Арсений Рогинский. In memoriam

19.12.2017

18 декабря 2017 года  умер Арсений Рогинский – председатель правления Международного Мемориала.


«Мемориал» после ухода Арсения Рогинского

Смерть Арсения Борисовича Рогинского – огромная потеря для «Мемориала». Он был не только председателем Правления Международного Мемориала, но и безусловным и бесспорным лидером. Найти ему равноценную замену невозможно: люди такого масштаба редкость.

Конечно, работать без него будет гораздо труднее. Но работа продолжается – ведь именно благодаря последовательным усилиям Арсения Рогинского «Мемориал» не превратился в организацию единственного лидера. Основой работы каждого направления, каждого проекта «Мемориала» были и остаются самостоятельность и ответственность. И результаты работы представляли и будут представлять обществу разные люди – многие из них хорошо известны в России и в мире.

На следующем заседании Правление выберет нового Председателя.

Все проекты «Мемориала» продолжаются в соответствии с планами. Возникают новые проекты, в обсуждении и осуществлении которых все более важную роль играет молодое поколение мемориальцев.

Последние годы работа «Мемориала» осложнялась усиливающимся давлением со стороны власти (из последнего напомним включение в список «иностранных агентов» Краснодарского отделения – за проведение международных научных конференций, «дело Юрия Дмитриева» в Петрозаводске, очередную клеветническую телепередачу НТВ в середине января, продолжающееся давление на Правозащитный центр: в начале года в Чечне по сфальсифицированному обвинению арестован руководитель представительства в Грозном, затем совершены поджоги помещения представительства в Ингушетии и машины в Дагестане). Несмотря на это – а может быть, вследствие этого – к нам приходит все больше молодых единомышленников – принося и новый взгляд, и новые идеи. Одна из важных задач последних лет – удержать и расширить круг наших сторонников – успешно решается; эта задача будет стоять перед нами и в ближайшие годы.

Разумеется, мы обязательно должны сохранить наследие А. Б. Рогинского – в том числе издать его работы, которые сам он не успел закончить или подготовить к публикации. Не успел в значительной мере из-за того, что столько сил и времени отдавал сохранению и развитию «Мемориала» в нынешних, все усложняющихся условиях.

Мы знаем, что многие испытывают тревогу за судьбу «Мемориала», – и хотим сказать всем нашим друзьям: дело, которому Арсений Рогинский отдал так много, продолжается. Мы ценим вашу поддержку и рассчитываем на нее и впредь.

Правление Международного Мемориала
Москва, 1 февраля 2018 года


Соболезнования, воспоминания, некрологи


Добрый такой, искренний, достойный, дружеский, бесстрашный, выдающийся, незабываемый, с такими теплыми, далековидными глазами.
Светлая память.

Манне Вэнгборг, посол в отставке, Стокгольм


Maria Ferretti. Senja Roginskij, storia di un uomo integro // memorialitalia.it

Андрей Портнов. «Все значительно сложнее...». Вспоминая Арсения Рогинского // urokiistorii.ru, 16.01.2018


Однажды, в один из сумрачных дней ленинградской зимы 1976 года, я пришла в свою комнату в общежитии на улице Шевченко и обнаружила сидящего на кровати странного молодого человека. «Смелый!» – подумала я. Или безрассудный? В те годы русские обычно не афишировали свою дружбу с иностранцами. Но Сене Рогинскому было наплевать. За много лет нашей большой дружбы я не раз наблюдала, как он нарушал все мыслимые правила выживания в СССР. До «Мемориала» – жемчужины Сениной деятельности – он много лет занимался «самиздатом». С библиотечным пропуском, полученным, чтобы якобы искать материалы о деятельности Плеханова, он прочесывал архивы в поисках свидетельств манипуляций советских органов, с помощью которых людей бросали в лагеря и тюрьмы, как и его погибшего в тюрьме отца. Сам пропуск тоже был «нарушением» – за него Сеня получил 4 года лагерей. 
По пятницам у Сени собирался «салон». Я закрываю глаза и вижу, как выхожу из метро «Парк Победы» и иду через парк к дому на улице Гагарина, где у него в квартире собирались самые интересные люди Ленинграда – естественно, диссиденты. Многие из них, как и Сеня, впоследствии стали выдающимися гражданскими активистами и правозащитниками, так или иначе связанными с «Мемориалом». Как же мне повезло, что Сеня был моим проводником по хитросплетениям советской действительности, верным и надежным другом! Как же повезло России, что у нее был такой человек – олицетворение отваги, интеллигентности и прямоты, путеводная звезда в советские и постсоветские времена! Его смерть – невосполнимая утрата для России и всех его друзей. Слава тебе, Сеня.

Роза Гликман

 

С огромной скорбью я прощаюсь с Арсением Рогинским – прекрасным человеком, одним из основателей общества «Мемориал». Я никогда не забуду дни, когда мы вместе с Анджеем Вайдой встречались с Арсением в доме «Мемориала». И когда он приехал в Варшаву на премьеру нашего фильма «Катынь». И когда «Мемориал» организовал показ этого фильма в Москве. Это было для нас – и остается для меня – незабываемым и трогательным воспоминанием. Он был для нас самым важным российским другом. 

Кристина Захватович-Вайда

Уважаемые коллеги Российского Мемориала,
присоединяюсь к вашему общему горю по случаю кончины талантливого руководителя «Мемориала» Арсения Рогинского. Уверена, что вы и впредь продолжите совместно прежнюю гумманую работу, желаю вам сплоченых сил, здоровья и добра в будущем.

Гильда Саббо, исследователь, Таллинн, Эстония 



Письмо Объединения комитетов в защиту евреев в бывшем СССР (Вашингтон, США)

Соболезнования рабочей группы «Восточная Европа и Евразия» Фонда науки и политики в Берлине

Письмо исполнительного директора и директора программ Института развития свободы информации Гиорги Клдиашвили и Левана Авалишвили

Валентин Гефтер. Прощальное слово к уходу Арсения Рогинского

Matthew Luxmoore. Arseny Roginsky, Russian Human Rights Leader, Is Dead at 71 // nytimes.com

Письмо Уполномоченного по делам архивов Госбезопасности («Штази») бывшего ГДР Роланда Яна

Олег Хлебников, Никита Петров. Горькая ирония подлинной истории // novayagazeta.ru

Traueranzeige. Arsenij Borisovic Roginskij // Frankfurter Allgemaine Zeitung, 22.12.2917, N 297


The Russian and worldwide human rights community mourns the passing of Arseny B. Roginsky, an historian, civil society leader, former political prisoner (1981–1985), one of the founders of the International Memorial Society (1989), and the Chairman of its Board of Directors since 1998. The Board of our Association pays tribute to this extraordinary man, his work and his legacy, and sends our heartfelt condolences and our sympathy to his colleagues, family and friends. / Руководство Американской русскоязычной правозащитной ассоциации глубоко скорбит об уходе Арсения Борисовича Рогинского – выдающегося российского историка, правозащитника и одного из лидеров гражданского общества в течение нескольких десятков лет. Наши глубочайшие соболезнования его коллегам по Международному Мемориалу, родным, близким, друзьям.

American Russian-Speaking Association for Civil and Human Rights


Ich habe jetzt vom Ableben und der heutigen Beisetzung von Arsenij gehört.
Das tut mit unendlich leid, dass Arsenij so früh von uns gehen musste.
Ich möchte Dir und allen Mitstreitern von Memorial mein tiefempfundenes Beileid übermitteln.
Für Eure weitere Arbeit wünsche ich Euch viel Kraft und ich versichere, immer an Eurer Seite zu stehen.

Майнхард Штарк, историк, отдел истории Восточной Европы Боннского университета


Я выражаю самые глубокие соболезнования всем родным и близким Арсения Борисовича, всему коллективу «Мемориала». Его смерть – огромная утрата для всей российской общественности и для всех тех, кто заботится о бескомпромиссном осмыслении истории. Одно утешение лишь в том, что то, что создал Арсений Борисович, останется навсегда: само общество «Мемориал».

Хайке Винкель, сотрудница Народного Союза Германии по уходу за военными могилами


От имени [своего] и Лауры Старинк хочу выразить соболезнование в связи со смертью Арсения Борисовича Рогинского. Мир праху его!

Марк Янсен, старый друг «Мемориала»


Laura Starink. De Goelag vond hij een interessante ervaring // nrc.nl


Дорогие,
вспоминаю все беседы с Арсением, которые не кончались после отъезда, они продолжались и продолжаются. Сколько мысли, слов, шуток осталось из них. Как мне получилось, что мог его знать. Его эмоции и интеллектуальные осмышления.
До свидания, АБ!

