Владимиру Буковскому – 75

30.12.2017


Известному правозащитнику, диссиденту и политзаключенному советской эпохи Владимиру Буковскому исполнилось 75 лет.
Присоединяемся к поздравлениям юбиляру.


Сын известного советского писателя и журналиста К. И. Буковского. Родился 30.12.1942 в г. Белебее (Башкирская АССР), где семья находилась в эвакуации. Вырос в Москве.

После ХХ съезда КПСС стал, по его словам, ощущать себя противником коммунистической идеологии; отказался вступать в комсомол. В 1959, в десятом классе, исключен из школы за участие в издании рукописного литературного журнала, не санкционированного дирекцией, и был вынужден завершать среднее образование в вечерней школе. В 1960 поступил на биолого-почвенный факультет Московского университета. 

В своих воспоминаниях Буковский рассказывает, что осенью 1960 именно он стал инициатором возобновления собраний молодежи у памятника Маяковскому, которые в то время утратили прежнюю регулярность. Свой вклад в «Маяковку» он определяет, как «чисто организаторский», состоящий в безопасной эвакуации чтецов с площади и пресечении попыток оперативников произвести задержания. Здесь он познакомился с Юрием Галансковым, Эдуардом Кузнецовым, Владимиром Осиповым и другими будущими диссидентами. Пытался «легализовать» «Маяковку», обеспечив ей покровительство комсомольских структур, но вскоре оставил эту затею. Весной 1961 КГБ провел с ним «профилактическую беседу». Осенью того же года у активистов «Маяковки» были проведены обыски. На одном из этих обысков был изъят текст Буковского, содержавший его соображения о перспективах демократизации ВЛКСМ; впоследствии этот документ был квалифицирован следователем как «тезисы о развале комсомола». Осенью 1961 получил отказ в восстановлении на факультете после академического отпуска и отчислен из университета. В 1962, после того как в ходе суда над Эдуардом Кузнецовым, Владимиром Осиповым и Ильей Бокштейном возникла угроза возбуждения против него уголовного дела, уехал на полгода в геологическую экспедицию в Сибирь.

В первой половине 1960-х в кругу близких друзей обсуждал различные методы борьбы с советским режимом, в том числе и конспиративные (впоследствии в советской печати его обвиняли даже в организации военизированных подпольных групп); однако в конечном итоге отдал предпочтение открытым формам сопротивления.

В мае 1963 на обыске в квартире Буковского КГБ обнаружил и изъял изготовленные им фотокопии книги Милована Джиласа «Новый класс». Был арестован, признан судом невменяемым и отправлен в Ленинградскую спецпсихбольницу с диагнозом «психопатия паранойяльного типа». Освобожден в феврале 1965.

В конце 1965 вновь был принудительно госпитализирован, на этот раз – за участие в подготовке «митинга гласности» в защиту Андрея Синявского и Юлия Даниэля. Освобожден в июле 1966 по ходатайству «Международной Амнистии», делегация которой приезжала в это время в Москву.

Был в числе организаторов демонстрации 22 января 1967 на Пушкинской площади. Через четыре дня арестован и осужден (процесс Буковского, Вадима Делоне и Евгения Кушева, Мосгорсуд, 30 августа – 1 сентября 1967) на 3 года лагерей за «участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок». Отказался признать себя виновным. Последнее слово Буковского широко распространялось в самиздате. По материалам процесса Павел Литвинов составил сборник документов «Дело о демонстрации 22.01.1967 года».

В январе 1970, отбыв срок в уголовном лагере, вернулся в Москву. Чтобы избежать привлечения к уголовной ответственности за «тунеядство», – его нигде не брали на работу, – стал литературным секретарем поэтессы Рахиль Баумволь (матери известного «самиздатчика» Юлиуса Телесина), а после ее отъезда в Израиль – писателя Владимира Максимова.

В 1970, вскоре после освобождения из лагеря, дал несколько интервью западным корреспондентам, рассказав о политзаключенных, подвергающихся психиатрическим репрессиям. Буковского вызвали в прокуратуру и предупредили, что если он не прекратит передавать на Запад информацию о нарушениях прав человека в СССР, то будет привлечен к уголовной ответственности. За ним установили демонстративную наружную слежку. Тем не менее он продолжал собирать и публиковать на Западе материалы об использовании советской психиатрии в борьбе с инакомыслием. В начале 1971 обратился к зарубежным врачам-психиатрам с открытым письмом. К письму были приложены копии заключений судебно-психиатрических экспертиз в отношении шести инакомыслящих – Петра Григоренко, Натальи Горбаневской, Валерии Новодворской и др., – на основании которых группа британских психиатров сделала вывод об отсутствии достаточных медицинских оснований и наличии политических мотивов при установлении советскими медиками вынесенных им диагнозов. Кроме того, Буковский составил и передал за границу сборник материалов о людях, признанных невменяемыми, также получивший широкий резонанс. Таким образом, именно ему принадлежит основная заслуга в инициировании на Западе широкой кампании вокруг темы «карательной психиатрии» в Советском Союзе, приведшей, возможно, к определенному ограничению масштабов применения этого способа расправы над инакомыслящими.

На публикации в западной прессе ответил сам заместитель председателя КГБ С. Цвигун. В его статье (журнал «Политическое самообразование», 1971, № 2) утверждалось, что обвинения в карательном использовании психиатрии абсолютно беспочвенны, а люди, которые передают эту информацию за границу, – клеветники, работающие на иностранные спецслужбы.

