Заявления Правления Международного Мемориала

19 июля 2021 года

Беларусь: защитить правозащитников. Заявление российских правозащитников

7 июля 2021 года

О деле Юрия Дмитриева

29 мая 2021 года

«Нежелательные» друзья России

24 февраля 2021 года

Фальшивая альтернатива

17 февраля 2021 года

Дело Дмитриева: суд снова выполнил политический заказ

29 сентября 2020 года

О приговоре Юрию Дмитриеву

8 сентября 2020 года

Свободу Марии Колесниковой!

11 августа 2020 года

О ситуации в Беларуси

22 июля 2020 года

О приговоре Юрию Дмитриеву

7 июля 2020 года

Юрий Дмитриев невиновен и должен быть освобожден

7 мая 2020 года

Покушение на память. О демонтаже мемориальных досок в Твери


5 ноября 2019 года

О ликвидации Движения «За права человека»


31 октября 2019 года

О преследовании Пермского Мемориала


26 августа 2019 года

О раскопках Российского Военно-исторического общества в Сандормохе


12 июля 2019 года

Будущее Сандормоха: каким оно должно быть с нашей точки зрения
 

4 июня 2019 года

О школьном конкурсе «Человек в истории. Россия – ХХ век»


31 мая 2019 года

По поводу фальсификаций в СМИ


5 февраля 2019 года

Охота на «агентов» продолжается


8 февраля 2019 года

Свобода совести в России превратилась в фикцию


6 декабря 2018 года

Об административном аресте Льва Пономарева


13 ноября 2018 года

О дискуссии вокруг Стены памяти в Коммунарке


19 октября 2018 года

Московские власти срывают традиционную акцию «Возвращение имен»
 

20 сентября 2018 года

Процесс Оюба Титиева: надежды на справедливость нет


2 июля 2018 года

О судьбе музея политических репрессий в Йошкар-Оле


1 февраля 2018 года

«Мемориал» после ухода Арсения Рогинского

Смерть Арсения Борисовича Рогинского – огромная потеря для «Мемориала». Он был не только председателем Правления Международного Мемориала, но и безусловным и бесспорным лидером. Найти ему равноценную замену невозможно: люди такого масштаба редкость.

Конечно, работать без него будет гораздо труднее. Но работа продолжается – ведь именно благодаря последовательным усилиям Арсения Рогинского «Мемориал» не превратился в организацию единственного лидера. Основой работы каждого направления, каждого проекта «Мемориала» были и остаются самостоятельность и ответственность. И результаты работы представляли и будут представлять обществу разные люди – многие из них хорошо известны в России и в мире.

На следующем заседании Правление выберет нового Председателя.

Все проекты «Мемориала» продолжаются в соответствии с планами. Возникают новые проекты, в обсуждении и осуществлении которых все более важную роль играет молодое поколение мемориальцев.

Последние годы работа «Мемориала» осложнялась усиливающимся давлением со стороны власти (из последнего напомним включение в список «иностранных агентов» Краснодарского отделения – за проведение международных научных конференций, «дело Юрия Дмитриева» в Петрозаводске, очередную клеветническую телепередачу НТВ в середине января, продолжающееся давление на Правозащитный центр: в начале года в Чечне по сфальсифицированному обвинению арестован руководитель представительства в Грозном, затем совершены поджоги помещения представительства в Ингушетии и машины в Дагестане). Несмотря на это – а может быть, вследствие этого – к нам приходит все больше молодых единомышленников – принося и новый взгляд, и новые идеи. Одна из важных задач последних лет – удержать и расширить круг наших сторонников – успешно решается; эта задача будет стоять перед нами и в ближайшие годы.

Разумеется, мы обязательно должны сохранить наследие А. Б. Рогинского – в том числе издать его работы, которые сам он не успел закончить или подготовить к публикации. Не успел в значительной мере из-за того, что столько сил и времени отдавал сохранению и развитию «Мемориала» в нынешних, все усложняющихся условиях.

Мы знаем, что многие испытывают тревогу за судьбу «Мемориала», – и хотим сказать всем нашим друзьям: дело, которому Арсений Рогинский отдал так много, продолжается. Мы ценим вашу поддержку и рассчитываем на нее и впредь.

Правление Международного Мемориала

Арсений Рогинский. In memoriam
 

24 января 2018 года

Обращение к российской и мировой общественности в связи с арестом Оюба Титиева


20 декабря 2017 года

К столетию со дня создания ВЧК


15 декабря 2017 года

О блокировке сайта «Открытой России»


22 февраля 2017 года

О «Марше Бориса Немцова»


Тексты заявлений 2009–2015 гг., опубликованных на старом сайте Международного Мемориала


4 сентября 2015 года
Абсурдное судебное решение относительно Правозащитного центра «Мемориал» должно быть отменено

4 октября суд оштрафовал Правозащитный центр «Мемориал» за неисполнение «Закона об иностранных агентах».

«Закон» предписывает, чтобы организации, включенные Минюстом в реестр «организаций – иностранных агентов», во всех своих публикациях указывали на это обстоятельство. Само по себе это требование, с нашей точки зрения, глубоко аморально. По сути, от организаций требуют клеветать на себя. Потому что словосочетание «иностранный агент» имеет в русском языке исключительно отрицательную коннотацию и обозначает что-то вроде «шпиона» или «диверсанта».

За двукратное неназывание себя «иностранным агентом» на ПЦ «Мемориал» и наложили штраф в 600 тысяч рублей.