Петр Мицнер 


Despite all the odds, but as befits a leader of civil society, his harsh life experiences seem somehow to have distilled in him so many of the best human characteristics: civility, reasonableness, moderation and empathy, always accompanied as these were by clarity of purpose, self-discipline, determination and resourcefulness. In his person he testified to the power of the human spirit over suffering. His experiences, deeply rooted in Soviet and Russian history and society, resulted in a life and work that are a lesson to us all, no matter where we may live on this planet. [читать полностью]
Светлая память.

Саймон Косгроув


Всему коллективу мои соболезнования в связи с невосполнимой потерей.

Михаил Черепанов


Письмо заместителя посла США в Москве Энтони Ф. Годфри вдове Арсения Рогинского 

Письмо Временного поверенного в делах Швейцарии в РФ, полномочного министра Патрика Францена 

Памяти Арсения Рогинского. Стихотворение Виктора Булгакова


С глубокой печалью мы получили известие о кончине Арсения Борисовича Рогинского.
Наши глубочайшие соболезнования всем вам, долгие годы трудившимся и боровшимся бок о бок с этим замечательным человеком. Вместе с ним вы боролись за сохранение памяти о сотнях тысяч жертв сталинского режима. Вы боролись за достойные условия для научных исследований истории советских репрессий, за уважение прав человека в современной России.
В эти трудные дни Фонд Генриха Белля остается рядом с вами – скорбя вместе с вами и продолжая наше важное сотрудничество, теперь уже без Арсения Борисовича, но в память о нем.
Наша цель – сохранить уникальное наследие Арсения и продолжить посильную поддержку вашей деятельности.
В надежде на то, что наша общая потеря даст вам силы и мужества на продолжение вашей важной работы.

Эллен Убершер, Фонд имени Генриха Белля


С глубокой скорбью принял известие о смерти Арсения Рогинского, поборника правды, выдающегося историка, политзаключенного и создателя Общества «Мемориал». Его уход – это общая утрата для обоих Народов – Российского и Польского.
Мы провожаем человека, неутомимого в борьбе за историческую правду, восстановившего достоинство жертвам репрессий тоталитарных режимов, в том числе польскому населению в СССР. Мы, поляки, ему особо обязаны за мужество в освещении правды о катынском расстреле. Он навсегда останется для нас вдохновляющим примером борьбы за право на собственное мнение и право на память.
Я преклоняюсь перед свершениями Арсения Рогинского и перед свидетельством, какое дает российский «Мемориал», перед всеми, и в России, и за ее пределами, а также в Польше, кто именно на правде о прошлом хочет созидать доброе будущее.
Мои искренние соболезнования его близким, соратникам и нашим друзьям в России по поводу ухода этого благородного Человека.

Витольд Ващиковски, министр иностранных дел Республики Польша


Письмо исполнительного директора Гражданского форума ЕС-Россия Анны Севортьян


Друзья! Невозможно выразить словами... Все эти дни носила в себе образ Арсения, принимала какие-то слова посторонних добрых людей, сочувствующих общему горю, даже что-то отвечала... Но внутренне – как окаменела... Вся моя мемориальская жизнь прошла на фоне его мудрости и иронии, которая вдохновляла и гипнотизировала, завораживала и увлекала... Когда он рассказывал что-то, играя на своей волшебной дудочке, я готова была уйти за ним в неведомый мне исторической Везер... И остро чувствовала, как свой комплекс, разницу «групп крови»: его – исследовательскую, свою – ненаучно-филологическую... Так хотелось у него чему-то важному научиться. Удалось пока только одному – самоотдаче тому, что связано с нашей работой.
Безмерно благодарна всем, кто поддерживал Арсения Борисовича в дни его долгой болезни.
Душой с вами в часы прощанья.
Сама я приехать не смогу – слишком много свалилось дел, которые невозможно отложить и надо успеть...
Мы все эти дни ставим каждый вечер в зале нашего Уральского Мемориала фрагменты фильма о Керсновской, где с экрана нам говорит Арсений простые и важные слова – речь о достоинстве человека. Как все это обратимо к нему самому! И спасение – в преодолении атомизированности... Поэтому я так остро чувствую сейчас себя вместе с вами, рядом с нашим Другом и Учителем...
«О, пусть моим необратимым прахом приснюсь себе иль стану наяву – не дай мне бог моих друзей оплакать! Все остальное я переживу...»

Анна Пастухова


Арсений Борисович Рогинский давно и прочно вошел в науку и в общественную жизнь. Собственно, он был самым ярким из зачинателей их сближения. Гражданскую активность он учил академической строгости, науку – человечности и гражданственности.
Я уверен, что эта сторона его жизни и творчества будет долго привлекать исследователей и публицистов. Но это все потом. Сегодня важно другое.
Довольно давно уже стало понятно, что кончина близка. Арсений знал это раньше других. Да и врачи не обольщали надеждой. Вряд ли он был безразличен к этому знанию. Но он не пускал его стать главным, заслонить свой талант и интерес. Он упрямо жил заботами, мыслями, делами, которые были важны и неотложны, были его жизнью и ответственностью. Близкая смерть не повод отказаться от себя. В конце сентября по скайпу из Израиля Арсений участвовал в обсуждении легендарного сборника «Память». Предельно слабый, высохший и изможденный до неузнаваемости. Заговорил – и это опять Арсений. Спокоен, содержателен, точен. Думаю, презрение к смерти продлило ему жизнь. И завершило, точно и выразительно, дорогой нам всем образ.
Теперь очень личное, самое важное для меня. Сеня Рогинский и Саша Лавут совсем разные люди. Но в упрямстве назло смерти они близнецы. Мне повезло близко знать и очень любить обоих. Они для меня постоянный укор, постоянный пример, постоянный призыв. Я мечтаю умереть так же достойно.

Сергей Ковалев


 

Ушел навсегда Арсений Борисович Рогинский – Человек с чистой и горячей душой, Защитник правды и права, настоящий Историк, создатель «Мемориала». 
Он был очень теплым, искренним, настоящим, его имя навсегда будет среди тех, кто боролся и борется за человеческое достоинство, за честную историю страны, за свободу.
Приношу глубокие соболезнования всем, кто любил и любит Арсения Борисовича. 
Совершенно невосполнимая утрата. 
Вечная память!

Григорий Явлинский, председатель Федерального политического комитета партии «Яблоко»


Имя Арсения Борисовича Рогинского останется в истории России как имя человека бесстрашного, принципиального, всю жизнь посвятившего служению правде и пробуждению у людей чувства собственного достоинства.
Надеемся, что «Мемориал», одним из создателей которого был Рогинский, сохранит все, что составляло смысл жизни этого выдающегося человека. Приношу соболезнования всем, кто знал и любил Арсения Борисовича.

Эмилия Слабунова, председатель партии «Яблоко»


Коллектив Архива МВД Грузии выражает глубокое соболезнование в связи с кончиной Арсения Борисовича Рогинского. Уход Арсения Борисовича – большая и невосполнимая потеря для всего международного сообщества, для каждого свободномыслящего человека. Мы всегда высоко ценили как личные, так и профессиональные качества Арсения Борисовича, он всегда был примерным гражданином всего свободного, честного и гармонично развивающегося мира. Светлая ему память.

О. Тушурашвили, В. Луарсабишвили

Memorial Deutshland. Zum Tode von Arsenij Roginskij


Читая приходящие в «Мемориал» соболезнования, невольно задумываешься о способности Арсения находить общий язык с людьми, вне зависимости от их возраста и общественного положения. Вероятно, он был очень хорошим школьным учителем. От кого-то я слышала, что, когда он отбывал свой срок, заключенные были готовы пилить за него бревна, лишь бы он сидел и рассказывал им разные истории. (Может быть, так было безопаснее, но в любом случае думаю, что в результате все оставались в выигрыше.) То, что говорил Арсений, почти всегда было интересно, и, более того, в его присутствии у людей возникало ощущение, что важно то, что они говорят или спрашивают. Он не давал готовых ответов, а помогал найти их. Переговорщик, дипломат (в лучшем смысле этого слова), советчик, человек с твердыми принципами – мне бы хотелось представлять его сидящим где-то на небесах и обсуждающим настоящее и будущее со старыми друзьями.

Мэри Маколи


I heard with great sadness the news of Arsenij Roginskij's death. His fight for historical truth and human rights left a profound, indelible trace. Without his contribution, the perception of 20th century history – and its memory – would have been different. But I would like also to remember him as a human being, as I met him in Formia (Italy), where he received in 2014 the «International Vittorio Foa Award» assigned to Memorial, and then in Moscow. Arsenij Roginskij's modesty and complete lack of pomposity impressed all those who met him. He was a great man. 