В марте 1971 Буковского в четвертый раз арестовали. Аресту предшествовала статья «Нищета антикоммунизма» в газете «Правда», где его назвали злостным хулиганом, занимающимся антисоветской деятельностью.

Суд над Буковским состоялся в январе 1972. Ему инкриминировалось распространение антисоветских материалов, передача их за границу, «клеветнические измышления». Буковский просил, чтобы в суде его защищала адвокат Дина Каминская, однако его ходатайство было отклонено, так как у Каминской не было «допуска к секретному судопроизводству».

В последнем слове, указав на многочисленные процессуальные нарушения, имевшие место в ходе следствия и суда, Буковский заявил, что в его действиях нет ничего антисоветского. «Осуждая меня, власти преследуют цель скрыть собственные преступления – психиатрические расправы над инакомыслящими... Буду бороться за законность и справедливость. И сожалею я только о том, что за этот короткий срок – один год, два месяца и три дня, – которые я пробыл на свободе, я успел сделать для этого слишком мало».

Был приговорен Мосгорсудом 5 января 1972 за «антисоветскую пропаганду» к 7 годам заключения (с отбыванием первых двух лет в тюрьме) и 5 годам ссылки. Наказание отбывал во Владимирской тюрьме, затем в пермских политических лагерях, где в соавторстве со своим солагерником, психиатром Семеном Глузманом, написал «Пособие по психиатрии для инакомыслящих» – своего рода практическое руководство, призванное помочь тем, кого власти пытаются объявить невменяемыми. В 1974 возвращен во Владимирскую тюрьму – за голодовки и конфликты с лагерной администрацией, как «злостный нарушитель режима».

Приговор, вынесенный Буковскому, вызвал большой общественный резонанс. В его защиту неоднократно выступали Инициативная группа по защите прав человека в СССР, Андрей Сахаров, позднее Московская Хельсинкская группа. Необычайный размах приобрела международная кампания в защиту Буковского. Он стал одним из самых известных на Западе советских политзаключенных. Важную роль в этом сыграла мать Буковского Нина Ивановна, постоянно и настойчиво обращавшаяся к различным западным политическим лидерам и общественным деятелям.

18 декабря 1976 Буковского под конвоем, в наручниках, доставили в московский аэропорт «Шереметьево» и отправили в Швейцарию – итог сложной дипломатической комбинации, в результате которой одновременно был освобожден из заключения и выслан из Чили лидер чилийской компартии Луис Корвалан, арестованный после прихода к власти генерала Пиночета. В связи с этим городской фольклор пополнился частушкой:

Обменяли хулигана
На Луиса Корвалана.
Где б найти такую б...,
Чтоб на Брежнева сменять!

(Автором этой частушки был Вадим Делоне, передавший текст по телефону из Парижа в Москву).

Вскоре после высылки из страны был принят в Белом доме президентом США Джимми Картером.

Поселился в Великобритании, закончил Кембриджский университет по специальности «нейрофизиология». Написал книгу воспоминаний, изданную на многих языках. Был членом редколлегии журнала «Континент».

Принимал активное участие в различных акциях в защиту прав человека; например, был одним из организаторов кампании по бойкоту московской Олимпиады 1980. В 1983 в Париже была создана организация «Интернационал сопротивления», пытавшаяся скоординировать деятельность эмигрантских групп из стран с коммунистическими режимами. Ее президентом стал Буковский, председателем – Эдуард Кузнецов, исполнительным директором – Владимир Максимов.

В 1983– 1988 приложил много усилий к освобождению советских солдат, попавших в плен к афганским моджахедам.

«Он всегда больше всех делал, потому что интенсивность его практической деятельности была огромна... Он функционировал с колоссальным напряжением, непрерывно и был самым настоящим профессионалом» (Анатолий Якобсон).

После 1990 несколько раз приезжал в Россию. В 1992 участвовал в качестве эксперта в слушании в Конституционном суде РФ «дела КПСС». В рамках подготовки этого процесса получил доступ к секретным документам КПСС из Архива Президента РФ. По собранным материалам написал книгу «Московский процесс».

Живет в Англии. Продолжает активно заниматься публицистикой и общественно-политической деятельностью. В 2004 стал соучредителем российского общественно-политического движения «Комитет-2008. Свободный выбор». В 2008 его кандидатура была выдвинута на пост Президента РФ, но не зарегистрирована Центризбиркомом под предлогом длительного постоянного проживания вне пределов России.

В 1992 Буковскому Указом Президента Ельцина было «возвращено» российское гражданство, хотя советского гражданства его, по всей видимости, никогда не лишали (во всяком случае, в момент высылки ему выдали советский загранпаспорт сроком на 5 лет). Однако в 2014 МИД РФ заявил о сомнениях в законности приобретения им статуса российского гражданина и отказался выдать ему новый российский паспорт взамен просроченного. При этом посольство РФ в Великобритании регулярно отказывает Буковскому в разрешении на въезд в Россию по британскому паспорту.

 

 

Награждение победителей Школьного конкурса

  • Театр «У Никитских ворот» (ул. Б. Никитская, д. 23/14/9)
  • 30.04.2018
  • 11:00

В Москву приезжают авторы 40 лучших исследований