Абсурд ситуации заключается в том, что те два анонса мероприятий, за которые оштрафован ПЦ «Мемориал» (за каждый анонс по 300 тысяч), не имеют к ПЦ «Мемориал» никакого отношения. Оба мероприятия (вполне академические доклады, первый – о понятии «электронная демократия», второй – о немецкой исторической памяти) проводились совершенно другой организацией – Международным обществом «Мемориал». И объявления о них были опубликованы на сайте Международного общества «Мемориал». Материалы Правозащитного центра размещаются обычно на том же сайте, и ни от одного из них ПЦ «Мемориал» ни в какой мере не отказывается, но штрафуют ПЦ не за собственные материалы, а за материалы Международного Мемориала. Правозащитный центр входит в Международный Мемориал, оставаясь, однако, полностью самостоятельной организацией. При этом Международный Мемориал, проводивший мероприятия и размещавший о них информацию, ни Прокуратурой, ни Минюстом никогда никаким «агентом» признан не был, соответственно у него нет обязанности каким-либо специальным образом маркировать свои публикации.

Казалось бы, ошибка Минюста очевидна. Но это ведомство, а вслед за ним Роскомнадзор, даже и получив все разъяснения, продолжают на своей явной ошибке настаивать, а суд, несмотря на предоставленные документы и показания свидетелей, принимает их точку зрения.

Международный Мемориал неоднократно заявлял свою позицию по поводу «Закона об иностранных агентах».

Мы по-прежнему убеждены в том, что этот неправовой и аморальный закон должен быть отменен.

Мы выражаем протест по поводу абсурдного судебного решения о правонарушении, якобы допущенном Правозащитным центром «Мемориал».

Мы будем добиваться, чтобы это решение, несообразное ни с правовой, ни с обычной человеческой логикой, было отменено.


5 мая 2015 года
Памятники Сталину недопустимы

Каждый год перед 9 мая, а особенно в годы юбилеев Победы, в разных регионах России на разных уровнях возобновляются попытки установить памятники Сталину или по крайней мере развесить плакаты с его изображением. Зачастую эти попытки закамуфлированы – Сталин возникает не один, а в составе какой-то группы: маршалов, кавалеров ордена Победы, лидеров антигитлеровской коалиции.

Однако появление рядом со Сталиным дополнительных исторических персонажей не меняет существа дела. Установка любого памятника с фигурой Сталина – кощунственна. Преступления Сталина не имеют аналогов в отечественной истории. Их масштабы таковы, что появление его изображений в публичном пространстве в каком бы то ни было позитивном контексте недопустимо и должно быть запрещено законодательно.

Речь ни в коей мере не идет о том, чтобы вычеркивать Сталина из истории и запрещать его упоминание, как это делал сам Сталин с уничтоженными им бывшими соратниками. Но место диктаторов – в музейных залах, учебниках, исторических монографиях – в контексте их деяний, а не на площадях городов.

Напомним: на памятнике 1000-летия России в Новгороде, установленном в 1862 году, среди выдающихся российских деятелей нет изображения Ивана Грозного. Его решили не помещать из-за совершенных им злодеяний – хотя роль этого тирана в отечественной истории вполне заметна.

Существуют пределы, выйдя за которые, человек утрачивает право на общественное уважение. И отсутствие законодательного запрета на публичное прославление Сталина демонстрирует, что государство все еще не осознало существование таких пределов.


28 февраля 2015 года
Убийство Бориса Немцова: ответственность власти

В ночь с 27 на 28 февраля 2015 года в центре Москвы, в сотне метров от Кремля, застрелен Борис Немцов. Это – политическое убийство.

В последние годы и месяцы власть России и служащие ей средства массовой информации создали атмосферу ненависти к любому инакомыслию. Государственная пропаганда не только «высвечивает», подобно прожектору, мишень для убийц, но и создает у них ощущение безнаказанности. Оппозиционных и просто независимых общественных и политических активистов называют вражескими агентами, по сути объявляя их «разрешенной целью». Так, на 1 марта на канале НТВ был объявлен показ очередной серии «Анатомии протеста», где Борису Немцову отведена роль одного из главных
«врагов».

Но пропагандой дело уже не ограничивается: с подачи власти создан «Антимайдан» – отряды штурмовиков, открыто провозглашающие своей целью силовое, за рамками закона, подавление оппозиции. Эти силы тесно связаны с «ополченцами», воюющими на востоке Украины, откуда в Россию возвращаются люди, имеющие опыт прямого и безнаказанного вооруженного насилия.

Сегодня мы еще не знаем имен исполнителей, организаторов, заказчиков преступления. Но мы можем определенно утверждать: именно российская власть создала все предпосылки для убийства Бориса Немцова.


26 декабря 2014 года
Удар по Сахаровскому центру – это удар по интеллектуальной свободе

По независимым гражданским организациям нанесен очередной удар – вслед за «Голосом», Правозащитным центром «Мемориал», Московской школой гражданского просвещения, фондом «Общественный вердикт» и другими уважаемыми общественными объединениями в «иностранные агенты» власти зачислили и Общественную комиссию по сохранению наследия академика Сахарова, более известную как Сахаровский центр.

Важнейшей общечеловеческой ценностью Андрей Дмитриевич Сахаров считал интеллектуальную свободу. Неслучайно именно организация свободной дискуссии стала главным способом работы Сахаровского центра. И как раз это оказалось решительно не по вкусу Министерству юстиции. «Политической деятельностью в интересах иностранных источников» объявлено открытое и ничем не стесненное обсуждение острых проблем прошлого и настоящего России. Обсуждение, в котором, на наш взгляд, сегодня более всего нуждается наша страна, наши сограждане.

Мы требуем немедленно прекратить кампанию по навешиванию ярлыков на независимые организации. Эта кампания копирует худшие образцы травли инакомыслящих в советские годы.