Карло Гинзбург

Мир скорбит – умер Арсений Рогинский // djc.com.ua

Laura Starink. Een held van onze tijd // raamoprusland.nl

Письмо директора Мемориального музея Холокоста США в Вашингтоне Сары Дж. Блумфельд 

Письмо главы Фонда Фридриха Науманна за свободу Вольфганга Герхардта


Скорбим и грустим по Арсению Борисовичу. Вспоминаю наши встречи в Париже, в Москве. Трудно себе представить Москву и «Мемориал» без Арсения Борисовича. Такая светлая, обаятельная личность! Такой пронзительнй ум, моральная стойкость, мужество и принципиальность! Я его очень ценил и уважал как человека и историка. Буду помнить и вспоминать.

Николя Верт

Jan Machonin. Zemřel zakladatel Memorialu Arsenij Roginskij // babylonrevue.cz

Письмо Михаила Горбачева

Письмо Посла Республики Польша в Российской Федерации Влодзимежа Марчиняка

У меня сегодня много дела:
Надо память до конца убить,
Надо, чтоб душа окаменела,
Надо снова научиться жить.
Прощаемся, друг милый. Страшно трудно будет без тебя. Не с кем больше составлять мозаику прошлого. Не с кем больше говорить о боли жизни, плакать и искать утешения. Не с кем больше смеяться у могилы Цицерона, смотреть, сколько в жизни смешного и радостного. Слишком рано ты ушел, друг мой. Сколько, казалось, у нас еще впереди... А теперь остаемся в одиночестве. Скорбь слишком тяжела. И тяжело быть вдали от Москвы, вдали от друзей, не увидеться с тобой последний раз.
Прощай, друг незаменимый.
Твоя Машуля.

Мария Феретти, Рим


«Самостоянье человека – залог величия его». Казалось бы, эти слова недосягаемо, непостижимо высокие для нашей реальности. И именно этими словами я осмелюсь осмыслить пройденный Арсением Борисовичем Рогинским жизненный путь, его деяния, его «Мемориал».
Дорогие мемориаловцы, приобщаясь к вашей скорби и зная, что потеря Арсения Рогинского невосполнима, не сомневаюсь, что он собрал вокруг себя людей достойнейших, посвященных, верящих в свое дело... Восхищаюсь вашей истинно гуманной деятельностью и желаю дальнейшего самостоянья.
P. S. Много лет назад Юрий Михайлович Лотман обмолвился, что у него был только один ученик... Их взаимоотношения сложились сближением/отстранением: там, где Лотман вынужден был остановиться, Рогинский шел дальше...

Анн Мальц, Тарту


David Remnick. The Historical Truth-Telling of Arseny Roginsky // newyorker.com


Для нас, мемориальцев Новосибирска, как и для всех, наверное, членов нашего братства, уход из жизни Арсения Борисовича воспринимается болезненно и остро, как чувство утраты близкого человека, которым он, по сути, и был для нас всегда. Мы проходили вместе все превратности, успехи и удары, которые уготовила для нас отечественная действительность за эти без малого три десятилетия движения и жизни «Мемориала». Наверняка этим сплавом движения и жизни мы в немалой степени обязаны Арсению Борисовичу. Он заложил и исповедывал замечательный принцип неделимости «Мемориала» на центр и периферию. Немалые наши начинания не только были им и коллегами поддержаны и реализованы здесь, в Новосибирске, но и Московский Мемориал давал нам площадку, приют и кров для наших научных и просветительских акций, презентаций книг, конференций и семинаров, чего, зачастую, не удавалось провести в Новосибирске. Доброжелательность Арсения Борисовича и его открытость в общении для меня, как и, наверное, для всех тех, кто составлял громадное племя «ходоков к Рогинскому», остаются дорогими воспоминаниями. Движение и жизнь без Рогинского оставляет каждому из нас шанс хотя бы в какой-то степени действовать по его принципам. Светлая ему память.

Сергей Красильников


Арсений был носителем множества замечательных человеческих качеств, но прежде всего он был Интеллигентом с большой буквы.
Мы познакомились в 1988 году на одном из первых собраний небольшой группы первых активистов общества, которое позднее стало «Мемориалом». Потеря ужасная, невосполнимая. Нет слов.

Сергей Гродзенский


Deeply saddened by the loss of a dear friend, mentor, and great humanitarian; Arsenii will be sorely missed.

Нэнси Адлер, Институт изучения войны, холокоста и геноцида NIOD (Амстердам)


Штепан Черноушек. Не стать рабом изолганной истории // http://blog.aktualne.cz

Михаил Калужский. Арсений Рогинский: право на память // opendemocracy.net

Умер Арсений Борисович Рогинский // «Троицкий вариант»

Лев Лурье. Памяти Арсения Рогинского // colta.ru


Примите наши искренние соболезнования по поводу кончины Арсения Рогинского. Сочувствуем семье и близким. А. Рогинский внес огромный вклад в нашу общую работу.

Лео Иыйспуу, председатель Общества Memento (Эстония)

 

«Мое поколение называют „детьми 1968 года"». Памяти Арсения Рогинского. Горбачев-Фонд


Боже мой, какая потеря!!! Какая потеря!.. Как будто что-то изменилось в пространстве... что-то необходимое для веры, надежды и правды исчезло... Я только один раз общалась с Арсением Борисовичем, во время съемок, и услышала какие-то важные вещи для себя... и безмерно благодарна ему за это. Очень переживаю. Кажется, что возникнет много непреодолимых сложностей... Держитесь, «Мемориал»! Вы нужны многим, многим людям! С глубокой скорбью и надеждой,

Галина Самойлова, кинорежиссер, Белоруссия


Уход Арсения Борисовича – это большая потеря для всех нас; надломлена опора нашей связи поверх границ. Трудно утешаться тем, что любого можно заменить. Арсения – нельзя. Когда мы думаем о нем как о лице «Мемориала», то не хотим этим умалить значение кого-то из вас. Для нас «Мемориал» – это не общественная организация, а скорее пространство встречи, частью которого мы себя ощущаем, хотя КАРТА и не входит в Международный Мемориал. Арсений, казалось, сам нас объединял. [читать полностью]

сотрудники Центра КАРТА (Варшава)

 

Такая неправильность есть в человеке: по-настоящему мы оцениваем другого только после его ухода. По той пустоте, которая осталась в сердце, и сожалению, что так мало было времени на общение… Всегда доброжелательный, внимательный собеседник, с веселыми и умными
глазами – таким Арсения Рогинского я встречал на многочисленных за эти годы встречах. И каждый раз впечатлялся им как человеком с
сильным характером, спокойным и умудренным жизненным опытом, отстраненным от внешней суеты. Таким он и останется в моей памяти, уже навсегда…

Сергей Шимоволос, Нижегородский Мемориал


18 декабря 2017 года пришла эта весть: на 72-м году жизни, не имея сил справиться с длительной и тяжкой болезнью, скончался Арсений Рогинский – председатель Правления Международного общества «Мемориал», выпускник историко-филологического факультета Тартуского университета, ученик Юрия Михайловича Лотмана, один из блестящих историков и издателей исторических трудов современности того сорокалетней давности исследовательского периода, когда публикация замалчиваемых фактов истории разных периодов ХХ века могла стоить, а в его случае и стоила свободы. Ему и Никите Охотину Мандельштамовское общество обязано соучредительской миссией «Мемориала», как и дружеской поддержкой многих своих начинаний – от встреч у Соловецкого камня и открытия памятного знака «Последний адрес» в Нащокинском переулке до многочисленных заседаний самого общества в напитанной историей атмосфере «Мемориала». Еще один штрих: когда в 2013 году Мандельштамовское общество оказалось вышвырнутым из РГГУ и вступило в катакомбный период своей истории, одним из первых, кто протянул ему руку помощи, был «Мемориал», согласившийся принять на ответственное хранение наши архив и библиотеку.
Мандельштамовское общество выражает соболезнование и глубокое сочувствие родным и близким Арсения Борисовича Рогинского, сотрудникам «Мемориала», его коллегам по правозащитной деятельности и читателям его трудов в связи с понесенной ими невосполнимой потерей. 

