спиртом, наркотиками, проститутками. И все за их счет кормятся, включая командование.
- «На горке» мы отдыхаем, хотя должно быть наоборот, - говорит Александр. - Поступила команда, вскочили среди ночи, отстрелялись по заданным координатам - и спать. Попали или нет - неизвестно. Впрочем, если прокуратура приехала, значит, не попали.
Как ездят в отпуск
Положено ездить так: в колонне до Ханкалы, бронепоездом - дальше. Но так никогда не доедешь: пока отправят, отпуск кончится. Поэтому командование полка организовало неофициальный автобусный тур для отпускников. Выехать за пределы Чечни стоит 6 с половиной тысяч за сотню километров. За эти деньги служивому гарантирован покой на постах кадыровцев и прочих военизированных структур. Иначе, пока выедешь из Чечни, отдашь несколько тысяч плюс нервы. Выходит, дерут с солдата три шкуры для его же блага.
- В автобусе едет проводник и запугивает: не выходите - опасно, война, - рассказывает Александр. - Тоже войну продает. Причем нам же, солдатам.
Автобус запустили недавно. А до этого контрактника «до России» мог подвезти на личной машине какой-нибудь командир. За 20 тысяч - месячную зарплату.


Сколько они получают…
Знаменитые «боевые» отменили. Александру должны около 400 тысяч. Сколько точно - он не знает.
- Там вообще никто не знает, чего и сколько тебе перечислили, - говорит он. - Допустим, перевели на карту зарплату за один месяц, пайковые за другой и «полевые» за третий. Шею свернешь в этой бухгалтерии. К тому же, никто не говорит, что тебе положено. Куча всяких выплат, законов, приказов…
На руки дают по 2 тысячи - на сигареты, остальное перечисляют на карту. Это такой ход командования, который по идее должен пресечь всякий криминал в казармах. На деле безденежный служивый люд зарабатывает, как может: ворует, продает, выклянчивает зарплату на руки. Для этого приходится делиться.
…и тратят
Все хозяйственные расходы - ремонт, коврики, швабры, телевизоры - на плечах контрактников. Естественно, неофициально. Просто с каждой зарплаты отцы-командиры просят скинуться. Как им откажешь? Скидываются на запчасти к машинам, на бензопилы, чтобы заготавливать дрова, на экскаватор, чтобы вырыть яму.
Те, кому задолжали «боевые», выбирают: судиться самому или поделиться. Самому - почти бесполезно: нужные документы никто тебе не даст, да и бесплатных судебных решений - единицы. Чтобы отсудить «боевые», нужно отдать половину. В эту сумму входит «пакет взяток» за документы, в которых написано, что они тебе положены, адвокату - за услуги, и судье - за решение.
Зачем они там остаются
В полку Александра за 2 года сменилось уже 70% контрактников: бегут. Едут в отпуск и не возвращаются. У себя на родине подают в военкомат рапорт на увольнение по семейным обстоятельствам или пишут в прокуратуру: мол, командование не выполняет то-то и то-то. В Чечне, пока не дослужишь контракт, никто тебя не уволит.
- Если всех желающих и разгильдяев выгонять, там никого не останется, - говорит Александр. - Получится, что никакой контрактной армии в Чечне нет. А официально она есть.
Чуть ли не каждый контрактник, с горем пополам вырвавшись в отпуск, раздумывает: возвращаться или нет?
- У большинства это зависимость, - утверждает Александр. - Заработают неплохие деньги, промотают за отпуск по 50 - 70 тысяч… Швыряться деньгами привыкаешь быстро. Особенно если до сих пор с ними дела не имел. А что делать с пустыми карманами? Возвращаться.
Конкретно
Военная Чечня в ценах
*
Минута телефонного разговора с Волгоградом стоит 15 руб.
* «Баклажка» спирта (1,5 л) - 500 руб.
* Бутылка водки: в полку - 250 руб., за пределами полка - от 30 руб.
* Пакет документов в суд на выплату «боевых» - 12 тыс. руб.
* Получить зарплату полностью на руки - 2,5 тыс. руб.
* Незаконный отпуск - 15 - 17 тыс. руб.
* Звание прапорщика - от 20 тыс. руб.
* Зарплата контрактника составляет 20 - 25 тысяч.


Газета Комсомольская правда