Объявление «иностранным агентом» – это не только преднамеренное оскорбление Сахаровского центра, это оскорбление и памяти А. Д. Сахарова, возвращающее нас в эпоху, когда его самого бесконечно обвиняли в «предательстве Родины», в «обслуживании интересов Запада».

Мы выражаем солидарность нашим друзьям в Сахаровском центре.

Мы уверены, что они, как и другие наши коллеги из преследуемых организаций, будут продолжать свою работу даже и в самых трудных обстоятельствах.

От имени Международного Мемориала
Арсений Рогинский, председатель Правления

22 июля 2014 года
О внесении Правозащит​ного центра «Мемориал» в реестр «иностранных агентов»

21 июля 2014 года Министерство юстиции РФ внесло в «Реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента» еще пять правозащитных общественных объединений. В их числе – Правозащитный центр «Мемориал», базовая мемориальская организация в этой области.

Мы убеждены, что эти организации, как и все ранее внесенные против их воли в этот реестр, действуют исключительно в интересах России, поскольку эффективно помогают защищать права граждан от посягательств государственных чиновников.

Насильственное внесение их в реестр «иностранных агентов» – попытка воспрепятствовать этой деятельности.

Вместо борьбы с нарушениями прав граждан государство ведет войну с теми, кто выявляет эти нарушения.

Такая практика (включая само употребление термина «иностранный агент») уже была испробована в советское время и ни к чему хорошему не привела.

Нынешние принятые в чрезвычайном порядке нормы об «иностранных агентах» направлены не на решение реальных проблем, стоящих перед страной, но лишь на ослабление гражданского общества России.

Нам остается вновь повторить то, что мы говорили последние два года, с момента внесения закона об «иностранных агентах» в Госдуму: этот закон позорит Россию, он не подлежит улучшению или исправлению и должен быть отменен.


16 мая 2014 года
Об ущемлении прав крымских татар

16 мая 2014 года руководство Крыма издало указ о запрете любых массовых мероприятий в Крыму до 6 июня. Мотивами объявлены «устранение возможных провокаций со стороны экстремистов» и возможный «срыв курортного сезона».

Однако совершенно очевидно, что подлинной и единственной причиной является нежелание допустить митинг крымскотатарского народа, намеченный на 18 мая.

18–20 мая 1944 года все крымские татары, проживавшие в Крыму, – более 180 тысяч человек, главным образом женщины, старики и дети (большинство мужчин в этот момент были на фронте), под дулами автоматов были согнаны в эшелоны и депортированы в Среднюю Азию. Многие погибли в пути и на спецпоселении.

Депортация крымских татар – тяжелейшее преступление сталинского режима.

В 1989 году тридцатипятилетняя борьба крымскотатарских активистов за возвращение в Крым завершилась победой, и народ начал возвращаться на свою родину.

С начала 1990-х каждый год 18 мая крымские татары проводят публичные митинги, посвященные памяти о самом трагическом эпизоде своей национальной истории.

Сегодня этот ставший традицией митинг впервые запрещен.

И это не единственное оскорбление, нанесенное новой властью крымскотатарскому народу.

В начале мая был запрещен въезд в Крым Мустафе Джемилеву – одному из самых авторитетных крымскотатарских лидеров, при Советской власти много раз арестовывавшемуся, проведшему около 15 лет в лагерях и ссылках за деятельность, направленную на возвращение крымских татар на родину.

Известны и другие сегодняшние несправедливости в отношении крымских татар.

Так выглядят на деле «дружба народов» и «межнациональное согласие», которые еще месяц-два назад сулили Крыму политические силы в Москве и Симферополе.

Кажется, что над крымскотатарским народом нависла угроза новых преследований, что власти делают все, чтобы спровоцировать столкновения и разжечь на полуострове межнациональную вражду. Это может кончиться трагически и для крымских татар, и для всего региона.

Мы требуем соблюдения прав крымских татар.
Мы требуем отменить запрет на проведение траурного митинга крымскотатарского народа 18 мая в Симферополе.
Мы требуем снять запрещение на въезд в Крым Мустафе Джемилеву.


1 марта 2014 года
Ввод войск на Украину – преступление

Решение о вводе российских войск на Украину – преступление. Не только против Украины; но и против России, против российской культуры и российской истории, против их неразрывной связи с историей и культурой Украины. Против будущего обеих наших стран.

Поводом для ввода войск названа «угроза жизни соотечественников». Мы знаем из опыта прошлого, что это обычное обоснование для агрессии. Это обоснование – ложное. Наоборот: ввод войск создаст угрозу для наших соотечественников – их станут воспринимать как представителей агрессора.

Еще не поздно одуматься.


24 февраля 2014 года
Преступление против правосудия

Неправосудный приговор, вынесенный в Замоскворецком суде по «Болотному делу», не вызывает удивления.

Но этот приговор обязывает нас кое о чем напомнить.

Власти – о том, что ее попытки такими средствами заглушить и разрушить общественный протест контрпродуктивны. События на Украине – пример того, к чему может привести последовательное игнорирование общественного мнения.

Исполнителям – о том, что, помимо ответственности заказчиков, существует их собственная ответственность. Те, кто взялся исполнять заказ власти, делали это не под угрозой расстрела, им, скорее всего, не грозил даже запрет на профессию. Следователи и судьи, сфабриковавшие «Болотное дело», совершили преступление против правосудия.


23 января 2014 года
О событиях в Киеве

В последние дни мирные протесты в столице Украины переросли в насилие с обеих сторон.

Ответственность за это лежит, прежде всего и более всего, на верховной власти Украины. Именно ее безрассудные действия раз за разом провоцировали обострение противостояния.