Павел Нерлер, Юрий Фрейдин, Мандельштамовский центр


Tous les chercheurs du Cercec (Centre d'études du monde russe, caucasien et centre-européen, EHESS/CNRS) ont un jour ou l'autre croisé, travaillé, conversé avec Arsenij Roginskij. Nous tenons en leur nom exprimer notre immense tristesse face à sa disparition.
Il joua un rôle essentiel pour créer une nouvelle histoire de l'URSS et des répressions staliniennes. Il fut un infatigable défenseur des droits de l'homme et ne baissa jamais les bras pour défendre l'association Memorial à laquelle nous tenons tous, tant. Grand historien, humaniste, passionné, nous nous rappelons tous la chaleur de ses paroles, ses interventions passionnées qui ne renonçaient pour autant jamais à la rigueur et à la volonté de dire la vérité.
Sa disparition est une perte immense pour nous tous, pour la Russie, pour les droits de l'homme et pour l'histoire.

Владимир Берелович, Ален Блюм, Франсуаз Досе, Катрин Гусефф
и все сотрудники Центрa изучения российского, кавказского и центрально-европейского пространства (Cercec)

 

Письмо Посла Финляндии в Российской Федерации Микко Хаутала


Я выражаю глубокое соболезнование за кончину человека чести и веры, великого правозащитника России и мира и моего друга-историка Арсения Борисовича Рогинского. Мы с Арсением познакомились в зимних днях 1979 года в Ленинграде. Тогда он боролся замечательно за память и свободу мысли, и после 1991 года он уже начал бороться с большей энергией за правду и мир, создав «Мемориал». Прекрасный вклад в создание новой России. Мы, японские друзья, не забудем Вас. Прощай, Сеня.

Харуки Вада, почетный профессор Токийского университета


Узнали о прискорбном событии, очень расстроены уходом Арсения Борисовича...
Общение с ним в рамках конкурса   Человек в истории. XX век», конкурс исследовательских работ для старшеклассников, проводимый Международным Мемориалом. – memo.ru] начиная с 2001 года всегда было позитивным, радостным, обогащающим нас.
Николай Антипин, победитель конкурса 2004 года, а ныне зам. директора областного архива, узнав о печальном событии, написал на своей странице в соцсети: « Ушел Арсений Борисович Рогинский... Удивительный человек, историк, правозащитник, председатель правления общества «Мемориал». Много лет назад он сказал мне:  «Еще больше работай. В жизни мужчины ничего другого по-настоящему и нет. Иди в архив, сиди там с утра до вечера... Из тебя выйдет толк, но только при этом условии». Мне было тогда 16 лет. Эти слова врезались в память. Так и следую его совету...»
А я благодарю вас за приглашение 2016 года, мне удалось поговорить с Арсением Борисовичем на церемонии награждения. Его добрые слова поддержки, оценки нашей работы дорогого стоили!!!
Переживаем. Скорбим.

Марина Салмина от имени всех челябинцев – многолетних участников вашего замечательного конкурса


Вместе с вами глубоко скорбим и разделяем горечь случившегося. Арсений Борисович стоял у истоков организации «Мемориал», которая открыла важную страницу истории страны, восстановила честные и добрые имена людей. Он оставил вам, соратникам и ученикам, свое детище, и оно, безусловно, в надежных руках. Спасибо вам и судьбе, что предоставили возможность и нам общаться с вами, доброжелательными и целеустремленными людьми. «Мемориал» и Арсений Борисович – неразделимые понятия и дела, жизненные и надолго, несмотря ни на какие препятствия.

Алла Загоскина и семья Сынковых, г. Вельск Архангельской области


Кончина Арсения Борисовича Рогинского – тяжелая утрата для всех нас, нам очень нужны такие люди, но, к сожалению, теряем их. Арсений Борисович показал миру пример человеколюбия и сострадания. Совет Чеченских Беженцев в Азербайджане от лица всех чеченских беженцев выражает вам свое соболезнование. Терпения и стойкости его близким и родственникам!

 Совет Чеченских Беженцев в Азербайджане


С прискорбием узнали о кончине Арсения Борисовича Рогинского. Соболезнуем родным, близким друзьям. Надеялись, что он выздоровеет, вернется к работе, ведь так много осталось несделанного! Не случилось...
Вечная Вам память, Арсений Борисович.

Члены РОО «Московский мемориал»


Глубоко скорбим по поводу смерти достойнейшего Человека, настоящего борца Арсения Борисовича Рогинского. Уверены, что на Земле он оставил свой добрый след, борясь за права тех, кто пострадал от жуткого тоталитарного режима. Светлая ему память...

Н. Рощина, г. Иваново


Выражаю всему коллективу «Мемориала» самые искренние соболезнования по поводу смерти Арсения Борисовича Рогинского. Он запомнится не только как общественный деятель, стоявший у истоков создания правозащитного движения в России, но и как удивительно теплый, неравнодушный и чрезвычайно интеллигентный человек!

Мария Сбитнева, г. Омск


Письмо посла Королевства Нидерландов в Российской Федерации Рене Джонс-Бос

Письмо Комиссии при президенте РФ по реабилитации жертв политических репрессий


Скорбим вместе с вами о смерти дорогого Арсения Борисовича – замечательного человека, авторитетного ученого, великолепного организатора, нашего друга. Вечная ему память!

Людмила и Наталия Герасимовы, Елена Трубецкова


От лица всех сотрудников фонда EVZ хотим принести Вам наши искренние соболезнования.
Мне посчастливилось лично познакомиться с Арсением Рогинским прошлой весной. А на заседании попечительского совета господин Лукин рассказал нам о том, как навестил его в больнице в Израиле. Мы все надеялись, что ему и его семье еще уготованы некоторые годы совместной жизни и что он сможет еще раз приехать в Москву.
С самого момента основания фонда EVZ Арсений Рогинский был нашим незаменимым другом и советчиком. Он словом и делом помогал нам во всех вопросах деятельности фонда и открыл перед нами многие двери. Мы никогда не забудем его трогательное, наполненное личными воспоминаниями выступление на конференции «Картины старости» в Берлине, его активную деятельность в качестве председателя попечительского совета программы «Место встречи – диалог», а также тесное сотрудничество со всеми вами в рамках исторического конкурса «Мемориала».
Арсений Рогинский был добрым и умным человеком. Его жизнь является для нас примером для подражания. Мы считаем своим долгом продолжать его дело.
Мы желаем всем Вам сил и сожалеем о его смерти. Мы будем по нему очень скучать!
Близким Арсения Рогинского – наши искренние соболезнования.

Андреас Эберхардт, председатель правления фонда «Память, ответственность и будущее»


Let me transmit my very sincere condolences and deep sorrow on the death of Arseny Roginsky. He was a great friend, made enormous contributions to Russian society within Memorial and for me an extremely valuable contact in the work to clarify the fate of Raoul Wallenberg within the Swedish-Russian working group 1991–2001.

Ханс Магнуссон, генерал-инспектор МИД Швеции в ранге посла,
ранее сопредседатель шведско-российской рабочей группы по выяснению судьбы Рауля Валленберга


Нам посчастливилось тесно общаться и быть в числе его друзей благодаря ежегодной книжной ярмарке во Франкфурте. А в Москве были лишь шапочно знакомы, когда встречались в Каретном. На стенде же «Мемориала» во Франкфурте Арсений Борисович, или Сеня, был как многостаночник: одновременно общаясь с журналистами, мог прочесть лекцию по любой изданной литературе, а какая-нибудь точка на карте ГУЛАГа превращалась для задавших вопрос посетителей в захватывающую историю Добра и Зла.
При всей своей известности и знании истории «красного» террора в энциклопедическом объеме, при своей максимальной занятости в процессе обсуждения многочисленных проектов «Мемориала», которые приходилось решать в дни ярмарки, он оставался неизменно доступным, общительным, охотно вспоминая разные байки и политические анекдоты и очаровывая наших волонтеров, даже тех, кого видел впервые. 
Мы все потеряли истинного правозащитника с огромным опытом, жизнерадостного и умного товарища и руководителя, а когда надо, то и бесстрашного бойца, умевшего задавать власти самые неудобные вопросы.

​Зайтуна (Зоя) Ареткулова, Игорь Рейф, Франкфурт-на-Майне


Глубокие соболезнования.

Алексей Лотман


Мое соболезнование и сочувствие родным и близким Арсения Борисовича Рогинского! А близких у Арсения Борисовича миллионы – все, кого задели своими черными крыльями сталинщина и ГУЛАГ. У меня был минутный разговор с ним несколько лет назад у Соловецкого камня на Лубянке во время акции «Возвращение имен». После того как я зачитал имена москвичей, расстрелянных в 30–х годах, и сказал о своем отце, отбывавшем срок в СевДвинлаге и погибшем там, ко мне подошел Арсений Борисович со словами: «Мой отец тоже отбывал срок в СевДвинлаге. Инженеров там было немного, может быть, наши отцы знали друг друга. Я ведь и сам родился в тех краях – в Вельске». Мы обменялись телефонами и адресами. Больше мне с ним не пришлось встретиться, но и за те несколько минут я почувствовал такую теплоту и искреннюю заинтересованность Арсения Борисовича в судьбах людей, живых и погибших, что он сразу стал близким мне человеком. А уже потом я узнал об огромной работе, которую он вел в «Мемориале», и о его мужестве, которого требовала работа. Светлая ему память!

