Хронология, статистика и география репрессий

Хронология

Датой начала советских репрессий в соответствии с законом «О реабилитации жертв политических репрессий» является день Октябрьской революции – 25 октября (7 ноября) 1917 года. В 1920-1950 годы жертвами политических репрессий стали миллионы граждан, после смерти Сталина речь идет о нескольких тысячах человек. Последнее политическое дело было начато против известной участницы диссидентского движения Валерии Новодворской в апреле 1991 и прекращено 23 августа 1991 в связи с изменением обстановки. Закон «О реабилитации жертв политических репрессий» был принят 18 октября 1991 года.

Детальное установление хронологии ключевых событий истории террора в СССР – задача отдельных исследователей и «Мемориала» как движения. В рамках этой работы к 70-летию событий Большого террора был подготовлен проект 1937.memo.ru, объединившиий основные документы и даты одного из самых трагических событий истории страны. Общий обзор и хронология истории принудительных переселений в Советском Союзе приводятся в книге П. Поляна «Не по своей воле» (см. приложения 1 и 2). Хронология развития пенитенциарной системы представлена в справочнике «Система исправительно-трудовых лагерей в СССР». История карательных органов освещена в справочниках Н. Петрова. 

На региональном уровне огромная историческая работа проведена отделениями и проектами «Мемориала». 

Статистика

По оценкам Международного Мемориала, под действие закона о реабилитации попадают 11-11,5 миллионов человек на территории бывшего СССР. Подробно группы репрессированных и их численность описаны в предисловии к базе «Жертвы политического террора в СССР», последние (2016) статистические подсчеты приведены в статье А. Рогинского и Е. Жемковой «Между сочувствием и равнодушием – реабилитация жертв советских репрессий»

Около 5,8 миллионов человек стали жертвами «административных репрессий», направленных против определенных групп населения (кулаков, представителей репрессированных народов и религиозных конфессий). От 4,7 до 5 миллионов человек были арестованы по индивидуальным политическим обвинениям, из них около миллиона были расстреляны. Это предварительные оценки, полученные в результате многолетней работы исследователей с внутренней статистикой карательных органов на центральном и региональном уровнях, следственными делами.

Как движению «Мемориалу» принципально важно установление имен всех репрессированных. В настоящий момент в сводной базе «Жертвы политического террора в СССР» имена около 2,7 миллионов человек. Эта база была составлена главным образом на основе региональных Книг памяти, в подготовке которых часто принимали участие члены местных организаций «Мемориала». В настоящий момент база данных пополняется.

География

За годы существования «Мемориала» проведена огромная работа по установлению локальной топографии террора. Главным образом этим занимались региональные отделения. Полный обзор этой деятельности был бы слишком объемным, приведем лишь несколько примеров. Регулярные экспедиции к спецпоселениям и остаткам лагерей Прикамья устраивает Пермский Мемориал. Марина Кузьмина создала ряд путеводелей по местам репрессий в Хабаровском крае, Воркутинский Мемориал много лет занимается благоустройством лагерного кладбища Речлага. Поселки раскулаченных и места ссылкок – одно из ключевых направлений исследований Красноярского Мемориала. Существенную работу по исследованию локальной памяти о репрессиях в самых разных регионах провели школьники-участники конкурса «Человек в истории. Россия – XX век». В Москве действует проект «Топография террора», наносящий на карту города историю репрессий слой за слоем.

Е. Жемкова, А. Рогинский. Между сочувствием и равнодушием – реабилитация жертв советских репрессий
[Статья на основе доклада, сделанного на международной конференции «После диктатур: работа с жертвами в Европе» (Институт им. Ханны Арендт по изучению тоталитарных режимов, Дрезден, 27–29 июня 2013 года), опубликована на немецком языке в сборнике Nach den Diktaturen. Der Umgang mit Opfern in Europa. Dresden, 2016]

Е. Жемкова. Масштабы советского политического террора 
[фрагмент статьи, опубликованной на немецком языке в сборнике Nach den Diktaturen. Der Umgang mit Opfern in Europa. Dresden, 2016]