Первопричиной нынешнего кризиса стало внезапное радикальное изменение политического курса страны 21 ноября 2013 года. Такое изменение, – безо всякой попытки выяснить и учесть мнение народа по поводу этой перемены курса, без попытки хотя бы объяснить обществу происходящее, – немыслимо в демократическом государстве. Это не могло не привести к вспышке народного недовольства.

Ситуация резко обострилась из-за недопустимой и ничем не оправданной жестокости при разгоне «студенческого майдана» в ночь на 30 ноября.

Принятие пакета репрессивных законов 16 января 2014 года спровоцировало новую, гораздо более жесткую, волну протеста.

Эти законы, стремительно и с грубейшими нарушениями регламента принятые Верховной Радой, решительно меняют правовой ландшафт Украины. Не случайно многие наблюдатели назвали случившееся «де-факто государственным переворотом».

Теперь из Киева СМИ сообщают о многочисленных пострадавших с обеих сторон. Поступают сообщения о погибших – участниках протеста. Особую тревогу вызывают известия о том, что несколько человек были убиты из огнестрельного оружия, а один – забит до смерти...

Мы осуждаем насилие с любой стороны – как манифестантов, так и властей. Любое насилие ведет страну в пропасть.

Мы призываем как власти Украины, так и лидеров и рядовых участников протеста к прекращению насилия и поиску компромисса.

Мы считаем, что первым и безусловным шагом на пути к стабилизации должна стать отмена недавно принятых репрессивных законов.

Поиск согласия, очевидно, будет непростым. Мы призываем обе стороны конфликта привлечь к переговорному процессу посредников из числа авторитетных политических деятелей – лидеров других государств и/или руководителей межгосударственных организаций.


14 декабря 2013 года
О преследовании Антидискриминационного центра «Мемориал»

12 декабря Ленинский районный суд Санкт-Петербурга признал Антидискриминационный центр «Мемориал» – петербургскую общественную организацию, занимающуюся помощью представителям этнических групп, традиционно подвергающимся дискриминации (главным образом, цыганам), – «иностранным агентом» и обязал Центр зарегистрироваться в соответствующем реестре.

10 декабря, на встрече с правозащитниками в День прав человека Президент России сказал: «У власти и у правозащитного движения абсолютно одинаковые задачи». Спустя два дня, в День Конституции России, в ежегодном послании к Федеральному Собранию, он заявил, что «одним из приоритетов в совместной работе государства и общества должна стать поддержка правозащитного движения». Практически в тот самый момент, когда Президент выступал перед парламентом с этой речью, суд в Петербурге принял решение о фактическом уничтожении одной из самых эффективных правозащитных организаций России. Именно об уничтожении – потому что ни одна независимая общественная организация не согласится повесить на себя оскорбительный и лживый ярлык «иностранного агента».

Вряд ли можно более наглядно продемонстрировать расхождение слов и дел российской власти.

То, что произошло в Петербурге, – не случайность, а прямое следствие «закона об иностранных агентах». Этот закон был подготовлен и стремительно принят – по инициативе российского руководства – исключительно для борьбы с независимыми общественными организациями, противостоящими произволу на всех уровнях.

Пока этот закон не отменен – нет никаких оснований доверять успокоительным речам, независимо от статуса оратора.

Мы солидарны с нашими коллегами из АДЦ «Мемориал» и готовы вместе с ними противостоять антиконституционному закону и бороться за пересмотр вынесенного судебного решения.


15 ноября 2013 года
Закон «об иностранных агентах» невозможно исправить

Прошел год со времени вступления в силу пресловутого закона «об иностранных агентах», принятого Госдумой в авральном порядке и незамедлительно утвержденного Советом Федерации и Президентом.

За этот год ни одна независимая некоммерческая организация не стала регистрироваться в качестве «иностранного агента». Волна прокурорских проверок породила многочисленные судебные процессы по поводу применения этого закона на практике. Ожидается рассмотрение норм этого закона в Конституционном суде РФ и в Европейском суде по правам человека.

Вероятно, в связи с этим теперь многие должностные лица – от Президента до Генерального прокурора – говорят о необходимости внесения в него поправок, уточняющих используемые в законе дефиниции.

Мы полагаем, что никакие частные изменения не смогут исправить этот изначально неправовой и антиконституционный закон. Концепция закона «об иностранных агентах» по сути не исходит из принципа верховенства права. Не существует ни одной проблемы, которую бы этот закон решал. Цели его инициаторов были сугубо политическими и конъюнктурными, а его формулировки вносят заведомо очевидную правовую неопределенность.

Основанием для избирательного и дискриминационного выделения тех или иных организаций из ряда других публичных акторов не могут быть ни источники финансирования (если эти источники не запрещены законом), ни характер деятельности (при отсутствии в ней доказательно выявленных правонарушений), ни принадлежность организации к той или иной организационно-правовой форме ассоциаций граждан.

Все некоммерческие организации – получатели средств как из российского бюджета, так и от частных спонсоров и фондов, отечественных или зарубежных, – так или иначе влияют на общественное мнение с целью добиться позитивных, с их точки зрения, изменений в стране.

И все они, если их действия нарушают закон, должны нести ответственность.

Закон же «об иностранных агентах» предусматривает противоположный порядок и фактически вводит презумпцию виновности искусственно выделенной группы организаций – до и вместо оценки их деятельности по ее содержанию и последствиям.

Намеренная нечеткость формулировок и юридическая безграмотность определений открывают широкие возможности для произвола. Это ведет к разрушению правовых основ демократического современного государства. Практика применения этого закона многими российскими судами дает дополнительные доказательства несовместимости закона с правом и здравым смыслом. Дело порой доходило до абсурда, когда политической деятельностью признавалось участие в написании доклада о ситуации с правами человека, ведение дел в судах, или даже требуемая законом публикация отчета о собственной деятельности.