Виктор Боголепов, Самара


It is with great shock and consternation that I heard the news yesterday of Arseny Roginsky's death. I would like to express to you, Arseny's family and
all your colleagues at Memorial my sincere wishes of condolences. I did not know that Arseny had been ill for some time. His loss undoubtedly leaves a
great hole in your hearts that can never be filled.
I never had a chance to really meet with Arseny, but I know what an absolutely fundamental role he played in ensuring that the millions of victims of Stalinist crimes are not forgotten and that their suffering serves as a reminder of the enormous responsibility we all hold to ensure respect for the dignity of human life. Aside from his unwavering determination, I admired his extraordinary courage – he knew the risks and he persisted nonetheless in his mission. That in itself shows what a remarkable person he was.
I was so grateful to you and Arseny in 2016 for your unhesitating support of the Raoul Wallenberg International Roundtable, and I am so glad that we have Arseny's very poignant and moving opening comments on film. I also know what a crucial role he and Memorial played in the initial stages of the Raoul Wallenberg investigation in 1990/91.
These will be very difficult days ahead for all of you – the only consolation is perhaps that, in the end, the deep sense of loss you feel is the price we pay for love. Would it not be much worse if we never had experienced such true friendship and a deep connection with our fellow human beings?
In this spirit, I send all of you warmest wishes and much strength in the coming weeks.

Сьюзен Бергер (Германия – США), историк, соорганизатор конференции памяти Валленберга в Международном Мемориале (сентябрь 2016)


Вместе с Вами скорбим по поводу кончины Арсения Борисовича Рогинского. Это огромная потеря для правозащитного движения, для всей России. Но он успел сделать очень много. Общественную и политическую жизнь настоящей России сейчас представить без «Мемориала» невозможно, и в этом его главная заслуга. Абсолютно лишенный пафосности, наделенный огромной не показной человечностью, честностью, способностью к самопожертвованию и высочайшим интеллектом, он был подлинным интеллигентом.
Мы будем помнить и наше общение, и общие дела, особенно конца 80-х – первой половины 90-х годов, совместные издания мемориальских книг («Звенья») и тех, что делались при том или ином его участии («Минувшее» вместе с Володей Аллоем и Сашей Добкиным), и взаимодействие по мемориальским и весмировским публикациям по Катыни, и те дружеские встречи, которые не прекращались до самого последнего времени.
Вечная память.

Олег Зимарин, генеральный директор и главный редактор издательства «Весь Мир»


Скончался Арсений Борисович Рогинский, Свободный Человек, Правозащитник, Историк, возвращавший имена и достоинство людям, чьи судьбы сломала государственная машина террора. Человек – прямо и открыто говоривший правду и бравший на себя гражданскую ответственность. <...> Он был и остается для нас настоящим Другом Польши, примером Правозащитника и Человека Достоинства. Мы выражаем искренние соболезнования родным и близким Арсения Борисовича и всем мемориальцам. Мы разделяем ваше горе. [читать полностью]

Данута Пшивара, от имени сотрудников и друзей Хельскинского фонда по правам человека (Варшава, Польша)


...Для нас, детей, родители которых в расцвете лет были убиты по указанию Тирана, очень важно было, чтобы эти зверства не были забыты нашим народом в 21 веке. Арсений Борисович репрессии испытал на себе и мужественно продолжал создавать «Мемориал», который начал собирать материалы о тех ужасах, которые были, и только из этих материалов можно было узнать настоящую Правду о трагедии 20 века в СССР. Трудно будет без Арсения Борисовича. Продолжайте важное дело. Мир праху его.

Профессор Владимир Тольский


Мои самые искренние соболезнования всем, кто дружил и работал с Арсением Борисовичем. Его смерть – невосполнимая утрата для России и для всех, кому она небезразлична. Об этом сегодня говорят и пишут многие. Но для меня он олицетворял еще и связь с историей моей собственной семьи. Он застал четыре ее поколения – от Якова до Якова – и навсегда останется в нашей памяти.

Михаил Габович, научный сотрудник Эйнштейновского форума (Потсдам, Германия)

Яков Гордин. Умер Арсений Рогинский // novayagazeta.spb.ru

Marcello Flores. La lotta di Roginskij per la verita sul Gulag // Corriere della Sera

Германо-российский музей Берлин – Карлсхорст скорбит вместе с вами о потере единственного в своем роде человека. Не хватит никаких слов, чтобы рассказать о том, что сделал Арсений Рогинский для культуры памяти в России. С его смертью Россия потеряла важный моральный голос и выдающегося человека [читать полностью].

Йорг Морре (директор) и сотрудники музея


Я хотел бы выразить вам глубочайшие соболезнования от себя лично и от имени представительства Фонда им. Фридриха Эберта в РФ. С уходом Арсения Рогинского Россия теряет выдающегося человека.

Мирко Хемпель, директор Филиала зарегистрированного союза «Фонд им. Фридриха Эберта» (Германия) в РФ


С вeликой скорбью я узнaлa о кончинe Сeни. Это тяжелая и глубоко печальная новость. «Мемориалу» и мeмориaльцaм всe мои личныe и глубокиe соболeзновaния, кaк и от Тургeнeвской библиотeки [Русская общественная библиотека имени И. С. Тургенева в Париже. – memo.ru]. Цaрство eму нeбeсноe.

Сaбинa Брeйяр


Пишу вам от всего тартуского братства слова скорби и светлой памяти нашего однокурсника, нашего студенческого любимца Сени (так мы его всегда называли!) Рогинского. Только что, в конце ноября, я подходила к вашему стенду на Non fiction, чтобы передать ему привет.
Пусть земля ему будет пухом, а он останется в нашей памяти умным, затейливым, неутомимым, родным.

Нэлли Мельц, Этэри Кекелидзе, Людмила Еланская
и многие-многие из тех лет, когда мы были здоровы, молоды и полны надежд


Создатель «Мемориала», Арсений Рогинский с самого начала был инициатором всей работы общества. Изучение отдельных судеб советских граждан, которые вынуждены были сталкиваться с самыми разнообразными формами ограничения свобод и лишения свободы, насилия, репрессий, в результате чего многие из них погибли, с самого начала было главной задачей общества «Мемориал». Но эта работа свидетельствует о том, что и в самых тяжелейших условиях все же находились люди, которых проявляли человечность и сострадание. И такие люди, как Арсений Рогинский, которые не замкнулись в своем личном негативном опыте, а, оттолкнувшись от него, выступили за более справедливый мир.
Память о жертвах репрессий и насилия, о том, что они пережили, способствует тому, чтобы мы лучше осознавали значение активного и ангажированного гражданского общества и пространства, которое необходимо ему, чтобы разворачивать свою деятельность.
В память об Арсении Рогинском я желаю всем сотрудникам и сотрудницам общества «Мемориал» как можно больше сил для выполнения вашей важной задачи.

Франк-Вальтер Штайнмайер, президент ФРГ


Письмо посла Федеративной Республики Германия Рюдигера фон Фрича


The sad news reached us that mr Arsenij Roginskij passed away. I would like to express my condolences with this great loss. Mr Roginskij will be missed – also here at our institute in Amsterdam. We wish his family, friends, and especially all of you at Memorial strength.

Марин ван дер Хейден, Международный институт социальной истории (Амстердам)

Андрей Колесников. Жизнь как опыт сопротивления: памяти Арсения Рогинского // vedomosti.ru

Памяти Арсения Рогинского. Центр «Возвращенные имена»

«Он занимался историей освободительного движения. И был его частью». Соратники и коллеги вспоминают Арсения Рогинского // meduza.io

Анастасия Курилова, Иван Тяжлов. Хранитель «Мемориала» // kommersant.ru

Вацлав Радзивинович. Умер Арсений Рогинский // wyborcza.pl (русский перевод здесь)

Вальтер Кауфманн. Фонд им. Генриха Белля скорбит об уходе из жизни сооснователя «Мемориала» Арсения Рогинского

Елена Рачева. Его мемориал // novayagazeta.ru

...Какая ужасная потеря для нас, давит тяжелым грузом, хоть и были вроде готовы. Сеня был, пожалуй, самым свершившимся из нас человеком – потенциал много у кого был, но Сеня единственный создал реальную организацию и движение, оценить значение которых сегодня, я думаю, еще не очень возможно.