Этот закон не подлежит исправлению. Любые поправки, даже сделанные с самыми лучшими намерениями, предполагают сохранение сути его концепции и способствуют дальнейшему закреплению неконституционных и антиправовых подходов в российском обществе и государстве.

Единственный выход из этой ситуации – скорейшая отмена закона «об иностранных агентах».


2 июля 2013 года
Политический процесс по «Болотному делу»: возвращение в прошлое

В Москве начался судебный процесс по «массовым беспорядкам» на Болотной площади 6 мая 2012 года.

Вряд ли это событие привлекло бы к себе сколько-нибудь серьезное внимание, если бы это действительно был рутинный процесс над участниками столкновений демонстрантов с полицейскими. Такие столкновения случаются в любой стране. В демократических странах, если эти столкновения не повлекли за собой тяжких последствий, они, как правило, не рассматриваются как серьезное правонарушение, ибо право граждан на манифестации считается приоритетным.

6 мая 2012 года не произошло ничего, что заслуживало бы названия «массовых беспорядков» – ни с юридической, ни с обывательской точки зрения. Не было ни всерьез пострадавших полицейских, ни разбитых витрин, ни перевернутых автомобилей, ни попыток применения оружия со стороны демонстрантов. Обществу не представлены сколько-нибудь убедительные доказательства злонамеренности и умышленности действий манифестантов. Зато свидетельств непрофессиональных действий самой полиции, приведших к стычкам, неадекватного применения полицейскими силы – сколько угодно.

В ходе расследования Следственный комитет сразу же и категорически стал на сторону полиции. Пристрастность следствия, преувеличенная квалификация событий следственными органами, толпы следователей, расследующих заурядную стычку, неадекватные меры пресечения, избранные судом, – все это само по себе заслуживает пристального внимания общественности.

Но у «Болотного дела» есть еще один зловещий аспект, напоминающий о трагическом прошлом нашей страны: поиски «заговора».

Вопреки очевидности и здравому смыслу следователи пытаются «слепить» групповое дело, обнаружить заговор там, где его нет и в помине. В худших отечественных традициях они разыскивают в событиях 6 мая «зарубежный след» – и находят: оказывается, это враждебная Грузия за головокружительную сумму в 30 тысяч долларов собиралась свергнуть российскую власть. Эту неуклюжую стряпню, к которой, несомненно, приложили руку и наследники Дзержинского-Андропова, беззастенчиво и массированно рекламируют правительственные СМИ.

Все это заставляет думать, что «Болотный процесс» следует рассматривать не как обычное уголовное разбирательство, а как политический процесс. Политическая мотивация действий демонстрантов очевидна и сама по себе не создает для них иммунитета от судебного преследования, если они в самом деле преступили закон. Но политическая мотивация очевидна и в действиях правоохранительных органов – а это уже категорически недопустимо. Справедливый суд должен был бы освободить подсудимых и прекратить дело уже по одному тому, что следствие велось недобросовестно и пристрастно, не в интересах права, а в интересах власти.

К сожалению, все происходившее до сих пор в рамках «Болотного дела» не дает оснований надеяться на справедливый суд.

Но при любом исходе, этот процесс продемонстрирует стране и миру, какое государство выстроено сегодня в России – правовое или полицейское.


30 октября 2012 года
Россию толкают на привычный и трагический путь

38 лет назад, 30 октября 1974 года, узники мордовских и пермских лагерей, а также Владимирской тюрьмы впервые отметили голодовками и другими акциями протеста День политзаключенного в СССР.

Сегодня мы отмечаем 30 октября не только как День памяти жертв политических репрессий, но и как День политзаключенного, – уже в современной России.

События последних недель показывают, что в диалоге с оппозицией российская власть намерена использовать главным образом язык репрессий – арестов, судов, лагерей. Вновь, как в 20–30-е годы, востребован опыт фабрикаций политических процессов. Снова в ходу заклинания про «иностранных агентов». Востребован оказался и и свежий «кавказский» опыт похищения людей и секретных тюрем.

Россию вновь толкают на привычный и трагический путь.

Мы не апеллируем к чувству исторической ответственности наших государственных лидеров – они, по-видимому, лишены этого чувства. Мы не взываем и к чувству самосохранения российской властной элиты – для того, чтобы это чувство заработало, необходимо хотя бы приблизительное понимание реальности, а это понимание у нынешней элиты, в общем и целом, отсутствует.

Мы обращаемся к обществу, надеясь на его гражданскую зрелость. У нас нет готового рецепта, как не допустить сползания России к новым виткам революций и государственного терроризма. Мы должны сообща искать формы противодействия безумным и самоубийственным шагам, предпринимаемым властью. Единственное, к чему мы считаем необходимым призвать все общественные силы, независимо от их политической ориентации, – это к безусловному отказу от насилия во всех его формах. К спокойствию, мудрости и стойкости.

Мы в состоянии защитить свободу, опираясь на право, а не на силу.


17 октября 2011 года
О приговоре Юлии Тимошенко

Два дня назад в интернете был опубликован приговор, вынесенный Юлии Тимошенко, бывшему премьер-министру Украины, Печерским районным судом города Киева 11 октября 2011 года.

Не имея возможности дать обстоятельную юридическую оценку этому приговору, мы, тем не менее, считаем необходимым заявить следующее.

Уголовное преследование государственных политических деятелей, не находящихся у власти, за те или иные решения в сфере управления, принятые ими в период нахождения у власти, требует со стороны суда особой осторожности в определении умысла, состава преступления, ущерба и т. д., а также в определении меры наказания. Особое внимание при этом должно быть уделено соблюдению права на справедливый суд.

Доступные общественности сведения о характере инкриминируемого Ю. Тимошенко преступления, жестокость и необоснованность меры пресечения и вынесенного приговора, многочисленные нарушения стандартов справедливого судопроизводства в ходе процесса приводят нас к выводу о политической мотивации уголовного преследования и квалификации его как политической расправы. Опубликованный приговор даже не содержит полного описания состава преступления, вменяемого Ю. Тимошенко.

«Мемориал» выражает протест против использования судебных механизмов в политических целях, требует отмены приговора и освобождения Юлии Тимошенко.


23 марта 2011 года
Премьер-министр и спасение души

22 марта 2011 года премьер-министр России Владимир Путин на пресс-конференции в столице Словении Любляне заявил: «... Мы сейчас должны думать... о жертвах, количество которых приумножается и в результате гражданской войны, которая по существу сейчас идет в Ливии, и в результате нанесения ракетных и бомбовых ударов по территории этой страны. Мы все должны думать именно об этом, прежде всего... Но, конечно, об этом должны, в первую очередь, думать те, кто причастен к этой трагедии. Думать об этом и молиться за спасение своей души».

Вернемся на одиннадцать-двенадцать лет назад. Путин тогда тоже был премьер-министром и исполнял обязанности президента.

7 октября 1999 года при бомбардировке села Элистанжи погибли более 30 мирных жителей, в том числе женщин и детей, десятки ранены.

21 октября 1999 года в результате ракетного удара по центру Грозного погибли более 100 человек, ранены более 200 человек.

29 октября 1999 года при бомбардировке колонны беженцев у чеченского села Шаами-Юрт, согласно официальным (явно заниженным) данным, погибли 16 и были ранены 11 мирных жителей.

В тот же день артиллерийскому обстрелу подверглась колонна беженцев, двигавшаяся от села Петропавловское к станице Горячеисточненской. Погибли не менее 23 человек, еще 7 впоследствии скончались в больнице.

4–7 февраля 2000 года при обстреле села Катыр-Юрт погибли более 100 человек. Только по официальным (явно заниженным) данным, погибли 43 и ранены 53 мирных жителя.

5 февраля 2000 года в ходе «зачистки» села Новые Алды и прилегающих кварталов Грозного расстреляны 56 мирных жителей, включая женщин, стариков и ребенка. Это зафиксировано в материалах уголовного дела.

Вот лишь некоторые примеры из громадной череды преступлений против мирного населения Чеченской Республики.

Выступая в 2011 году в Любляне, Путин, видимо, совсем забыл не только о том, что творилось в его собственной стране, но и о своей причастности к тем трагическим событиям. Может быть, премьер-министру стоит для начала помолиться о спасении собственной души?


31 декабря 2010 года
Авторы приговора Ходорковскому и Лебедеву не верят в существование суда истории?

Хамовнический суд Москвы вынес приговор Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. Жестокий, несправедливый и неправосудный приговор.

Все, что можно сказать по этому поводу, уже сказано. Осталось сказать одно: это не последняя инстанция.

Мы имеем в виду не Московский городской суд, не Верховный суд России и даже не Европейский суд по правам человека в Страсбурге. Мы имеем в виду суд истории.

Авторы приговора Ходорковскому и Лебедеву – истинные авторы этого приговора – подобно своим советским предшественникам, не верят в существование суда истории.

Напрасно. Очень вероятно, что он может состояться еще при их жизни.


21 декабря 2010 года
О ситуации в Белоруссии

Причина событий в Минске 19-20 декабря очевидна: выборы в Белоруссии утратили содержание и смысл.

Смысл выборов не сводится к техническим процедурам опускания бюллетеней в урны и подсчета голосов – хотя и эти процедуры усилиями белорусских властей превратились в инструменты фальсификации.

Смысл выборов – в обеспечении честной конкуренции различных политических и экономических программ разных политических сил. Это процесс, для которого необходимы, как минимум, свобода объединений, свободные средства массовой информации и равный доступ объединений и кандидатов к этим СМИ. Ничего этого в Белоруссии нет.

Действующая в Белоруссии власть, обеспечивая свою несменяемость, на протяжении многих лет последовательно уничтожает пространство политической конкуренции. Не оставляя людям иной возможности выражения своего мнения, власть вынуждает их выходить на улицы и площади. Ответственность за события 19-20 декабря несут белорусские власти, превратившие выборы в фарс.

Мы требуем немедленного освобождения всех политических оппонентов белорусских властей, в том числе задержанных в ходе протестных митингов и шествий в последние дни.


17 сентября 2009 года
К 70-летию 17 сентября 1939 года

23 августа – 1 сентября – 17 сентября – эта триединая дата навеки соединила имена двух диктаторов. Договор между Сталиным и Гитлером и последовавшие за этим договором события – вторжение в Польшу сначала Вермахта, а затем и Красной Армии – относятся к числу самых позорных страниц европейской истории.

Аморальность пакта Молотова-Риббентропа была очевидна с самого начала, даже для большевистского руководства. Не случайно дополнительные протоколы к нему были засекречены, а само их существование в течение пятидесяти лет яростно отрицалось советской властью.