Елена Шкловская


Мемориальцы, хотим сказать, что мы с вами в этот тяжелый момент и разделяем ваше горе. Соболезнуем.

Наталья Забродоцкая, Татьяна Бокарева, Давиде Касале, Томаш Поспишил,
Представительство ЕС в России

Илько-Саша Ковальчук, Бернд Флорат от имени Общества Роберта Хавеманна. Памяти Арсения Рогинского

Письмо Уполномоченного по правам человека в Пермском крае Павла Микова

Ушел из жизни выдающийся историк и правозащитник, один из основателей и председатель правления Международного Мемориала, наш дорогой коллега Арсений Рогинский. «Новое литературное обозрение» выражает глубокие соболезнования родным и близким Арсения Борисовича, сотрудникам общества «Мемориал» и многим-многим людям, неравнодушным к делу его жизни. Светлая память.

Издательство «Новое литературное обозрение»


Die Nachricht vom Tod von Arseni Roginski erfüllt mich mit Trauer. Arseni Roginksi verkörpert wie kaum ein anderer die Vergangenheit und Gegenwart der russischen Bürgerbewegung. Er war ein politischer Intellektueller, ausgewiesener Historiker und passionierter Menschenrechtler, der sein Lebenswerk dem Kampf für Pluralismus und gegen die Gefahren des Nationalismus gewidmet hat – beides Ziele, die in unseren heutigen Gesellschaften nichts an Dringlichkeit eingebüßt haben.
 Als Gründungsmitglied der Gesellschaft Memorial, die sich für Menschenrechte und Aufarbeitung der Geschichte des Stalinismus einsetzt, hat Arseni Roginski nicht nur ein europäisches Netzwerk unabhängiger Geschichtsaufarbeitung ausgebaut, sondern auch einen wesentlichen Beitrag zur Vertiefung der deutsch-russischen zivilgesellschaftlichen Beziehungen geleistet. Dafür wurde ihm 2010 das Bundesverdienstkreuz verliehen. Seine Herzlichkeit, seine Ironie und seine Bescheidenheit werden allen, die ihn persönlich kannten, in Erinnerung bleiben.Die Bundesregierung wird auch weiterhin Memorial und anderen Menschenrechtsorganisationen zur Seite stehen, die sich wie Arseni Roginski dafür einsetzen, dass die Anliegen von Verfolgten und Benachteiligten Gehör finden.

Зигмар Габриэль, министр иностранных дел Германии


Глубоко скорбим о кончине Сени Рогинского, одного из самых достойных граждан нашей страны, блистательного ученого и прекрасного человека.

А. В. Лавров, академик РАН, главный научный сотрудник ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН
В. Е. Багно, член-корреспондент РАН, научный руководитель ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН


Тульское отделение «Мемориала» выражает глубокие соболезнования Международному обществу «Мемориал» и семье Арсения Борисовича Рогинского. 

С. Щеглов, Куликов, Е. Серегина, П. Панарин и все члены правления Тульского Мемориала
и ревизионной комиссии Тульского отделения «Мемориала»


Трудно найти слова... Для всех это большое горе, неожиданность и несправедливость... Держитесь, друзья! Соболезнование всем...

 Светлана Костина, Областная общественная организация «Мемориал» города Миасса

 

Какое страшное известие! Сердце разрывается, мозг отказывается верить. <...> Как дальше жить «Мемориалу»? Что делать? Как мог уйти из жизни человек, чьи ум и душа сумели провести нас через все эти годы, оберегая наше общее дело?
Насколько смогу, я буду продолжать наше общее дело. Я обещаю ему это.
Я счастлива, что судьба познакомила меня с Арсением Борисовичем – учителем и единомышленником.

Татьяна Алфертьева, Пензенский Мемориал

 

Какой удар, какая потеря! Вот это финал года! Скорбим безмерно. Замены нет... А впереди еще утраты и утраты... Сожмите сердце в кулак! Не позволять себе никакой слякоти. Собраться и работать, елико хватает дыхания.
Мы до конца надеялись на иной исход.
Но живо его детище – «Мемориал».

Надежда Тюленева, Андрей Клочков, Тульский Мемориал
 

Мои соболезнования.

Алексей Степанов, Татарстанский Мемориал

 

Утрата страшная. У меня общение с ним было, но до обидного редкое... Но – человеческое, теплое. И фото – надо поискать в архиве...

Николай Поляков, Брянский Мемориал

 

Скорбим и помним. Уходят лучшие, ушел и он. Ушел, свершив великое, о чем все 30 лет Мемориальское сообщество, в те времена Союза, сейчас России и других, столь многих стран и регионов, поставили в Москве – великий памятник невинно осужденным, расстрелянным невинно и другим не променявшим честь и веру на сладостные благости земли. Его жизнь, это труд, результат которого – «Стена скорби» в столице нашей родины, в Москве.
Скорбим и помним, мы живые, твой труд, во славу памяти живущих воскресив, о всех невинно убиенных. Ты смог добиться исполненья... мечты твои, о памятнике этом, сбылись. А мы с тобой, Арсений, мы скорбим... безмерно...
Мемориальское сообщество России.

Александр Рождествин, председатель правления Оренбургского движения «Мемориал»


Нет слов... Глубоко скорбим...

Бийское общество «Мемориал»


О Боже! Примите наши соболезнования!

Анна и Михаил, гражданские активисты, Вильнюс


Скорблю вместе с вами. Чрезвычайно жаль, большая потеря.

Галина Шаверина, общество «Совесть», г. Северодвинск

 

Это очень печальная новость. Выражаю соболезнование семье, близким, коллегам, товарищам. Не верится.

Елена Макей, Екатеринбургский Мемориал 


Тверской Мемориал скорбит вместе с вами!

В. Шарипова, Тверской Мемориал


Искренние соболезнования родным и близким, всем, кто знал, работал, уважал этого замечательного человека, очень жалко и больно.

Лидия Наумова, комитет «Надежда» сети «Миграция и право»

 

Члены Хибинского общества «Мемориал» выражают глубокое соболезнование в связи с уходом из жизни такой яркой личности – Правозащитника. Светлая ему память и земля пухом.

Ирина Хищенко, Хибинское общество «Мемориал»

 

Совет Хибинского общества «Мемориал» скорбит вместе с вами. 

А. Романова, председатель Хибинского Мемориала 


Соболезную родным, коллегам, всем нам...
Светлая память!

Наталья Левочкина, Омск


Нет слов, скорбим вместе с Вами.

В. Гайдаш и другие сотрудники Краснодарского регионального пункта «МиП»


Какая жестокая весть. Я не могу поверить, что это возможно. Неужели нельзя было его уберечь? И ничего нельзя было изменить? Он молодой еще. Несправедливо. Очень большая утрата.
Я Арсения Борисовича видела всего трижды, но он на меня произвел огромное впечатление: мягкий, спокойный, с постоянной улыбкой. Удивительно, как такой мягкий, добродушный человек совмещал в себе твердость, силу духа, несгибаемость. Вечная ему память! Все, кто когда-либо встречался с Арсением Борисовичем, не смогут его забыть!

Тамбовский Мемориал


Друзья!
Соболезную всем, кто общался с этим замечательным человеком.
Арсений Борисович прожил ярко и результативно!
Скорблю.

Василий Гуслянников, Саранск


Это горе – для всех нас, тяжело очень, невыносимо больно...

Галина Школьник, СПб ОО «Мемориал»

 

Скорблю – это ничего не сказать. Шок.

Лилия Турченкова, Смоленский Мемориал


Комсомольское-на-Амуре общество «Мемориал» выражает свое соболезнование по поводу смерти Арсения Борисовича Рогинского.
Светлая ему память!

М. Кузьмина


Это очень больно! Я был с ним лично знаком, когда пытались организовать отделение «Мемориала» в Минске... Светлая память! Пусть земля ему будет пухом!

Владимир Романовский, Белорусский Мемориал


Очень сочувствую.
За то непродолжительное время, что у меня было для общения с ним, сохранились только самые положительные впечатления: спокойный, рассудительный, вдумчивый, душевный.
Очень жаль.
Соболезнуем.

Роман Лёрек, Иркутский Мемориал


Горько. Скорбим...
А мы сегодня нашего Сиротинина хороним. Что ж они, чуть ли не день в день... 

Алексей Бабий, Красноярский Мемориал


Примите наши искренние соболезнования по поводу кончины Арсения Рогинского.