Даже если бы пакт и секретные протоколы к нему остались на бумаге и не имели никаких политических последствий, они все равно были бы аморальны: разговор о разграничении «сфер влияния» и «зон интересов» – это разговор двух хищников, опирающихся на силу и не уважающих свободу народов. Но пакт от 23 августа имел политические последствия. Среди этих последствий – раздел территории довоенной Польши между Третьим Рейхом и Советским Союзом, утрата независимости тремя балтийскими странами, агрессивная война против Финляндии, за которую СССР в 1939 году был исключен из Лиги Наций. Массовые «чистки» и депортации на присоединенных к СССР территориях – это тоже последствия пакта.

Попытки возложить вину за эти преступления на советский народ и, тем более, на современную Россию – несостоятельны. Население СССР понятия не имело, что так называемый «договор о ненападении» на самом деле был пактом о разделе Восточной Европы. Советские граждане не стремились ни к «расширению жизненного пространства», ни к порабощению соседних народов. Они не подписывали и не одобряли секретные протоколы – они просто не знали о них. Ответственность за резкое изменение политики в отношении гитлеровской Германии, за переход к «дружбе, скрепленной кровью», лежит не на народе, а на Сталине и его компаньонах по Политбюро. Не народ, а Сталин с 1939 по 1941 год был добросовестным партнером Гитлера. Народам же Советского Союза пришлось исправлять последствия преступной политики Сталина – ценой десятков миллионов жизней и немыслимых лишений.

Дать точную оценку сталинской внешней политике 1939–1941, раскрыть всю правду о ней – это долг России перед самой собой, перед миром, перед будущими поколениями.

Все это вещи очевидные и общеизвестные. Однако, как ни удивительно, в России появляется все больше политиков, которые оправдывают партнерство Сталина с Гитлером в 1939–1941. Накануне 70-летия начала Второй мировой войны российские телеканалы, да и некоторые государственные чиновники устроили масштабную пропагандистскую кампанию по оправданию советско-германского пакта от 23 августа 1939 года.

Попытки создать из реальной отечественной истории гламурную картинку – это средство с грехом пополам годится для внутреннего употребления. У внешнего мира такая картинка вызывает заслуженное неприятие. Чем дольше российские власти уклоняются от честных оценок прошлого – тем сильнее негативный эффект, тем больший урон наносится авторитету России, тем сильнее недоверие к сегодняшней России.

На этом фоне нельзя не приветствовать тот факт, что в недавней статье премьер-министра Российской Федерации Путина, опубликованной в польской «Газете Выборчей», пакт Молотова-Риббентропа назван «аморальным». Однако то, что в статье никак не упомянуты секретные протоколы и последовавшие за ними события, трагические для народов Восточной Европы, вряд ли способствует укреплению доверия между Россией и ее соседями.

Полуправда всегда коварна – и подчас оскорбительнее прямой лжи.

Именно взаимное недоверие сделало невозможной систему коллективной безопасности в Европе перед Второй Мировой войной.

В отличие от ситуации 70-летней давности, нынешнее недоверие в значительной мере основано на разных трактовках истории. Преодолеть это недоверие довольно просто: достаточно сказать правду до конца и полностью открыть для исследователей все материалы, хранящиеся в архивах разных стран и касающиеся предвоенной эпохи.

Пока это не сделано, все призывы к созданию новых систем коллективной безопасности – и, в первую очередь, призывы, исходящие от России, – не будут восприниматься всерьез.


16 сентября 2009 года
О преследованиях правозащитных организаций Казани

В Казани 20 июля правоохранительными органами парализована деятельность двух известных гражданских организаций – Межрегиональной правозащитной организации АГОРА и Казанского правозащитного центра. Под предлогом поиска налоговых и иных финансовых нарушений у них была изъята вся бухгалтерская документация.

После первого же допроса, состоявшегося 22 июля, стало понятно, что налоговые претензии – не более чем повод. Главный и, по существу, единственный интерес следствие проявляет не к правильности расходования средств, а к источникам финансирования организаций.

Это продолжение тенденции, которая обозначилась не вчера. Сложившееся в умах советских руководителей представление, что получение денег из-за рубежа уже чуть ли не является государственной изменой, оказалось долговечнее Советского Союза. Все чаще высокопоставленные чиновники и государственные СМИ пытаются изобразить правозащитников, получающих поддержку от зарубежных фондов, если не «пятой колонной», то «наймитами Запада».

Несомненно, в большинстве случаев это не искреннее заблуждение, а старый пропагандистский прием, позволяющий уйти от обсуждения конкретных фактов и проблем с помощью «обличительной» формулы: «Кто платит деньги, тот и заказывает музыку». Многократное повторение пошлой сентенции о деньгах и музыке пока не решило ни одной реальной общественной проблемы, но сама фраза нередко производит впечатление на тех, кто не представляет себе характер работы общественных организаций. Многим невдомек, что не фонды (будь то западные или отечественные) нанимают себе общественников-исполнителей для каких-то целей, а, напротив, общественные организации для своих собственных проектов ищут и выбирают спонсоров.

Правозащитные организации не могут зависеть от своих спонсоров – это было бы для них губительно. Они не могут зависеть от государственных денег – поскольку всегда и везде главным нарушителем прав граждан является государство. Во всем мире правозащитные организации опираются на негосударственное финансирование – это один из источников их независимости.

В России, к сожалению, источником поддержки для правозащитных, да и для многих других независимых общественных организаций, оказываются почти исключительно иностранные благотворительные фонды. Это не предпочтение самих гражданских организаций – это следствие обстановки, сложившейся в стране. Получать поддержку от отечественных спонсоров было бы прекрасно – но в сегодняшней России почти никто из серьезных бизнесменов не рискнет помогать правозащитным организациям без одобрения властей.

До последнего времени об одобрении правозащитной деятельности властью нечего было и думать. Сейчас как будто наметились изменения – президент Медведев публично произнес слова о важности и необходимости работы правозащитников, хотя она и доставляет неудобства властям.

Похоже, однако, что российские чиновники не верят в искренность президента. Похоже, они думают, что его слова – это просто ритуальные фразы для западных партнеров. Во всяком случае, такое впечатление производят события, происходящие в Казани.

Мы со своей стороны убеждены, что подлинные интересы страны представляют не квазипатриоты – борцы с «иностранным влиянием», а правозащитники, которые помогают гражданам защищать права от произвола отечественных чиновников. Именно это весьма успешно делают Межрегиональная правозащитная организация АГОРА и Казанский правозащитный центр.

Мы возмущены изъятиями документов в правозащитных организациях Казани и требуем их немедленного возвращения. . Мы выражаем солидарность нашим коллегам. Мы надеемся, что в ближайшее время они смогут вернуться к систематической работе.


24 июля 2009 года
По поводу реакции руководства Федерального Собрания РФ на резолюцию Парламентской Ассамблеи ОБСЕ «Воссоединение разделенной Европы: поощрение прав человека и гражданских свобод в регионе ОБСЕ в XXI веке»


Совместное заявление советов палат Федерального собрания Российской Федерации от 7 июля 2009 года – документ поразительный. Создается впечатление, что авторы этого заявления вообще не читали принятую несколькими днями ранее резолюцию Парламентской ассамблеи ОБСЕ, которую так решительно критикуют.

В резолюции нет ничего, что можно было бы интерпретировать как «попытки забыть неудобные факты». Напротив, в ней содержится призыв «ко всем государствам-участникам открыть свои исторические и политические архивы».

Ни одним словом резолюция не задевает память миллионов советских солдат, павших в борьбе с нацизмом. Осуждение преступлений сталинского режима никоим образом не может оскорбить воинов, освобождавших Европу от нацизма, – они не были ни собственностью этого режима, ни частью его. И защищали они свою страну, свою Родину, а не сталинский режим.

Резолюция не содержит даже тени намека на реабилитацию нацистских преступников.

Сталинский и нацистский режимы ставятся в резолюции «на одну доску» в одном-единственном отношении: оба эти режима совершали тягчайшие преступления против социальных, конфессиональных и многих других групп, против целых народов. Эта оценка сомнений не вызывает. Сталинский и нацистский режимы были бесчеловечными и террористическими – народы России, как и многие народы Европы, испытали это на себе в полной мере.

ОБСЕ поддержала предложение Европейского парламента объявить 23 августа Днем памяти жертв обоих режимов. О выборе конкретной символической даты можно и должно спорить. Например, с нашей точки зрения, подписание в этот день советско-германских секретных протоколов 1939 года, посвященных разделу сфер влияния в Восточной Европе (о самих этих протоколах в заявлении палат – ни звука), – не первое, не единственное и даже, возможно, не самое страшное злодеяние сталинского и гитлеровского режимов. Соловки и Колыма, «раскулачивание», следствием которого стал голод 1932-1933 гг., Большой террор, Дахау, Бухенвальд, «Хрустальная ночь», нюрнбергские расовые законы – все это было до августа 1939-го. Да и предыстория Второй мировой войны не сводится только к 23 августа 1939 года – вряд ли у кого-то на этот счет есть сомнения.

И, тем не менее, выбор 23 августа в качестве дня памяти имеет свои резоны. Соглашение двух диктаторов о разделе между собой целого региона для многих людей было и остается ярчайшим образцом аморальной и циничной политики, символом преступлений обоих тоталитарных режимов, совершенных совместно и порознь.

Сегодня, спустя многие десятилетия, еще не вся правда об этих преступлениях сказана. Многие из этих преступлений до сих пор не получили должной историко-правовой оценки.

Руководителям парламента России – страны, едва ли не больше всех пострадавшей и от нацизма, и от сталинизма, – вместо того, чтобы искать «антироссийские выпады» там, где их нет и в помине, следовало бы озаботиться проблемами увековечения памяти жертв нацизма и сталинизма, проблемами открытия архивов, хранящих документы о государственном терроре, а также – вместе с парламентариями других европейских стран – содействовать общественному осмыслению преступлений тоталитарных режимов и преодолению их последствий.


12 мая 2009 года
К процессу по делу о выставке «Запретное искусство»

В связи с возобновлением судебного процесса по делу о выставке «Запретное искусство» считаем необходимым заявить, что вне ависимости от нашего отношения к эстетическим достоинствам или недостаткам данной выставки, процесс против ее организаторов вызывает у нас возмущение.

Тот факт, что это «дело» не только возбуждено, но и передано в суд и даже принято к рассмотрению, свидетельствует как о глубоком неблагополучии со свободой мнений в России, так и о плачевном состоянии отечественной юстиции. Похоже, что печальный опыт ХХ века, – от «борьбы с формализмом» и разгрома генетики до скандала в Манеже и «бульдозерной» выставки, – до сих пор не осознан, и уроки не усвоены.

Для любого человека, знающего историю – и здесь примером может быть история практически любой страны – сегодня очевидно, что вопросы интерпретации произведений искусства так же не могут входить в компетенцию какого-либо суда, как и вопрос о существовании либо несуществовании Бога. Юридическая процедура в таких сюжетах неуместна и бессильна.

Несомненно, те, кто затеял этот процесс, руководствуются вовсе не христианской любовью к ближнему, а ненавистью к инакомыслию. Будь их воля, они бы уничтожили изрядную часть мирового культурного наследия, да и собрание сочинений Пушкина укоротили бы на пару томов.

Мы все же надеемся, что Конституция РФ им не по зубам и что это дело, позорящее Россию, будет прекращено за отсутствием события преступления.