Сосногорский Мемориал


Мы скорбим и разделяем это горе вместе со всеми, кто знал, уважал и любил Арсения Борисовича. Рогинский с самого рождения вкусил все прелести соцреализма. Будучи одним из отцов и основателей общества «Мемориал», он отдал все свои силы на искоренение сталинских «цветов зла». Мы уверены, что дело его жизни найдет достойное продолжение.
Вечная память!

Лев Дельцов, Елена Селезнева, Саратовский Мемориал


Владимирский Мемориал соболезнует. Господь забирает себе самых лучших.

Мария Лапутина


Чистопольское отделение Российского Мемориала глубоко скорбит об уходе из этого мира Арсения Борисовича Рогинского. Для нас он останется навсегда примером служения исторической правде и в правозащитной деятельности. Выражаем искреннее сочувствие его близким и всем мемориальцам.

Рафаил Хисамов


Коллектив Амурского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Российское историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество „Мемориал"» выражает свои соболезнования коллегам, родным и близким Арсения Борисовича.
Большая потеря для всех...
Светлая память Арсению Борисовичу!


Осенью 1988 года во Всесоюзном Доме кино прошла первая конференция «Мемориала». Мемориальцы эту конференцию хотели сделать учредительной для организации Всесоюзного историко-просветительского и правозащитного общества «Мемориал», однако по настоянию зав. отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС товарЫша Капто конференцию назвали организационной, но без всяких последствий. Конференция прошла в свете прожекторов под стрекот кино- и видеокамер западных информационных агентств. Великие Правозащитники совершенно справедливо и громогласно обвиняли КПСС во множестве ее подлостей и требовали отменить в Конституции СССР положение о «руководящей роли» КПСС. Сидевший рядом со мной парень из команды Новодворской кричал с места, что обществу «Мемориал» нужно передать здание КГБ на Лубянке. Яростно спорили, чем должен заниматься «Мемориал», входит ли в его круг дел разоблачение только сталинских политических репрессий или политических репрессий всего советского времени. Причем все, кто яростно разоблачал КПСС и требовал от «Мемориала» поставить к стенке верхушку КПСС, никогда до этого и потом никаких публикаций по материалам архивов или бесед с политЗЭКами не опубликовали, разве кое-что из воспоминаний. Многие хотели покрасоваться громогласным обличением КПСС перед телевизионными камерами мировых новостных агентств, не желая думать о возможности регистрации «Мемориала» в условиях. Я понял, что эта истерия – лучший предлог для властей не допустить реальной организации «Мемориала» в свете советского законодательства. В моем выступлении я сказал, что приехал в Москву не для того, чтобы штурмовать Лубянку, а для того, чтобы объединиться с единомышленниками для изучения советской истории. Арсений поднялся на трибуну одним из последних и задал активно кричащим вопрос: а кто будет заполнять карточки на политрепрессированных? После этого у нас с Арсением возникло доброе взаимопонимание, регулярно подкрепляемое моими публикациями на темы политрепрессий.
Особенно плодотворным оказалась наше противодействие попыткам сорвать учредительную конференцию в январе 1989 года в Доме культуры МАИ. Кстати, ректор МАИ Рыжов был единственным в Москве, кто, несмотря на указание партийных органов, предоставил «Мемориалу» зал для проведения учредительной конференции. В зале находился некто по фамилии (или ГБэшной кличке) Нумеров, который и до этого много сделал для срыва конференции. Зная мою спокойную позицию и запись к выступлению с трибуны, он попытался использовать и меня. В результате после нескольких выступлений подлецов выступали мемориальцы, умевшие разоблачить негодяев, что позволило конференции пройти относительно спокойно. Замечательно умно и твердо вели конференцию Юрий Николаевич Афанасьев и заменявший его временами Евгений Евтушенко. Успешно работал с немосковскими делегатами конференции Виктор Кучириненко. Напряжение было колоссальным. Юрий Афанасьев сидел в перерыве в организационной комнате обессиленный, тяжело дыша. Он же на заключительном этапе сорвал попытки внести в проект устава «Мемориала» дурацкие поправки, которые кто по глупости, кто по «партийному заданию» пытались поставить на голосование, ибо большинство по доброте душевной в данном случае голосовало «за» все предложение. Но зарегистрировать «Мемориал» при советской власти из-за противодействия Горбачева, Медведева и Капто не удалось ни в Москве, ни на Украине, ни в Казахстане. Логика партийных властей была «железной»: «сначала зарегистрируйте общество во всех республиках», в республиках партийная сволота говорила: «сначала зарегистрируйте общество во всех областях», в областях «посылали» в районы.
При этом никто из партийных бонз не вспоминал, что общества «Локомотив», «Динамо», «Буревестник» и другие сначала организовывали в Москве и лишь после этого «спускали» распоряжение об их организации в республиках и областях.
К счастью, и в значительной мере благодаря организаторскому таланту Арсения Рогинского и его сподвижников, «Мемориал» выжил. Через «Мемориал» прошли многие люди, ставшие позднее крупными политиками и общественными деятелями, во-первых, это Лев Пономарев и Вячеслав Игрунов. А. Рогинский активно противодействовал попыткам превратить «Мемориал» в политическую партию, понимая, что это приведет к смерти историко-просветительской и правозащитной деятельности общества.
Регистрацию провели только после развала СССР. Арсений Рогинский был автором структуры «Мемориала», которую предложил составить из независимых региональных обществ, что оказалось весьма удачным в перспективе фашизоидной власти путинской России.
Когда мне пришло сообщение о смерти святого Арсения Рогинского, я долго не мог сдержать слезы.

Виктор Снитковский, бывший член Правления Всесоюзного историко-просветительского и правозащитного общества «Мемориал», председатель Бостонского историко-просветительского общества «Мемориал»

 

Примите наши самые искренние соболезнования по случаю кончины Арсения Рогинского, необыкновенного человека, ученого и общественного деятеля, так много сделавшего для сохранения нашей исторической памяти. Уверены, что дело, в которое он вложил всю душу и силы, будет продолжено вами, его товарищами, наследниками и друзьями, Помните, что мы всегда с вами и будем вечно хранить память об Арсении Борисовиче.

Татьяна Горяева, Российский государственный архив литературы и искусства


Узнал, что умер Сеня Рогинский. Опомниться не могу.

Евгений Бешенковский, историк-архивист


Этапы-этапы… Но это этап другой –
Последний… В Архив, главнее которого нету.
И если он есть, тот архив, за смертной чертой,
То тебе там готова шконка поближе к свету,
А может, Верховный хранитель всех событий и дел
Фофан подгонит и скажет, глазищи пряча:
Иди ко мне архивариусом – я тут совсем угорел,
Я ж тебя для того и взял, что никак иначе…

Наум Ним


Масштаб личности Сени Рогинского, его потрясающий талант понимания другого человека, самого важного, главного в тебе, его бесконечное сочувствие людям и очень светлое, радостное какое-то умение проживать момент в абсолютной полноте и в то же время отстраненно и всегда с долей юмора, и вот такое всегда чувство полноты общения, родственности, теплоты, – я не знаю другого такого щедрого на открытость другому, на способность вобрать в себя и обдумать вместе с тобой твой мир, и эта неописуемая , неповторимая улыбка... Если есть в мире несправедливость, так это когда его покидают такие настоящие, большие люди...
Мир праху твоему, дорогой Сенечка! Бесконечно скорблю...

Елена Курьянова


Euch und allen in der Gesellschaft Memorial und in der russischen Menschenrechtsbewegung engagierten Menschen möchte ich mein tief empfundenes Beileid zum Tod von Arseni Roginski zum Ausdruck bringen. Memorial und Russland haben einen bedeutenden Historiker, einen mutigen und engagierten Menschenrechtler, einen stets um die Wahrheit bemühten Menschen verloren. Auch seine Freunde in Deutschland trauern um ihn, der Euch und uns viel zu früh verlassen hat.
Ich erinnere mich gut an unsere Begegnungen in Moskau, in Berlin oder während der Frankfurter Buchmesse. Arsenis Kenntnis der russischen Geschichte und seine klugen politischen Analysen haben mich immer beeindruckt. Seine Bedeutung für die Aufarbeitung der sowjetischen Vergangenheit ist einmalig. Ohne sein unermüdliches Wirken läge wohl vieles, was wir heute wissen, noch im Verborgenen.
Besonders froh war ich über das Gelingen eines gemeinsamen, maßgeblich von Arseni angeregten russisch-deutschen Projekts, welches von der Bundesstiftung Aufarbeitung gefördert wurde und zur Klärung des Schicksals von mehr als tausend Opfern in den frühen 1950er Jahren beitrug. Arsenis Bedeutung als Historiker und Verteidiger der Menschenrechte reicht deutlich über Russland hinaus. Aus gutem Grund wurde er in Deutschland mit dem Bundesverdienstkreuz geehrt.
2013 begleitete er den Bundespräsidenten beim Besuch der unter Mitwirkung von Memorial zustande gekommenen GULAG-Ausstellung in Berlin. Arseni erläuterte mit der ihm eigenen Sachkenntnis die Bedeutung der Exponate. Ich erinnere mich noch gut an seine detaillierten Schilderungen sowie an seinen Elan und an seinen Humor, der ihm trotz des ernsten Themas nicht abhanden kam. Ich hoffte auf viele weitere freundschaftliche und zugleich lehrreiche Begegnungen.
Krankheit und Tod haben diese Hoffnung zunichte gemacht. Wir trauern um einen guten Freund. Aber uns bleiben die Ergebnisse seiner jahrzehntelangen engagierten Arbeit. Ich habe keinen Zweifel daran, dass Memorial sie in Arsenis Sinne fortsetzen wird – trotz aller gegenwärtigen Probleme und Behinderungen.
In Gedanken bin ich bei Euch, beklage mit Euch den Verlust eines verehrten und geliebten Menschen. An Arseni werde ich mich immer mit großer Achtung und Dankbarkeit erinnern.

Герд Поппе, немецкий политик


Искренние соболезнования в связи с уходом из жизни Арсения Борисовича. Утрата невосполнимая, но его заслуги вечны. Искренне верим в то, что Общество и дальше будет продолжать столь же по-честному и без халтуры бороться за правдивую историческую память страны. Сил вам!

Нина Миронова, оргкомитет премии «Гражданская инициатива»


Очень много и теплых, и горячих слов по поводу смерти Арсения Борисовича Рогинского в ленте. Да, день прошел под гнетом этого шока обещанной никогда невстречи. Невозможно сжиться с мыслью, что мы не выйдем покурить на крыльцо «Мемориала», обсуждая очередной поворот истории и поглядывая в овсяный кисель московского неба. Вот просто один еще раз – тоже нет.
Но это все домашние эмоции и милые воспоминания у всех. А на самом деле я относился и отношусь к Рогинскому по-другому. На самом деле я видел в нем и вижу одного из самых значительных современников, с которым мне довелось общаться. Одного из самых значительных и важных людей России последних 25 лет.
Рогинский не любил броской публичности. Прятался от своей роли одной из ключевых фигур российской общественно-политической жизни. От роли вожака и организатора. Ему больше нравилась роль серого кардинала – или это была академическая скромность, или прививка конспирации.
Он рьяно настаивал на черте, напрочь отделяющей правозащиту от политики. Определенно брезгуя последней. Мы спорили об этом, когда я записывал его лекцию о правозащитном движении для курса в «Открытом университете». Он рисовал историю правозащитного движения как изолированную от политической истории. Говорил, что диссидентство не дало ничего российской политике. И хотя это по большому счету не так, в этом есть, конечно, немало справедливого и важного для размышлений (если сравнить, например, судьбу русского диссидентства и польского).
Эта тяга к ограничению, она, может быть, мешала современникам осознавать настоящий масштаб его личности. Но, слава богу, есть ясное свидетельство, неоспоримая улика. «Мемориал». Одна из самых удивительных, красивых и успешных институций, созданных в России в последние 30 лет. Одно из настоящих достижений ее постсоветского периода. Того, в чем смысл этого периода себя сумел проявить и запечатлеть.
Да почему только постсоветского? Если посмотреть на всю историю России – всю-всю историю России – и назвать 10 самых ярких и значительных негосударственных институций, то и сюда войдет «Мемориал». Ключ и замок, соединивший историка, ставшего общественным деятелем, с предметом его любви – русской историей.

Кирилл Рогов


Арсений Рогинский... Сеня...
Прекрасный, умный ироничный, доброжелательный, мужественный, веселый. Один из тех немногих, на ком завязывались и застегивались самые разнообразные человеческие отношения, через кого транзитом проходили самые разные пути и биографии. Человек, сделанный из самых ценных и самых редких материалов.
В общении с ним всегда ощущалась близкая родственность. Непонятно, чем это ощущение достигалось, но оно было, и было оно отчетливым.
Уверен, что так было для многих. Потому и потеря эта – не только потеря «выдающегося общественного деятеля». Это само собой, и это несомненно.
Но это личная родственная потеря для очень многих, кто сегодня болезненно ощутил острый укол сиротства.
Светлая память...

Лев Рубинштейн


Только что узнал об уходе из жизни Арсения Рогинского и хочу выразить свои глубокие соболезнования коллективу «Мемориала». 
Мы с Арсением Борисовичем впервые встретились в 1989 году в Бонне по случаю участия делегации «Мемориала» на конгрессе немецких исторических мастерских. Последняя встреча состоялась, более или менее случайно, летом 2015 года в «Мемориале» в Москве. В марте этого года мы проводили в Варшаве конференцию с участием «Мемориала», польского Института национальной памяти и Института современной истории о проблемах истории политической и юстиции переходного периода в наших странах в 1930-е по 1950-е годы. Мысль о том, что теперь больше нет возможности передать Арсению Борисовичу соответствующий сборник, который в данный момент еще находится в стадии подготовки, очень болезненна. 

Юрген Царуски, Институт современной истории Мюнхен – Берлин


Потрясен смертью Арсения! 
Такие люди не должны умирать рано. Для меня он был одним из тех. кто олицетворял МЕМОРИАЛ. Знаю его с 1988 года. Добрый, умный, энциклопедически образованный, всегда выдержанный, мгновенно принимающий разумные решения, убедительный в своих доводах, прекрасный организатор.
Мне сегодня исполнилось на три года больше, чем Арсению, и я плачу, как ребенок.

Виктор Снитковский

Музей истории ГУЛАГа и Фонд Памяти выражают искренние соболезнования родным и близким Арсения Борисовича.

Арсений Борисович всегда был рядом, поддерживал Музей, стоял у истоков Фонда Памяти. Он сыграл большую роль и в моей личной судьбе. Арсению Борисовичу можно было позвонить в любое время, за 10 минут дойти от Музея до «Мемориала» и получить совет, поддержку и человеческое понимание. Мне этого будет очень не хватать, Арсений Борисович навсегда останется в моем сердце.

Роман Романов, директор Музея истории ГУЛАГа и руководитель Фонда Памяти

Это невосполнимая потеря для всех. Арсений Борисович был великим патриотом. И мы все, наша страна перед ним в неоплатном долгу. Он и его коллеги, друзья по «Мемориалу» вернули нам память о миллионах наших сограждан, уничтоженных в годы коммунистического террора. Они дали нам возможность понять самих себя, свои корни и историю. Несмотря на свою тяжкую жизнь, Арсений Борисович был светлым, лучезарным и очень добрым человеком. Работа и разговоры с ним были истинным человеческим наслаждением. Буду всегда помнить его и помогать его и нашему делу. 

Сергей Караганов, член Совета Фонда Памяти


Умер Арсений Борисович Рогинский, старый-старый, более 40 лет, друг, Сеня, Сенечка... Историк милостью Божьей, ученик Юрия Лотмана. Человек, наделенный замечательным чувством юмора и врожденной артистичностью. Как мы все обожали его устные рассказы! Ему был 71 год, он долго и тяжело болел. Один из создателей и руководитель «Мемориала». А еще раньше, в 70-е, он создал «Мемориал» явочным порядком, когда собирали материалы по истории ХХ века – документы, воспоминания, фотографии и т. д., и объединяли в журналы «Память», которых вышло за границей 5 выпусков. Ему этого не простили, сделали уголовное дело за якобы подделку документов – ходил в спецхран по якобы чужому пропуску (хотя ходил по своему!), и он отсидел на севере 4 года в уголовном лагере. «Да не сгинет „Мемориал"!» – надписал он мне одну из книжек еще в середине 90-х. «Мемориал» таки не сгинул и продолжается, всеми нашими общими усилиями. Он действительно животворил наш мир своим присутствием, и мы будем навсегда ему благодарны. Всеми мыслями сейчас с родными и близкими.

Евгений Захаров


Дошла весть о смерти Сени Рогинского. Очень печальное известие. Мои искренние соболезнования родным Арсения Рогинского и его коллегам по «Мемориалу». Очередь туда бесконечна. Надо бы и хочу быть готовым, а не умею. Поминаю Сеню разным, он был талантливый и очень умный. И очень много сделал.

Юрий Самодуров

Награждение победителей Школьного конкурса

  • Театр «У Никитских ворот» (ул. Б. Никитская, д. 23/14/9)
  • 30.04.2018
  • 11:00

В Москву приезжают авторы 40 лучших исследований